Узбекистан: права человека в обмен на мнимую безопасность

24.06.2016

Соблюдение прав и свобод человека и их неприкосновенность — один из важнейших принципов, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека и закрепленных во многих международных документах и призванных обеспечить его незыблемость и стабильность. На основе Декларации были разработаны многие основополагающие законы в различных странах мира, в том числе и Конституция Республики Узбекистан — закон, имеющий высшую юридическую силу в стране, правовой акт, посредством которого «народ Узбекистана подтвердил свою приверженность идеалам демократии и социальной справедливости и, признавая приоритет общепризнанных норм международного права, в качестве главной задачи поставил перед собой создание гуманного демократического правового государства». С утверждений этих принципов начинается ее преамбула.

Ни для кого не секрет, что во многих странах мира, в том числе и в странах бывшего Советского Союза, принципы международного права лишь декларируются, но не исполняются. Однако, ближе познакомившись с повседневной жизнью Узбекистана, начинаешь понимать, какая ужасная пропасть лежит между прекраснодушными декларациями и реальностью, с какими нарушениями прав человека каждый день приходится сталкиваться узбекским гражданам в их собственной стране.

Месяц назад я впервые побывал в Узбекистане в рамках одной из полевых правозащитных миссий. С одной стороны, в моей памяти осталась солнечная страна, потрясающие памятники архитектуры, красивые и очень открытые люди. С другой – репрессивное государство, основанное на страхе и немом послушании граждан, государство идеологической цензуры и узурпированной власти.

Так совпало, что приехал я туда накануне саммита ШОС (Шанхайской организации сотрудничества) – международной организации, куда входят Китай, Россия, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан, цель которой, согласно ее уставу, – укрепление стабильности и безопасности в регионе ШОС, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком. Однако именно в Узбекистане за последние несколько лет крайне устрашающими выглядят факты несоблюдения основных прав человека именно в контексте так называемой «борьбы с терроризмом и экстремизмом»: республика фактически приобрела статус закрытой страны, внутри которой установлен очень жесткий контроль за всеми сферами деятельности ее граждан, вплоть до духовной. В страну запрещен ввоз любой религиозной литературы без разрешения специальных органов, трудовые мигранты, проведшие за границей более трех лет, автоматически попадают в «разработку» спецслужб как потенциальные террористы и после возвращения на родину подвергаются допросам и давлению со стороны спецслужб, их родственники лишаются возможности устроиться на работу в государственные органы. Любой, кто собирается уехать за границу (неважно, на работу или на отдых), должен сперва получить разрешение на выезд, которое могут и не дать, если кто-то из твоих родственников, например, работает в России или просто был заподозрен в так называемой «экстремистской деятельности».

В связи с этим я опасался, что меня развернут прямо в ташкентском аэропорту, поэтому я даже не взял с собой ноутбук и вообще ничего, что могло бы стать поводом для каких бы то ни было подозрений. На границе мне пришлось сказать, что я просто турист, и это сработало. Обыскав меня с ног до головы и убедившись, что я не ввожу в страну религиозную литературу, наркотики и взрывчатку, пограничник расписался в моей декларации и пожелал всего хорошего.

Уже на следующий день у меня было запланировано несколько встреч, но ни одна из них не состоялась. Мои потенциальные респонденты ни в какую не шли на контакт. Лишь позднее я узнал, что, возможно, мне даже повезло. «Ты мог бы, конечно, с кем-то из них поговорить, и, возможно, тебе бы даже ответили на какие-то вопросы, однако будь уверен, что сразу же после встречи все эти люди побежали бы в «Большой дом» сдавать тебя с потрохами. У них просто нет выхода. Тут все под присмотром», – сказал мне один знаток местной жизни. «И не вздумай упоминать о том, что ты правозащитник, в гостинице. Если кто-то из персонала узнает или услышит, что ты задаешь кому-нибудь странные вопросы, тебя немедленно сдадут. Управляющие абсолютно всех гостиниц, хостелов или домов отдыха должны докладывать о своих гостях», – добавил он. И подтверждение его словам не заставил себя долго ждать. Первое же мое замечание о странностях в работе банков повергло управляющую моего хостела в шок. Она в ужасе прошептала: «Тихо! Нельзя у нас тут такое говорить! Вы что, с ума сошли?!»

Правило для работников гостиницы заключается в следующем: в течение пяти дней они обязаны предоставить отчет о постояльцах в Службу национальной безопасности. Даже если все было в порядке, отчет все равно должен лежать на столе у соответствующего куратора. Непредставление отчета влечет вызов на разговор с дальнейшим лишением лицензии на осуществление гостиничного бизнеса, и это еще самое безобидное, что может произойти. Хуже будут последствия, если выяснится, что кто-то из гостей на самом деле представляли собой какую-то угрозу, а гостиничный работник этого не заметил.

Еще об одном ограничении мне рассказал администратор гостиницы: в Узбекистане с недавних пор была запрещена регистрация приезжих частными лицами. Действовало это правило, как он сказал, только в преддверии саммита ШОС, однако менее абсурдным от этого не стало. Согласно действующему в Узбекистане миграционному законодательству, иностранный гражданин обязан зарегистрироваться по месту пребывания в течение трех дней со дня прибытия. Количество туристов, приезжающих посмотреть на древние медресе и останки империи Амир Темура, ежедневно исчисляется сотнями, а мест для размещения в гостиницах крайне недостаточно. При мне несколько иностранцев вынуждены были покинуть Узбекистан, так и не успев посмотреть на его красоты, только из-за того, что заранее не знали об этом правиле и планировали остановиться у своих друзей, а потом не смогли нигде зарегистрироваться, так как гостиницы были переполнены.

Ко всем этим драконовским и совершенно абсурдным правилам впоследствии прибавилось и еще одно: за несколько дней до проведения саммита кабинетом министров было издало негласное распоряжение о закрытии границ Узбекистана для въезда и выезда – на 10 дней, и это при том, что сам саммит длился всего два дня – с 23 по 24 июня. О причинах такого решения не говорилось, однако можно предположить, что основной его целью было обеспечение безопасности участников саммита.

Так как большинство желающих въехать или выехать в те дни ни о каком распоряжении не знали, на сухопутных контрольно-пропускных пунктах образовались многокилометровые очереди, у пунктов проверки паспортов была давка. А жара, отсутствие отхожих мест и доступа к питьевой воде и еде превратили переход границы в настоящую пытку. Узбекские граждане, возвращавшиеся из путешествий или трудовой миграции, не могли вернуться домой и вынуждены были в течение 10 дней искать приют в близлежащих к границам городах. Общее число не допущенных на въезд в Республику Узбекистан в эти дни, по предварительным данным Пограничного контроля СНБ РУ, достигло 175 тысяч человек, среди которых 123 тысячи – граждане Узбекистана. По словам очевидцев, в один из дней на границе с Казахстаном наблюдалось скопление от 50 до 65 тысяч человек, в основном трудовых мигрантов, выезжающих именно в это время большими группами в Россию и Казахстан на заработки. Были и те, кто ехал с детьми, стариками, людьми, нуждающимися в медицинской помощи.

Все это, видимо, не волновало ни организаторов саммита, ни его других участников. Ведь борьба с терроризмом и укрепление стабильности «намного важнее» проблем обычных людей, и уж тем более важнее каких-то пресловутых прав человек, о которых на этом саммите, надо особо отметить, не было сказано ни слова. И это при том, что проблемы, которые затрагивает деятельность ШОС, напрямую касаются соблюдения прав человека именно в контексте антитеррористической и антиэкстремистской истерии, которая за последние несколько лет приобрела в Узбекистане невероятные масштабы.

Не сказали об этом и в средствах массовой информации – решили, наверное, что люди к нарушениям прав человека в Узбекистане уже привыкли и такими новостями никого не удивишь. Вместо этого некий Центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» опубликовал результаты экспресс-опроса, согласно которому «надежды и ожидания, связанные с саммитом ШОС в Ташкенте, оправдались у 97,6 процента граждан Узбекистана». Но даже эти придуманные цифры и опрос «мертвых душ» не идет в сравнение с тем, что на этот невероятный случай совершенно не отреагировало международное сообщество, хотя такие действия нарушают права граждан многих других стран, не говоря о том, что провоцируют нарушение миграционного законодательства других стран, вынуждая людей, у которых, вполне возможно, подходил к концу срок пребывания, оставаться в них нелегально.

Такая пассивность, конечно же, играет только на руку организациям, подобным ШОС, и странам, входящим в такие структуры, которые под прикрытием заботы о «безопасности» подавляют свободу людей и ограничивают их в правах. Без адекватного реагирования на подобные действия со стороны международного сообщества такие организации продолжат наращивать свою мощь и влияние, что самым негативным образом скажется на и так ужасной ситуации с правами человека в этих странах.

Сергей Михеев

Все отчеты Все публикации