Приложение к альтернативному докладу НПО по соблюдению «Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств» в Российской Федерации: о положении цыган\2006

24.02.2006
this post is also available in: Английский

Данный текст составлен Северо-Западным Центром социальной и юридической защиты рома (цыган) (Общество «Мемориал», Санкт-Петербург) при участии Центра развития демократии и прав человека.

В Российской Федерации живет несколько сот тысяч цыган. По данным последней официальной переписи населения 2002 г., это 182 000, но цифра эта, бесспорно, занижена. По некоторым оценкам (Федеральная национально-культурная автономия российских цыган, ФНКА), цыган в РФ больше 1 000 000, – вероятно, однако, что истина где-то посредине. Среди цыган можно выделить разные этнические категории: русска рома и близкие к ней по языку и культуре группы (польска рома, лотвы, эстонцы, литовцы, чухны, сибиряки) и заметно отличающиеся от русских цыган сообщества – кэлдэрари (котляры), ловари, крымы, кишиневцы, плащуны, сэрвы, влахи. Выделяются также приезжающие из соседних стран мадьяры (Закарпатская область Украины), люли (Средняя Азия), молдавские цыгане (Молдова). Большинство цыган (рома) говорят на том или ином диалекте цыганского языка (романес), хотя почти все знают и русский на достаточном для бытового общения уровне. Некоторые группы утратили язык и общаются на других языках – мадьяры на закарпатском диалекте венгерского, некоторые молдавские цыгане на молдавском (румынском), люли (мугат) на таджикском или узбекском языках.

Цыгане – очень особенное, заметное и пристрастно оцениваемое меньшинство. Хотя в процентном отношении они и не составляют такой большой доли населения России, как в некоторых странах Центральной Европы, но русскому обществу свойственно особое отношение именно к цыганам. Часто можно услышать мнение, что Россия – единственная страна, где цыган всегда любили. Это представление обусловлено увлечением состоятельных людей России XIX-XX вв. некоторыми элементами цыганской культуры. В самом деле, популярность цыганских певиц и танцоров создала образ любимого всеми русскими людьми талантливого и веселого народа, который отразился и в русской литературе. Но одобрение талантливых цыганских артистов еще не означало принятие общей инакости цыган, их особого образа жизни, их нежелания ассимилироваться, их своеобразной культуры, заключающейся не столько в пении романсов, сколько в общении на своем языке, следовании своим традициям, верности своим ремеслам. Цыгане всегда сочетали исключительную адаптивность к любым обстоятельствам с полной неготовностью отказаться от своих обычаев и традиций. Их упорное сопротивление попыткам ассимилировать их и заставить жить «как все» не противоречило их готовности приспособиться к правилам и законам окружающего общества. Противоречие возникало и возникает тогда, когда общество отказывает цыганам в праве оставаться самими собой, что, к сожалению, происходит постоянно. Мнение о том, что цыгане не приспособлены к современной жизни – лишь еще один стереотип, созданный обществом, не приспособленным к принятию меньшинства, всегда отстаивавшего свои права, даже не зная о них.

В отношении цыган нарушаются несколько статей II раздела Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств. Основные нарушения касаются ст.4 (части 1 и 2, дискриминация нацменьшинства и отсутствие равенства в экономической, социальной, политической жизни). В ряде случаев можно также говорить об особых формах дискриминации, приводящих к нарушению ст. 5 (2) и 6 (2), а также о нарушениях ст. 10, 12 и 14, поскольку большинство цыган РФ говорят на различных диалектах своего цыганского языка, что, как правило, не учитывается ни органами правопорядка, ни образовательными учреждениями.

Ст.5

Части 1 и 2 пятой статьи Конвенции говорят об обязанности стран-участниц помогать сохранению языка, традиций и культурного наследия меньшинств, а также (часть 2) об отказе от практики ассимиляции. В отношении цыган политика насильственной ассимиляции проводилась с 1956 года, когда был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР о запрете кочевого образа жизни (Указ ПВС СССР от 05.10.56 «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством»). Во многих отношениях эта политика проводится и до сих пор. Не признается не только право цыган постоянно переезжать с места на место, но и традиционная практика компактных цыганских поселений, которые раз в 10-20 лет снимаются с места и создают новый цыганский поселок в другой части страны, что встречает постоянное сопротивление властей. Между тем, отказ от переездов неизбежно приводит к разрушению цыганских традиций и образа жизни. Для сохранения своей культуры и традиций многим цыганским группам исключительно важно не прервать преемственности определенных профессий и ремесел. Необходимость регистрироваться по месту жительства делает невозможным ведение кочевого образа жизни, наиболее отвечающего профессиональным нуждам цыган. Несмотря на трудности, цыгане стараются сохранить свои традиции, соблюдая правила регистрации, что требует частых поездок по делам, а порой и больших переездов, когда целые кланы продают дома в обжитой местности и переезжают в другой город. И то, и другое нередко приводит к столкновениям с представителями власти и правоохранительных органов. Цыгане, временно находящиеся в поездке (чаще всего по торговым делам), постоянно подвергаются проверкам документов, задержаниям, вымогательству, а порой и выдворению из города или региона. Чаще всего это происходит в больших городах (Москве и Петербурге), где от всех приезжих требуют предъявления временной регистрации. Тот факт, что цыгане внешне выделяются среди основного населения РФ, заметно ухудшает их положение. По словам начальника псковского Управления исполнения наказаний С.Иконникова, «мы цыган определяем по внешнему виду и по одежде».

В последние годы участились случаи отказа местных властей принять цыганские таборы цыган-котляров. По рассказам цыган, выехавших в 2004 году из Волгограда, одна из групп попыталась осесть в Серпуховском районе Московской области, однако новоселам пришлось уехать после того, как местная милиция пригрозила «напустить на них скинхедов, если не уберутся». Между тем отказ от переездов и создания новых поселений делает невозможным ведение традиционного образа жизни цыган-котляров. Большинство из них владеют одними и теми же ремеслами и профессиями, поэтому, оставаясь на одном месте в быстро растущем таборе (как в Волгограде), они не могут обеспечить работой каждого. С целью сохранения традиционной сферы занятости (работы по металлу, гадания) котляры ищут возможности обосноваться в новых местах, где подобная деятельность может оказаться востребованной.

Из того же волгоградского табора выделилась еще одна группа, приехавшая летом 2004 года в Архангельск. Они оформили аренду земли в округе Варавино-Фактория и начали там устраиваться. Появления ярких и необычных цыган вызвало бурю политических страстей – кампанию против них развернул в конце 2004 года кандидат в мэры Архангельска А.В. Донской. Открыто выступив против образа жизни цыган, Донской обвинил цыган в целом ряде преступлений, якобы «традиционных». Еще в ходе своей предвыборной кампании Донской много раз заявлял, что не допустит существование в Архангельске цыганского поселения, так как «цыгане традиционно занимались попрошайничеством, мошенничеством, воровством. Ничего другого они делать не приучены. Теперь еще и наркоторговля — тоже традиционно их поле деятельности» (газета «Правда Севера», 22.09.2004). Став главой города, Донской продолжает заявлять: «Моя позиция не изменилась» (стенограмма Круглого стола по проблемам цыган-котляров. Архангельск, 15.07.2005 (архив Санкт-Петербургского «Мемориала»). Фактически, позиция мэрии свелась к попыткам добиться в суде решения об отказе цыганам в праве жить в Архангельске. Для этого мэрия подала ряд исков – об отмене распоряжения о предоставлении цыганам участка земли в аренду, об отмене регистрации цыган в Архангельске, о сносе возведенных на этом месте домов. В настоящее время суд признал регистрацию законной, а дома требуется снести. Вопрос о земле решился не в пользу цыган на заседании суда 19 сентября 2005 года.

На Круглом столе в июле 2005 года, посвященном цыганскому поселению в Архангельске, мэр заявил: «Если мне непонятно, на что люди существуют и есть проблемы,… то я не могу согласиться с таким образом жизни на территории города Архангельска» (стенограмма Круглого стола по проблемам цыган-котляров. Архангельск, 15.07.2005 (архив Санкт-Петербургского общества «Мемориал»). Ранее на рабочей встрече с коллегами он сформулировал эту позицию следующим образом: «Цыгане не умеют заниматься хорошими делами. Если решение вопроса об их выселении через суд затянется, надо приставить к ним милиционера. Надо создавать им проблемы, раз они создают их нам…» (А.Кулешов, «Цыганский вопрос остался без мэрского ответа» // Наше слово, межрегиональная Интернет-газета http://www.nasheslovo.ru/). Непонятной логикой мотивирует свое неприятие цыган и депутатский корпус Архангельска в лице председателя постоянной депутатской комиссии городского совета депутатов Архангельска Валентины Сыровой: 12 декабря 2005 года она заявила: «цыгане — кочевые люди, поэтому логичнее им было бы жить на юге, не на севере» (Информационное агентство «Регнум», www.regnum.ru/news/559462.html).

Подобное отношение к цыганскому образу жизни ясно говорит о нежелании власти уважать цыганскую традиционную культуру, что практически не оставляет цыганам возможности спокойно жить и оставаться самими собой. Все чаще цыгане становятся перед выбором – ассимилироваться или просто исчезнуть.

Ст. 4, часть 2

Другим важнейшим обстоятельством, нарушающим принципы РКНМ (ст.4, ч.2), является отсутствие равенства в экономической, социальной, политической и культурной жизни. Все живущие в России группы рома страдают от безработицы, низкого уровня жизни, малообразованности и затрудненности доступа к основным личным документам, социальным благам, безопасности (см. об этом отчеты МФПЧ и Европейского центра прав цыган, ЕЦПЦ 1). Огромной проблемой является сегрегированное положения некоторых цыганских поселков, где люди живут без доступа к чистой воде, в неадекватных жилищах, в условиях недопустимой скученности и тесноты, угрожающих пожарной и санитарной безопасности. Подобные поселения обычно контрастируют с соседними русскими городами и деревнями, где нет проблем с доступом к воде и энергии, так что цыгане ходят за водой к русским соседям, платя 5-10 рублей за ведро (см. материалы Бюллетеня Северо-Западного Центра социальной и юридической защиты рома (цыган), №5 (2004) и №№ 10 и 11 (2005), а также доклад МФПЧ).

Администрации городов и поселков, где есть компактные цыганские поселения, поставлены в сложное положение и применяют разные стратегии для поиска компромиссного решения, которое бы устроило как власти и связанные с ней акционерные общества, обеспечивающие поселок водой и электричеством, так и цыган. Так, в Чудово Новгородской области администрация предлагает цыганскому поселению образовать ТОС (территориальное общественное самоуправление), тем самым пытаясь переложить ответственность за все экономические хозяйственные проблемы на лидеров цыганской общины (ссылаясь на ст.27 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ). В то же время, в ходе дискуссии правозащитников из Мемориала, цыган и администрации в ноябре 2005 года выяснилось, что администрация согласна разрешить регистрацию цыганских домов только при выполнении неожиданного и сугубо коммерческого условия: цыгане должны за свой счет перенести водопровод, который проходит под их домами и снабжает водой ближайшие деревни. Переноса водопровода добивается местное АО «Водоканал», заинтересованное в том, чтобы вода продолжала поступать в расположенные за табором русские дома, но желающее при этом обойти цыганские дома стороной, лишив их доступа к водопроводной воде. Представляется весьма странным, что при этом все расходы, связанные с переносом водопровода, предлагается взять на себя именно цыганским жителям, а в случае их отказа администрация города, поддерживающая «Водоканал», не позволит решить насущные проблемы цыган, касающиеся регистрации по месту жительства. Связь интересов акционерного общества с требованиями администрации даже не скрывается, что доказывает возникновение новых отношений в социально-экономической сфере, когда вопросы сугубо гражданского характера (регистрация) ставятся в зависимость от финансовых вливаний в экономику частного предприятия. При этом вопросы преодоления дискриминации цыган неожиданно становятся предметом торга. Вероятно, нарастание подобных тенденций поставит под угрозу существование многих цыганских поселков, до сих пор выживавших благодаря остаткам социальной политики местных властей или благодаря возможности договориться с частными фирмами, минуя официальные инстанции.

Никто из цыган не участвует в политической жизни страны, а что касается культурной жизни, то достижения заметны только на уровне популярных и достигших известности театральных и музыкальных групп (таких как театр «Ромэн», группа «Кабриолет» и т.п.). Большинство же цыганских жителей сел и деревень РФ жалуются на отсутствие возможности включиться в деятельность профессиональных и самодеятельных коллективов, на нехватку просветительских проектов, на скудость образования. Большинство цыган даже не знают о существовании письменности на их языке, что и неудивительно, т.к. издание словарей, переводов на цыганский язык произведений мировой и русской классики, подготовка учебников и кадров для цыганских школ не возобновлялись с 1930-х годов. Отмечен случай, когда учебник, рекомендованный как стандартное пособие для средних школ РФ, растиражировал негативный стереотип о цыганах (см. отчет ЕЦПЦ, стр. 188).

Ст.6, часть 2

В отношении цыган РФ (как, очевидно, и других визуально определяемых меньшинств) постоянно нарушается шестая статья РКНМ, в особенности ее часть 2. Постоянно подвергаясь нападениям и угрозам со стороны нео-нацистских и иных националистически настроенных экстремистов, цыгане не чувствуют и не получают защиты органов правопорядка. Цыгане часто жалуются на нежелание милиции вмешиваться в конфликты с воинственными «патриотами»; известны даже случаи освобождения милицией ранее задержанных людей, избивавших и даже убивавших цыган. Подобный случай имел место при убийстве цыганки-мадьярки Анны Фаркош в августе 2003 г. в Санкт-Петербурге. Она вместе с родственницей Луизой Фаркош подверглась нападению бритоголовых и погибла от ножевого ранения; раненой Луизе удалось бежать. На следующей день та опознала в отделении милиции убийц, но их скоро отпустили, а дело считается нераскрытым до сих пор (доклад МФПЧ). Цыганки-кэлдэрарки из поселки Пери Ленинградской области постоянно жалуются на то, что, подвергаясь нападениям скинхедов, они не могут добиться вмешательства милиции; даже на прямые обращения и просьбы о помощи милиционеры отвечают: «Мы бы и сами вам добавили».

В ночь на 25 августа 2005 года на дом цыганской семьи Николаевых в г. Белгороде напала большая группа людей в масках с кличем «Бей цыган!». Нападающие бросали в окна дома бутылки в зажигательной смесью, дымовые шашки, избивали Николаевых металлическими прутьями и ножами. В результате несколько человек были госпитализированы, получив серьезные травмы и ранения. Одного из нападавших удалось обезоружить и задержать самим пострадавшим. По сведениям журналистов преступники были студентами, активистами фашиствующей организации «Русское национальное единство». Тем не менее, сводках УВД Белгорода случай был зафиксирован как хулиганство без выделения националистических мотивов преступления. Председатель белгородского фонда защиты малых народов Артур Биджиев так прокомментировал ситуацию: «Да, случай действительно небывалый. Такого массового нападения на мирную семью не было в истории Белгорода ни по отношению к людям других национальностей, ни по отношению к местным жителям. Я боюсь, чтобы этот случай не стал отправной точкой в череде подобных случаев. К сожалению, расследование движется крайне медленно, и дело все время находится на грани закрытия» (Меридиан (Белгород) 13.09.2005 № 37 (140).

На отсутствие эффективной защиты со стороны милиции при расистских нападениях жаловались и цыгане из Искитима Новосибирской области. Когда в феврале 2005 года ряд цыганских домов в этом поселке был подожжен, то, по словам потерпевших, милиция не только не выехала на место происшествия, но даже препятствовала проезду пожарных машин и машин скорой помощи. Начавшееся было расследование приостановилось, а в ноябре 2005 года снова было подожжено два цыганских дома. По сведениям томского правозащитника Б.Крейнделя, поджигатели были установлены, но прокуратура долго тянула с возбуждением уголовных дел, поскольку местное население якобы «давно обеспокоено распространением наркотиков в регионе и очень заинтересовано в том, чтобы все цыгане уехали» (сообщение Информационно-аналитического центра Сова», http://xeno.sova-center.ru/45A2A1E/6606107). Только в феврале 2006 г. по одному из эпизодов было арестовано семь человек, и им предъявлено обвинение в организации преступного сообщества и бандитизме.

Похожая ситуация сложилась и в Калининграде, где снос цыганских домов в ноябре 2005 года власти формально объяснили незаконностью построек (в паспортах цыган не значились номера домов и названия улиц). Однако комментарии СМИ однозначно свидетельствовали, что цыганские дома снесли потому, что власти считали цыган наркоторговцами (http://www.kaliningrad.ru/news/community/k72128.html).

В декабре 2005 года информационное агентство REGNUM сообщило: «Калининградские сотрудники Госнаркоконтроля сегодня, 21 декабря, приступили ко второму этапу сноса незаконных построек в поселке Дорожном, где в основном проживают цыгане и ведется круглосуточная торговля наркотиками. «По плану завтра мы приступим к сносу первого жилого дома, который по решению суда признан незаконно построенным», — продолжил представитель Госнаркоконтроля, отметив, что «пока цыгане не выходят из своих домов». Формально, за снос домов несет ответственность местная администрации, законно действующая по решению суда, однако очевидно, что дома цыган уничтожаеются по решению Госнаркоконтроля. При этом никто не защищает интересы жителей домов – правых или виноватых. Вопрос же о виновности обитателей Дорожного в уголовном преступлении почему-то не рассматривается в суде, а решается путем сноса домов, где живут не осужденные пока люди, с семьями, детьми, имуществом.

Совершенно незащищенными почувствовали себя в сентябре 2005 года и псковские цыгане. После убийства некими русскими псковичами цыгана Владимира Березовского по всему городу неизвестные, подписавшиеся «Движение «Свободная Россия», расклеили листовки анти-цыганского содержания, огульно обвиняющие всех цыган в наркоторговле и содержавшие явные призыв к насилию и погромам; там же выражалась готовность предоставить «честным псковичам» адреса и имена «цыганских пауков». После этого некоторые цыганские семьи (в том числе семья убитого Березовского) получали телефонные угрозы, их дома окружали по ночам машины неизвестных, ведших себя вызывающе. Несколько цыган были избиты в эти же дни в Пскове, причем избивавшие подчеркивали свое негативное отношение к цыганам и выступали как апологеты убийц Березовского. Обращения псковских цыган в милицию и прокуратуру с просьбой об усилении мер безопасности не дали никаких результатов. На заявление правозащитников Стефании Кулаевой (Петербургский «Мемориал») и В. Достовалова («Вече», Псков) УВД Пскова ответило, что уголовное дело по поводу листовок возбудить нельзя за отсутствием события преступления (см. открытое письмо правозащитников начальнику ГУВД Пскова В.И. Петрову и его ответ на сайте www.adcmemorial.org). На круглом столе, проведенном Санкт-Петербургским «Мемориалом» во Пскове, В.И. Петров сказал, что авторы листовок установлены (ими оказались два псковских студента), однако никаких мер к ним принято не было (стенограмма круглого стола, Псков, 19 октября 2005 года, архив Санкт-Петербургского «Мемориала»). На повторное обращение «Мемориала», где приводилась ссылка на выступление В.И. Петрова на Круглом столе, пришел отказ со старой же формулировкой – отсутствие события преступления. Таким образом, в ситуации, когда люди нуждаются в защите и эффективных антидискриминационных мерах, власти не только не придают этому должного значения, но и реагируют непоследовательно и противоречиво.

Ст.10

Не соблюдается в отношении цыган и ст.10 РКНМ (части 1, 2, 3). Повсеместным правилом, являющимся нарушением ст.10, части 1, оказывается запрет на разговоры на цыганском языке в тюрьмах, на личных свиданиях и в личной переписке с заключенным. Почти никогда цыганам не разрешается участвовать в допросах и судах на цыганском языке. На требование переводчика нередко отвечают: «Цыганского языка не существует». Подследственный цыган в Екатеринбурге отказался отвечать на вопросы на русском языке, а так как следствие отрицало существование цыганского языка, он был помещен в карцер, «чтобы вспомнил русский». Защита представила в качестве доказательства существования цыганского языка «Русско-цыганский словарь», но переводчика так и не привлекли (информация екатеринбургского адвоката, члена правления общественной организации «Рома Урал» Е.Романовой). Общение цыган на своем языке в общественных местах часто вызывает недовольство окружающих, выражающееся в оскорблениях, требованиях замолчать или говорить по-русски. В местах традиционных поселений цыган не бывает условий, позволяющих цыганам общаться на цыганском языке с представителями администрации, что нередко создает дополнительные проблемы для плохо говорящих по-русски, малограмотных и не знакомых с законами людей.

Ст. 12 и Ст. 14

Не выполняются в отношении цыган и цыганской культуры и требования ст.12 – не предпринимается научных исследований, не публикуются просветительские издания и учебники, не готовится преподавательский состав для обучения цыганскому языку или на цыганском языке. Несмотря на неоднократные обращения общественной организации «Романэ Прала» в Министерство образования (2002–2004 гг.) с предложением подготовить учебники на различных диалектах цыганского языка, подобные программы так и не были приняты, а заявления остались пока без ответа. Не существует ни одного вуза в РФ, где бы преподавался цыганский язык, а значит, нет и педагогических кадров, могущих преподавать на этом языке. Тем самым нарушается уже и 14 статья Конвенции.

В ряде школ, где учатся цыгане-кэлдэрари, практикуется дискриминация и сегрегация. Цыган выделяют в отдельные классы (Пермь, Архангельск, Астрахань) и даже в отдельное здание (Ленинградская область, Чудово). Во многих школах по всей РФ цыганских детей относят к «8-ой категории», то есть, к детей с отставанием в умственном и психическом развитии, что не позволяет им получить полноценное образование. Чаще всего это связано не с реальным отставанием в умственном и психическом развитии, а с невозможностью для цыган пройти тесты на чужом для них русском языке. К тому же малограмотные родители не могут помочь детям при подготовке в школу (доклад МФПЧ). Ни в одной школе РФ не выполняется рекомендация по обучению детей на родном им цыганском языке, хотя в некоторые школы дети поступают, вовсе не говоря по-русски. Не отставать по программе в этих условиях они не могут.

Все чаще в последние год-два цыганских детей не допускают к занятиям в школе или даже исключают уже учащихся детей из-за отсутствия регистрации по месту жительства или неоформленного гражданства. В школе 414 Красносельского района Санкт-Петербурга в сентябре 2005 года отказались принять Яна Мураденко и Данилу Богданова, несмотря на многочисленные ходатайства и обращения как родителей, так и правозащитников из Санкт-Петербургского «Мемориала». Директор школы выполняет тем самым распоряжение Комитета образования Правительства Петербурга №37-р от 02.02.2005. В декабре 2005 года из этой же школы после проверки исключили первоклассницу Диану Н. из-за отсутствия документов, подтверждающих гражданство (регистрация наличествовала). В Пскове в школу №7 не взяли осенью 2005 года Машу Клейн, чья семья находилась в процессе оформления российского гражданства, но к сентябрю 2005 года еще не обладала нужными документами. Тем самым нарушается закон РФ об образовании, а цыганские дети остаются лишенными доступа даже к начальной школе.

Ст.4, часть 1

Помимо всех уже названных форм дискриминации в социально-экономической, политической и культурной сферах, цыгане часто подвергаются и прямой дискриминации со стороны государства, правоохранительных органов, милиции. Наиболее вопиющим фактом является проведение в 2002-2004 гг. в разных регионах страны ряда милицейских операций «Табор», само название которых (табор – цыганский лагерь) ясно говорит об этнокультурной принадлежности целевой группы операции и может считаться дискриминационным. В СМИ эта компания сопровождалась мощной поддержкой, всевозможными интервью с милицейскими чинами, охотно сообщавшими о результатах проведения операции или «цыганской переписи», как ее часто называли. Тысячи цыган подверглись проверкам документов, обыскам, дактилоскопии (см. доклад ЕЦПЦ).

В июне 2004 года прошла очередная операция «Табор», в ходе которой был полностью уничтожен палаточный лагерь цыган-мадьяров в Обухово (окраина Санкт-Петербурга). Единственным результатом этой операции стало возникновение нового аналогичного лагеря в километре от старого. Обе операции в Петербурге были инспирированы главой Административного Комитета города Л.П. Богдановым.

По информации, полученной от цыган, их лагеря приносят серьезный доход милиционерам, за каждую палатку в Санкт-Петербурге цыгане платят милиции (разумеется, нелегально) 200-300 рублей в месяц, а в Москве доходит и до 1000 р. в месяц. Существуют также договоренности об уплате определенного процента от всех доходов приезжих цыган, который получает милиция (полевые отчеты, архив Санкт-Петербургского «Мемориала»). Такая коррупция делает невозможной как борьбу с преступностью, так и защиту прав цыган.

Насильственному выселению подвергаются повсеместно в РФ и представители другой кочевой группы цыган – люли (мугат), выходцев из Средней Азии. Их палаточные лагеря разрушают, а самих обитателей сажают в автобусы и увозят подальше от города. Такие выселения имели место в Москве, Петербурге, Архангельске, Владимире, Нижнем Новгороде, Сургуте (последнее) и многих других городах.

Мэр Москвы Ю.Лужков в декабре 2005 года подписал постановление о выдворении за пределы России иностранцев с несовершеннолетними детьми, занимающихся в столице бродяжничеством и попрошайничеством. Согласно этому документу, правительство и ГУВД Москвы должны в течение месяца подготовить правовое обоснование для депортации, которая, несомненно, коснется кочевых цыганских групп – люли и мадьяров.

Насильственные депортация и выдворения сопровождаются обычно незаконными задержаниями, обысками, отъемом имущества. В сентябре 2003 года группа скинхедов напала на двух женщин-люли с маленькими детьми. В результате шестилетняя девочка-люли Нулуфар Сангбоева погибла, а другой ребенок был госпитализирован в тяжелом состоянии. Санкт-Петербургская милиция опять же задержала не убийц (они были найдены и осуждены позже), а весь цыганский лагерь. Люли пробыли в разных отделениях милиции более трех суток, после чего все были высланы за пределы Ленинградской области (полевые отчеты, архив Санкт-Петербургского «Мемориала»).

Дискриминационным методом милицейского воздействия на цыган стало выстрижение волос на головах задержанных женщин. Когда цыганки (чаще всего мадьярки) попадают в милицию, им бреют или стригут головы, при этом стараясь сделать это позорное обстоятельство как можно более заметным и безобразным (выстригают крест на макушке, красят лоб и голову зеленкой и т.п.). Подобная практика существует не только в милиции, но и в тюрьмах. В частности, в тюрьме на Арсенальной улице в Санкт-Петербурге бреют головы подследственным цыганкам из самых разных групп (русска рома, кэлдэрари). Это следует считать дискриминацией как расовой, так и гендерной, поскольку волосы именно для женщин крайне важны в цыганском сообществе (стригут только нарочно опозоренных родней провинившихся замужних женщин). По предположениям самих цыганок, эти волосы потом продают, а стригут не всех женщин, а именно тех цыганок, у которых волосы всегда длинные и густые (полевые отчеты, архив Санкт-Петербургского «Мемориала»).

Избирательный расовый характер носит, по-видимому, и способ задержания цыганок в общественном транспорте и на улице в г. Пскове. В мае 2002 года была задержана по обвинению в краже кошелька цыганка Фатима Александрович. По словам присутствовавшей при этом ее родственницы, когда одна из пассажирок (оказавшееся сотрудницей милиции в штатском) объявила об исчезновении кошелька, все стали показывать на Фатиму «Вот же цыганка!». Фатима была доставлена в отделение милиции, а через несколько часов погибла при невыясненных обстоятельствах. Все попытки адвокатов пострадавших (мужа Фатимы) добиться честного расследования обстоятельств гибели Ф. Александрович в Пскове оказались безуспешными. После ряда прокурорских проверок и судов, так и не признавших ответственность сотрудников милиции в гибели женщины, направлена жалоба в Страсбургский суд по правам человека.

В 2003, 2004 и 2005 годах в Пскове продолжались задержания цыган при похожих обстоятельствах. Задержанные рассказывали впоследствии, что в ходе допроса от них требовали признания в преступлении, послужившем предлогом для задержания, а также предлагали сознаться в совершении других не раскрытых милицией преступлений. Подобное отношение к цыганам как к преступной нации не только практикуется силовыми структурами, но и подогревается заявлениями различных представителей власти, а также тиражируется в СМИ (см. доклады МФПЧ, ЕЦПЦ, полевые отчеты Санкт-Петербургского «Мемориала». Губернатор Санкт-Петербурга В. Матвиенко на встрече с генеральным консулом Франции П. Мобером на замечание консула, что французские туристы часто подвергаются нападениям на улицах Санкт-Петербурга, отвечала: «Да, это все совершают цыгане, но бороться с ними нам мешают правозащитники». П.Мобер, рассказывая об этом представителям неправительственных организаций, сказал, что жалобы французов обычно поступают не на цыган, а на милицию (П.Мобер, устное сообщение).

Дискриминация и произвол практикуются нередко в отношении цыган и чиновниками (ответственными лицами). Часто матери-цыганки не могут вернуть своих детей, которых родителям не выдали из роддома или больницы. Теперь те живут в «домах малютки» или детских домах, а родители не получают разрешения их забрать. Сотрудники детских учреждений часто убеждены в том, что цыганки – плохие матери. Поэтому они находят разные легальные или не вполне легальные способы лишить цыганских родителей их прав и отдать детей в усыновление (см. отчет Санкт-Петербургского «Мемориала» о положении цыганских детей в Комитет ООН по правам ребенка).

Практика дискриминационной сегрегации цыган свойственна также некоторым больницам (в т.ч. детским), роддомам, баням. Так, в пос. Токсово Ленинградской области цыганские дети, попадая в детскую больницу, помещаются в отдельные палаты, и это неписаное правило не разрешают нарушать даже когда другие «русские» палаты (более теплые и удобные) пустуют. В пос. Нижние Осельки Ленинградской области цыганам запретили посещать общую баню, даже на коммерческой основе (полевые отчеты, архив Санкт-Петербургского «Мемориала»). Громадные проблемы возникают у цыган в связи с трудоустройством. Большинство работодателей отказывают цыганам, порой даже прямо мотивируя свой отказ отношением к национальности нанимаемого. Подавляющее большинство цыган в РФ не работает.

Отношение к цыганам даже у уполномоченных по правам человека бывает предвзятым. Так, уполномоченный Ленинградской области А.Г. Писаревский заявил на встрече с правозащитниками в сентябре 2004 г.: «Я об этом ничего не знаю, но мое мнение – проблем у цыган быть не может, а если они есть, то их создают сами цыгане» (доклад МФПЧ). Н.Дитятева – уполномоченная по правам человека Архангельской области по поводу ситуации с цыганами в Архангельске высказалась так: «Сегодня я поддерживаю Александра Викторовича (Донского). Я думаю, что не любой компромисс – выход из положения. Предположим, мы примем решение дать землю цыганам, оставить их в городе. Тогда нам придётся поставить охрану, ОМОН» (стенограмма Круглого стола по проблемам цыган-котляров. (21 сентября 2004, Архив Санкт-Петербургского «Мемориала»).

Ст.17

В целом положения статьи 17 в РФ соблюдаются. В последнее время можно отметить рост количества зарегистрированных общественных ромских организаций, их активизацию. Однако со стороны цыганских активистов имеются жалобы на практику создания и функционирования Федеральной национально-культурной автономии российских цыган. Хотя эта структура зарегистрирована в соответствии с Законом о национально-культурной автономии, но все чаще цыгане высказывают недовольство: «мы их не выбирали, по какому праву они говорят от нашего имени». Следует отметить, что ФНКА на правительственном и межправительственном уровне (ОБСЕ, Совет Европы) выступает от имени всех цыган, без учета их этнического и языкового разнообразия, хотя с которыми группами практически не поддерживает никаких отношений. Возможно, эту коллизию следует рассматривать как результат применения вышеназванного закона.

Ст.18

После распада СССР многие цыгане оказались без какого-либо гражданства. Практика частых переездов и миграции цыган не вписалась в создавшуюся ситуацию. Многие группы продолжают мигрировать, игнорируя новые государственные границы (мадьяры из Украины, люли из Таджикистана и Узбекистана переезжают в РФ). Положение этих групп крайне уязвимо, отсутствие легального статуса делает их практически незащищенными. Поэтому представляется крайне важным принятие мер, направленных на легализацию мигрирующих цыган на межправительственном уровне, т.к. лишь общее соглашение стран, ранее входивших в СССР, может способствовать решению этой проблемы (см. по этому вопросу инициативу «Мемориала» и МФПЧ, поддержанную ЕЦПЦ, представленную 5.10 2004 на заседании БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве). Пока что инициатива обсуждения цыганских проблем на межправительственном уровне не получила государственной поддержки или ответа.  1 В поисках счастливых цыган, преследование отверженных меньшинств в России, Европейский Центр защиты прав цыган, Будапешт, 2005, http://www.errc.org/ (сокращенно называется – доклад ЕЦПЦ на протяжении всего приложения).

Все отчеты Все публикации