Нарушение прав детей в РФ на сексуальную неприкосновенность

26.10.2016
This post is also available in: Английский

Заявление Антидискриминационного Центра «Мемориал» о соблюдении Российской Федерацией Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии

5 октября, 2016

 

В Российской Федерации приняты ограничительные законы, направленные на защиту детей от так называемой вредной информации. Ограничения касаются информации о сексуальности, суициде, наркотиках и насилии. Однако в действительности как формулировки закона о защите детей от вредной информации, так и его применение ограничивают важные права детей, а не защищают их. Наиболее известный пример такого ущемления прав – запрет на предоставление детям какой бы то ни было информации о правах ЛГБТИ, в результате чего ЛГБТИ-подростки оказываются в изоляции, сталкиваются с травлей и отчуждением. Как признает российское правительство в докладе КПР ООН, закон о защите детей от вредной информации был предложен Россией в качестве «модельного закона» для стран СНГ и, очевидно, Россия навязывает другим государствам введение подобных законов, нарушающих права детей.

Должностные лица, ответственные за защиту прав ребенка в России, иногда открыто призывают к нарушениям прав детей. Так, сенатор Елена Мизулина выступает за декриминализацию домашнего насилия, объясняя, что новая редакция статьи 116 УК (введение уголовной ответственности за побои в отношении близких лиц) носит дискриминационный характер по отношению к членам семьи и противоречат основным задачам государственной семейной политики, направленной на поддержку, укрепление и защиту семьи: «Все это легализует ювенальную юстицию, то есть необоснованное вторжение в семейные дела. Поскольку уголовное дело теперь можно возбуждать по любому поводу – ссадина, синяк у ребенка станут хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей» (28.06.2016, выступление в Совете Федерации).

В уголовном кодексе Российской Федерации нет специальной статьи, запрещающей сексуальную эксплуатацию, а есть лишь общий запрет торговли людьми (и в том числе детьми), где сексуальная эксплуатация упоминается в качестве одной из ее возможных форм, наряду с рабским трудом. Количество дошедших до суда дел о сексуальной эксплуатации несовершеннолетних невелико, однако социальные работники учреждений, куда поступают дети – жертвы сексуальной эксплуатации, знают, что в каждом большом городе таких детей – тысячи: «Мы не способны помочь всем детям, удерживаемым в больших публичных домах. Эти заведения «крышует» полиция или Федеральная служба безопасности. Даже если бы я могла убедить какого-то полицейского пойти туда, чтобы спасти детей, которых держат в таком месте, они бы немедленно получили звонок от начальства и приказ не вмешиваться».

Есть много свидетельств того, что жизнь в колонии для несовершеннолетних еще хуже, чем жизнь в тюрьмах и лагерях для взрослых. Власти колонии используют так называемый «актив» сотрудничающих с ними заключенных для подавления остальных. Худшее наказание для мальчиков в колониях – сексуальный абьюз и изнасилования, которые часто практикуются во всех российских тюрьмах как способ подавления и сегрегации заключенных. Сексуальный абьюз и изнасилование в сообществах заключенных мужчин имеют особое значение: те, кто хотя бы один раз подвергся абьюзу, навсегда становятся изгоями, они должны использовать специальную посуду, сидеть за отдельными столами и терпеть постоянные оскорбления и унижения. Администрация де-факто поддерживает эту сегрегацию.

Проблемы существуют и в закрытых учреждениях для детей, таких как детские дома и интернаты для детей-инвалидов, психиатрические больницы: есть свидетельства различных форм эксплуатации, включая сексуальную эксплуатацию. Известны случаи, когда детей из детских домов использовали для сексуальных услуг.

Дети-мигранты попадают в Россию либо вместе с родителями – трудовыми мигрантами, либо будучи вовлеченными в торговлю людьми. Дети трудовых мигрантов находятся в безопасности, пока их родители работают в России на законных основаниях, они ходят в школу и живут в семье, однако, если родителей депортируют или выдворяют из России и дети остаются в стране одни, они подвергаются высокому риску стать жертвами принуждения к проституции. В больших городах существуют сотни дешевых борделей, в которых эксплуатируют, в основном, девушек из Центральной Азии, а их клиентами часто становятся трудовые мигранты из тех же стран. Журналистские расследования выявили, что, в частности, некоторые девушки из Узбекистана и Кыргызстана – секс-работницы в таких борделях – были младше 18 лет.

Дети из отдаленных регионов, таких как Африка или Юго-Восточная Азия, перевозятся в Россию намеренно с целью сексуальной эксплуатации. Иногда группы детей, ставших жертвами трафика, перехватывают на границе, но взрослых, сопровождающих такие группы, почти никогда не находят и не арестовывают. Детские приюты принимают детей, ставших жертвами торговли людьми и сексуальной эксплуатации; среди них, как правило, дети из Камеруна, Нигерии и Вьетнама. Эксперт по проблеме торговле людьми пояснил: «Издалека выгоднее привезти детей, так как они стоят дороже, чем взрослые. Самые дорогие – девственницы и маленькие мальчики. Сексуальная эксплуатация может начаться практически с любого возраста, иногда используют даже 3-летних. Большинству сексуально эксплуатируемых иностранных детей 13-15 лет».

АДЦ «Мемориал» считает, что законы, ограничивающие свободу слова и информации (такие, как закон о защите детей от вредной информации, об оскорблении чувств верующих, о запрете религиозной миссионерской деятельности не зарегистрированных государством групп в неутвержденных местах), должны быть пересмотрены и все неправомерные ограничения должны быть отменены, в то время как все формы насилия и жестокого обращения с детьми, в том числе домашнее насилие и нанесение побоев, должны быть запрещены и наказуемы.

Сексуальная эксплуатация должна рассматриваться как отдельное преступление и проблема: все бордели и места сексуальной эксплуатации детей должны быть закрыты, а организаторы проституции, как и их покровители в правоохранительных органах, должны быть привлечены к ответственности. Дети – жертвы сексуального насилия, эксплуатации и трафика должны бесплатно получать психологическую реабилитацию и социальную помощь, независимо от их гражданства и происхождения, они должны быть защищены от тех, кто может нанести им вред или использовать их снова, в то время как детям-мигрантам в уязвимом положении должна быть оказана государственная социальная поддержка и должно быть предотвращено их использование в проституции; детям, находящимся в миграции, должны быть гарантированы равные с другими детьми права, они должны без дискриминации получать образование, медицинскую и социальную помощь.

Борьба с детской порнографией должна быть сосредоточена на проблеме производства и распространения запрещенных продуктов, а не на закрытии отдельных веб-сайтов и интернет-страниц.

Важно защитить неприкосновенность детей в детских учреждениях: детских домах, интернатах, больницах, специальных школах и тюрьмах, в армии и военных учебных заведениях; активисты гражданского общества и родители должны участвовать в общественном контроле за соблюдением прав детей в закрытых учреждениях и должны иметь эффективные средства реагирования на все нарушения.

Особое внимание следует уделить проблеме сексуального насилия в исправительных колониях для несовершеннолетних: администрация таких колоний должна контролироваться независимыми наблюдателями, расследующими каждый случай сексуального насилия в отношении несовершеннолетних заключенных, и если факты будут доказаны, в отношении ответственных должностных лиц должны быть приняты жесткие меры. Региональные омбудсмены должны участвовать в регулярном контроле за ситуацией в детских тюрьмах, колониях и других учреждениях.

Все отчеты Все публикации