16.05.2011

АНТИРАСИЗМ: НАЧАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ПРОБЛЕМА ДОСТУПА

16 марта 2010 года Большая Палата Европейского Суда по правам человека пересмотрела ранее проигранное дело «Орсус и другие против Хорватии» (Orsus and Others v. Croatia, Application no. 15766/03) и нашла в нем дискриминацию в отношении права детей на образование. Дело касалось в первую очередь проблемы помещения цыганских детей в отдельные классы, что объяснялось плохим знанием хорватского языка. Уровень образования в цыганских классах был существенно ниже, чем в обычных, что лишало цыганских детей реальной возможности интегрироваться в обычные классы и вообще завершить образование.

Дело Орсус стало третьим, по которому Европейский Суд выразил готовность бороться с дискриминацией цыганских детей в школах, наряду с «D.H. и другие против Чехии» (D.H. and Others v. Czech Republic) и «Сампанис против Греции» (Sampanis v. Greece). В деле Орсус активно цитировались оба предыдущих решения и подчеркивалось как позитивный момент отсутствие, например, такого вопиющего нарушения, как отказ школьной администрации в приеме цыганских детей в школу «в связи с тем, что соответствующее министерство не дало им такого указания» (как это было в деле Сампанис). Кроме того, Суд позитивно отозвался о том, что цыганские дети в деле Орсус все-таки могли завершить образование в вечерней школе. Мы вынуждены сказать, что если бы подобные дела велись против России, то официальным представителям нашей страны пришлось бы виновато молчать: ведь у нас цыганских детей часто не берут в школу без специального указания сверху, и они часто не имеют возможности завершить образование в вечерней школе. Необходимо начать с того, что российская система школьного образования построена таким образом, чтобы создать впечатление об ее цельности и единстве. Действующий Закон Российской Федерации «Об образовании» представляет эту систему состоящей из двух совокупностей образовательных программ — общеобразовательных и профессиональных. Основные общеобразовательные программы включают в себя программы дошкольного образования, начального общего образования, основного общего образования и среднего (полного) общего образования. Основные профессиональные программы включают в себя программы начального профессионального образования, среднего профессионального образования, высшего профессионального образования и послевузовского профессионального образования. Наиболее распространенное образовательное учреждение в стране — школа — предоставляет обучение, как правило, по программам начального (с 1-го по 4-й класс), основного общего (5-го по 9-й класс) и среднего полного (10-й и 11-й классы) образования, то есть по трем основным ступеням школьного образования. Предполагается, что система обеспечивает непрерывное движение ребенка от программы к программе, от ступени к ступени, начиная от дошкольного образования и заканчивая высшим профессиональным образованием. Поскольку, в соответствии со ст. 43 Конституции, школьное образование является обязательным и всеобщим, система российского образования, как предполагается, обеспечивает максимальный охват российских детей школьным образованием. Иными словами, считается, что школа является общедоступной и общеобязательной, и система школьного образования гарантирует свободное поступление детей в школы. Этот императив поддерживается и актами государственных органов: Письмо Министерства Образования РФ от 21 марта 2003 г. № 03-51-57ин/13-03 «Рекомендации по организации приема в первый класс» и Письмо Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 24 июля 2006 г. № 01-678/07-01 «О праве детей на образование в Российской Федерации» гарантируют доступ детей в первый класс независимо от уровня их подготовки, места жительства и гражданства, без учета наличия или отсутствия регистрационных документов. Установленный возрастной коридор попадания в первый класс (6-8 лет) может быть изменен по решению учредителя школы. Внутренние нормативные акты Министерства образования, касающиеся организации школьного образования (так называемый «всеобуч»), требуют от сотрудников школ выявлять детей, не попавших в школу, и принимать меры по их вовлечению в образование. Таким образом, система школьного образования в России «заточена» под максимально возможный охват жителей страны. А что же, если кто-либо по тем или иным причинам выпадает из системы? Для них существуют дополнительные возможности по восполнению пробелов в обучении — домашнее образование, экстернат и вечернее образование. Казалось бы, надо сильно постараться, чтобы при таких прекрасных условиях все-таки выпасть из образовательной системы. Наблюдения АДЦ «Мемориал», однако, приводят к совершенно другому заключению: система лишь позиционируется как непрерывная и гибкая. На деле же отверженные в обществе национальные меньшинства, такие как цыгане, не получают гарантий, предлагаемых системой образования. Цыганский ребенок, пропустивший по тем или иным причинам возраст для поступления в первый класс, скорее всего, к учебе допущен не будет. Учредители школ (обычно это местные комитеты (отделы) образования) чаще всего воспринимают норму «Рекомендаций по зачислению в первый класс» о возрасте для поступления в первый класс как императивную и не подлежащую изменению. Указанные в двух министерских документах гарантии при поступлении в первый класс не работают в отношении детей, которые пропустили возраст попадания в первый класс: ведь учредитель может допустить ребенка в школу, а может и не допустить. Даже не поступив в первый класс, ребенок — по закону — имеет возможность догнать сверстников, занимаясь в режиме домашнего образования или экстерната: родители и общественное окружение чаще всего позволяют следовать образовательной программе дома и не выпадать из общего потока. Другим выходом из такого положения могло бы быть вечернее образование, однако, в соответствии с «Типовым положением о вечернем (сменном) общеобразовательном учреждении», вечерние школы вправе обучать только по программам второй и третьей ступени, минуя ступень начального образования. Не получив начального образования вместе со всеми и не восполнив этот пробел самостоятельно, ребенок лишается какой бы то ни было возможности когда-нибудь получить школьное образование. И все начинается с отказа принять в школу ребенка по прошествии установленного в законе возраста. Система не поддерживает тех детей, желание которых получить образование не поощряется в их семье или окружении. Система образования, на первый взгляд единая и дающая возможность спокойно учиться, в отношении социально уязвимых национальных групп становится совершенно беспомощной и зияющей законодательными пробелами. А пробелы оставляют место для коррупции и дискриминации. В деле Орсус Европейский Суд в очередной раз указал, что вследствие своей истории цыгане стали особо уязвимым меньшинством, и поэтому они требуют особой защиты. А в отношении права на образование, в особенности для малолетних детей, эта особая защита приобретает наиболее важное значение, на которое обращали внимание Суд, органы Совета Европы и многочисленные международные организации. Как Суд пояснил в деле Орсус, уязвимое положение цыган требует, чтобы государства учитывали их нужды и особый образ жизни в ходе правотворческой и правоприменительной деятельности. Нарушение со стороны Хорватии, в сущности, заключалось именно в отсутствии особого отношения к цыганским детям, то есть в отсутствии программы, учитывающей особенности этих детей, их специфические проблемы и способствующей преодолению образовательных трудностей. К сожалению, в России приходится говорить не только об отсутствии усиленных образовательных программ для цыганских детей с учетом их особенностей, но даже о достаточно полной и всеобъемлющей законодательной базе, гарантирующей начальное образование каждому ребенку. В самой системе школьного образования присутствуют явные юридические лакуны. Еще А.С. Пушкин заметил, что единственным спасением от плохих русских законов оказывается еще худшее их соблюдение. Только устоявшаяся практика неформального отношения к нормативно установленным процедурам, а также порой и коррупции позволяет иной раз детям из уязвимых групп получить школьное образование. Несомненно, необходимо срочно доработать как систему, так и практику школьного образования в России, чтобы обеспечить всем детям право на учебу и гармоничное развитие. Странно и стыдно, что подобная постановка вопроса так актуальна в начале XXI века… Антон ПЕТРОВ

 

this post is also available in: Английский