Традиционная дискриминация

23.11.2016

Несмотря на то, что, работая в АДЦ «Мемориал», я много занимаюсь нарушениями прав женщин, увиденное при посещении республики Таджикистан поразило меня: ведь одно дело знать о фактах нарушений прав человека, другое — быть свидетелем того, как множество женщин сталкивается с этим ежедневно в общинах, кишлаках, да и городах Центральной Азии.

Отец – глава традиционной семьи – решает, в кого из детей вложить имеющиеся небольшие средства (почти все семьи бедные, многие многодетные) и отправить учиться, а кто останется помогать по дому. Конечно, роль домохозяек отводится девочкам, в то время как на мальчиков как на будущих кормильцев, делаются основные ставки. В результате девочки либо не оканчивают школу, проучившись 4-7 классов, либо доучиваются до обязательного 9-го класса, после чего больше никогда не используют в жизни полученные знания. Нередко девочки по окончании школы не знают элементарных вещей – например, не умеют писать и читать. Одна из моих клиенток там – девушка за 20 лет – не могла даже поставить дату в документе, ее брат, помогал ей, сидя рядом, объяснял, как писать цифры, приговаривая: «Помнишь, как я тебя учил…».

Продолжить образование после школы для женщин еще сложнее – родители опасаются высших учебных заведений и не склонны позволять дочерям их посещать: «Я не хочу, чтобы моя дочь училась в университете в Таджикистане, боюсь, что ее заставят делать что-нибудь нехорошее», – говорил мне мать 11-летней девочки, которая хочет стать юристом. Ее саму родители выдали замуж рано, на вид ей около 30 лет, старший из троих детей учится в 6-м классе. Она говорит, что своих детей не будет рано женить и выдавать замуж, хочет дать всем образование и возможность выбрать самим, как сложатся их жизни.

Учеба женщин в ВУЗе наводит на подозрения о «непристойном поведении» и некоторые правительства центральноазиатских стран – в Туркменистане недавно студенткам запретили передвигаться по стране любыми видами транспорта, кроме самолета, а до того ввели ограничение на выход из общежития в выходные дни (только по специальному разрешению).

К сожалению, даже окончание высшего учебного заведения не становится ни залогом самостоятельности женщин, ни гарантией права выбора и принятия решений. Работать женщинам, вопреки их желанию, все чаще запрещают мужья – они так и остаются домохозяйками, занимающимися воспитанием детей. «Соседка окончила университет, знает несколько языков, но вышла замуж и теперь сидит дома с ребенком, муж не пускает ее на работу», – говорит собеседница.

От девочек, подготовленных лишь к ведению домашнего хозяйства, семьи стараются избавиться как можно раньше, поэтому часто их выдают замуж уже с 14 лет. С другой стороны, это выгодно и семьям женихов: дома появляется рабочая сила, а чем младше невестка, тем проще ее воспитать на свой лад.

Брак чаще всего официально никак не регистрируется, а заключается лишь в соответствии с мусульманским обычаем, «никох». С момента замужества женщины полностью подчинены мужу и его семье – ведь женщины, состоящие лишь в религиозном браке, живут в постоянном страхе развода по инициативе мужа, ответственность которого за семью нигде не регистрируется (как и сам брак). Мужья-мигранты могут запретить женам в их отсутствие выходить из дома, даже посещать врача в случае болезни.

В унизительном положении оказываются женщины, родившие девочек, тогда как в обществе много выше престиж сыновей. Порой мужья бросают матерей своих дочерей, заводят других жен. Одна из рожениц в больнице рассказала, что женщину, у которой родилась третья дочь подряд, муж попросту не забрал из роддома, не желая ее больше видеть. Домой брошенную женщину с младенцем увезла мать, в то время как другие роженицы собирали для нее деньги, сочувствуя ее положению.

Невестка должна угодить не только мужу, но и его матери. В противном случае старшая женщина может даже выгнать неугодную невестку из дома. После «развода» (который нередко совершается в форме звонка или смс от решившего сбежать мужа) брошенная женщина с малолетними детьми оказывается в родительском доме или вовсе без дома, без источников дохода. Отсутствие образования и опыта работы в условиях высокой безработицы в Таджикистане приводит к тому, что большинство брошенных женщин, испытывающих необходимость поиска средств для содержания себя и детей, вынуждены заниматься тяжелым физическим трудом. По утрам женщины убирают на улицах мокрый снег. Говорят, что мужчинам работать дворниками в Таджикистане непрестижно, другое дело — в Москве. Перспектива стать второй или третьей женой представляется не самой желанной, но все же считается немного лучшей, нежели самостоятельное одинокое существование. Все больше мужчин предпочитают многоженство, несмотря на растущую бедность и отсутствие возможности обеспечить жен и детей, что иногда приводит к тому, что мужья заставляют женщин зарабатывать, в том числе порой и оказывая секс-услуги.

Жизнь девочек и женщин в традиционных общинах видится безрадостной: детство рано заканчивается, потом беспрекословное подчинение мужчинам и старшим родственникам, многодетное материнство как единственный способ самореализации, обреченность на вынужденные меры для заработка, чтобы прокормить детей, необразованность и бедность – это замкнутый круг, из которого практически не видно выхода.

Осенью 2017 года власти Таджикистана должны предоставить отчет о положении женщин в республике в соответствующий Комитет ООН. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин всегда уделяет особое внимание соблюдению прав женщин в сельских областях и в традиционных общинах. Хочется надеяться, что описанные проблемы не останутся без критики Комитета, а правительством, в свою очередь, будут приняты реальные меры, направленные на улучшение положения женщин в республике, включающие пересмотр роли женщины в обществе.

Инесса САХНО

Все отчеты Все публикации