23.07.2011

АНТИРАСИЗМ: «ЦЫГАНСКОЕ СЧАСТЬЕ», ИЛИ БЕДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА

В последние месяцы в разных концах большой страны России цыганские жители испытали на себе агрессию расистов, откровенную враждебность властей, неготовность милиции защитить их от грозящей опасности, нежелание журналистов и других выразителей общественного мнения отказаться от стереотипов и здраво оценить ситуацию. Виной всех этих бед стало огульное обвинение цыганского народа в организации наркотрафика и распространении наркоупотребления в РФ.

Обвинение страшное во многих отношениях. Во-первых, потому, что создает не требующую доказательств коллективную вину одного народа перед другим: «они нас губят» («они», конечно, цыгане, а «мы» — бедный русский народ, вечная беззащитная жертва происков каких-то меньшинств). Во-вторых, потому, что лично мотивирует и вовлекает в беспощадную борьбу «с ними» очень многих людей — тех, кого лично коснулась проблема наркомании. Ведь признать, что виноват во всем ты сам или твой близкий человек-наркоман, в тысячу раз мучительнее, чем найти виноватого чужого.

Наконец, потому, что создает невыносимо обидное впечатление, что слезы «наших матерей» проливаются из-за циничного стремления к обогащению тех, чьи матери, конечно, не плачут, потому что известно: «Обязанности у цыган строго распределены по кланам — одни заготавливают, другие продают, и никто не употребляет» (так, во всяком случае, уверяют нас издатели приамурской газеты «Моя мадонна» от 21.12.2005).

Обвинение это не только страшное, но и, безусловно, неверное. И тоже по крайней мере по трем пунктам – наркотики продают не только цыгане, какое-либо отношение к наркотикам имеют далеко не все цыгане, основной проблемой для цыган, как и для всех других людей на земле, является именно наркозависимость, наркоупотребление. А кто не видел, как рыдают цыганские матери, как проклинают того, кто уговорил их сына попробовать наркотики и продал первую дозу, тот не должен считать себя вправе высказываться по этому вопросу.

Наркотики — это общая беда, как и пьянство, как и другие виды зависимости (все чаще причиной бед и страданий целых семей становится зависимость от азартных игр — и тоже, увы, без этнических исключений).

Распространение наркотиков — уголовно наказуемое преступление. В сущности, никаких самосудов и добровольной «полиции нравов» тут и не требуется: кем бы ни был наркоторговец, он подлежит отдаче под суд и предъявлению обвинения по ст. 228. Казалось бы, погромов под лозунгом «очередные «они» нас, бедных, спаивают» можно избежать, посадив виновников законным образом в тюрьму. Но нет! В тюрьму, конечно, наркоторговцы время от времени попадают. По данным Управления исполнения наказаний, цыган среди них не больше, чем людей прочих национальностей.

Однако количество наркоманов постоянно увеличивается, люди все чаще подозревают милицию в коррупции и прямой заинтересованности в сохранении наркоточек, а в народе растет ненависть к цыганам, которая переходит в готовность жечь цыганские дома и убивать их жителей. Устанавливать, кто преступник, а кто нет, самосуды не имеют ни права, ни возможностей, да они и не пытаются, довольствуясь лишь определением национальности как достаточного признака «виновности».

Почти все радикально настроенные борцы с наркотиками признают, что без пособничества силовых структур никакие частные лица с нелегальной торговлей не справились бы, что только «крыша» в милиции и прокуратуре может позволить преступному бизнесу (кто бы им ни занимался) процветать безнаказанно. Тем не менее пока не слышно о нападениях на сотрудников прокуратуры или поджогах отделений милиции. Разумеется, гораздо проще объявить козлом отпущения «чужих», тем более что они заметны, их не жалко, а в относительно безопасной борьбе с национальными меньшинствами легко снискать себе и славу героя, и всенародную поддержку. То ли дело конфликтовать с людьми в погонах!

Призывы к погромам, а тем более следующие за ними действия, разумеется, тоже нарушают УК и подлежат уголовному преследованию. Но тут милиция и прокуратура, осуждаемые самими же погромщикам за бездействие и коррумпированность, вдруг оказываются на стороне добровольных борцов с наркоторговлей и дела против националистов возбуждать не спешат.

Искитим – беда первая

Трагедией для цыганских семей сибирского города Искитима обернулась борьба с наркотиками местных народных мстителей, поставивших своей целью полное изгнание цыган из города и последовательно поджигавших занимаемые цыганами дома и квартиры. В ноябре 2005 года очередной поджог привел к гибели 8-летнего ребенка. Комментируя случившееся, прокурор района заявил, «что поджигатели установлены, но наказаны не будут, ибо население Искитима давно обеспокоено распространением наркотиков в регионе и очень заинтересовано в том, чтобы все цыгане уехали» (Борис Крейндель, «Поджоги в интересах населения?» http://control. hro.org/okno/pr/2005/11/13.php).

Вот так — все цыгане. Не все наркоторговцы или наркозависимые — а именно все цыгане. И прокуратура вдруг решила руководствоваться интересами населения — не совсем понятно, как определенными, очевидно, не буквой и духом закона — единого для всех. Населению сочувствуют и московские журналисты. «Известия» 16 декабря 2005 года опубликовали статью Д. Соколова-Митрича, также убежденного в виновности цыган и в безвинности их жертв. Журналист побывал в Искитиме, побеседовал с представителями населения, собрав интереснейшие свидетельства цыганофобии, в том числе отказ пожарных тушить горящие дома цыган и публичные выражения признательности поджигателям врачами «скорой помощи». Соколов-Митрич старается изобразить объективность — он даже согласен признать, что жаль убивающуюся на больничной койке мать сгоревшей цыганской девочки. Но еще больше жаль ему жертв среди «населения», молодых людей, погубленных наркоманией. Приводятся высказывания местного пожарного: «В нашем городе нет ни одной семьи, которую не коснулась бы эта беда. Прямо как во время Великой Отечественной. Какую фамилию ни возьми — везде есть погибшие». А вот и печальная история, рассказанная матерью наркомана: «Когда ему исполнилось 18, весь спортивный кружок Лебедевки начал колоться. «Он стал все тащить к цыганам, – плачет Ольга Владимировна. – Даже наши обручальные кольца. Я много раз ходила ругаться, но они меня прогоняли»».

Никого, видимо, не удивляет и не коробит сравнение судьбы совершеннолетних людей, своею волею пошедших продавать родительское добро в обмен на краткое удовольствие от укола, с трагической гибелью ребенка (чем бы ни торговали его родители), погибшего от рук уверенных в своей правоте убийц. Можно подумать, что выбравшие наркотики люди — и таким образом погубившие себя на горе своим родителям — были не просто невинные жертвы, а даже некие герои-мученики, раз их ставят в один ряд с теми, чьи жизни унесла война.

Уважаемый Соколов-Митрич признает законность позиции правозащитников, призывающих к расследованию погромов, и следователей, этим расследованием занимающихся. «Закон есть закон. Права человека — святое. Но жителям Искитима уже давно плевать и на то, и на другое. Они просто хотят жить без наркотиков. Парадокс сложившейся ситуации в том, что и закон, и права человека — против них», — патетически восклицает журналист. По-видимому, несмотря на свое декларативное требование «предельной честности от всех сторон конфликта», автор статьи тут что-то подтасовывает. Когда это закон и права человека мешали жителям Искитима (или любого другого места) жить без наркотиков? Другое дело, что жизнь в Искитиме, видно, не очень радует тамошнюю молодежь, раз их всех так безудержно тянет к наркоторговцам. И никакие этнические чистки тут не помогут: будет спрос — будет и предложение. Тем более что доходы от рискованного бизнеса интересуют не только торговцев, но и их покровителей, которым никакое изгнание не грозит, – в той же статье в «Известиях» прямо сказано: «Никто в Искитиме не верит, что цыгане торговали без прикрытия. Жители уверены, что «крышует» их милиция. Источник информации — дети-наркоманы. Расходятся только в том, на каком уровне эта «крыша» находится».

Псков — беда вторая

Проблеме взаимоотношений цыган, милиции и наркобизнеса был посвящен и прошедший в октябре Круглый стол в городе Пскове. Причиной проведения этого экстренного мероприятия стало распространение листовок, содержащих обвинение всех цыган в распространении наркотиков, всевозможные оскорбления в адрес этого народа и даже призывы к немедленным нападениям на цыганские дома вкупе с предложением «предоставить всем желающим имена и адреса цыган». Факт распространения этих листовок серьезно обеспокоил не только цыганскую общину Пскова, но и правозащитные организации. Санкт-Петербургским «Мемориалом», так же как и псковской общественной правозащитной организацией «Вече», были написаны письма городскому прокурору и начальнику УВД, призывавшие принять незамедлительные меры для расследования противозаконной — возбуждающей расовую ненависть — деятельности организации «Свободная Россия», под чьим именем распространялись листовки.

Прокуратура ответила отказом в возбуждении уголовного дела, объяснив, что милицейская проверка «не подтвердила фактов распространения в Пскове листовок». Между тем листовки продолжали висеть во многих районах города, а тревога цыганских жителей продолжала возрастать.

Вот как охарактеризовала ситуацию участница Круглого стола Агнесса Граховская: «Я родилась, выросла в этом городе. Мои дети в этом городе живут. Моя семья живет тут. Мои братья отслужили в армии. Я в своем городе не могу спокойно сейчас перемещаться. Я боюсь. Честно, я боюсь, потому что случаи такие были. Например, эти листовки развешаны по всем институтам. Мой ребенок, мои племянники, племянницы боятся ходить в институт, потому что кругом разный народ. На этой почве у меня убили брата, просто издевательски убили брата. Почему мы в своем городе, мы, кто родились тут, стали изгоями? Вот эти листовки — они же везде висят, и все их прекрасно видели. Меня это задело, лично меня это задело. Я написала заявление. Я хочу возбуждения дела по этому поводу. Почему все цыгане должны страдать из-за нескольких? Все эти «несколько», кто занимается этими делами противозаконными, — милиция их всех прекрасно знает. Почему должен страдать простой народ, который трудом своим зарабатывает себе просто кусок хлеба?»

Свои опасения по поводу возможного межэтнического конфликта в результате распространения антицыганских призывов высказал и сотрудник Северо-Западного Центра социальной и юридической защиты цыган Александр Клейн, рассказав о реакции прохожих на содержание листовок: «Я снимаю эти листовки, а ко мне подошли люди, спрашивают: «А почему ты срываешь эти листовки?» Ну, я начал объяснять, мол, что тут написано — это же не так, это сумасшедший писал. «А это правда. Раз пишут, значит, это правда». Они ставят народ, псковский народ, против цыган. А что дальше будет?» Александр Клейн признал существование проблемы наркотиков в цыганской среде и призвал молодежь присоединиться к его инициативе «Цыгане против наркотиков», показав сборник своих стихов и кассету с песнями с одноименным названием.

Представитель межрегиональной общественной организации «Романэ прала» Марианна Сеславинская оценила ситуацию в Пскове как «резкий всплеск агрессии». Она напомнила собравшимся о ряде нападений на цыганских жителей Пскова — о зверском убийстве Николая Березовского, об избиении русскими пассажирами цыганского шофера, последовавшем непосредственно за распространением листовок.

Разговор носил откровенный и порой резкий характер. Представители правозащитных организаций и цыганских общин призывали милицию не закрывать глаза на возникшую опасность погрома, сотрудники милиции старались свести разговор к обсуждению недостатков самих цыганских жителей.

В ходе обсуждения поднимались вопросы образования, трудоустройства и, конечно, преступности.

Сотрудник «Мемориала» Ольга Абраменко возложила часть ответственности за проявление антицыганских настроений в Пскове на самих сотрудников милиции, процитировав высказывание начальника УВД Псковской области Сергея Матвеева, назвавшего цыган в ходе пресс-конференции «криминогенной национальностью».

Прозвучали и голоса, уверявшие, что цыгане сами навлекли беды на свою голову, торгуя наркотиками. Журналист Юрий Алексеев призвал цыган: «Бросьте торговать наркотой, у вас будет все нормально». Ему ответил правозащитник В. И. Достовалов: «Юрий, вот вы сказали, что, мол, цыгане, не торгуйте наркотиками. Давайте обратимся ко всей российской нации: не торгуйте наркотиками! — не выделяя здесь цыган. Все, кто занимается этим бизнесом, — преступники, независимо от цвета глаз, разреза глаз и национальности. Обращение только к одним нациям, а, так сказать, остальные нации где-то там в другом месте, — это неправомерно, Юрий. Нельзя этого делать. В первую очередь это недопустимо со стороны властей. Машинально это происходит, на подсознательном уровне или где-то в статистических сводках, в статистике по родам преступлений, в Госнаркоконтроле, в милиции, я не знаю, но эта вот градация по национальностям существует, чего в принципе не должно быть. У нас российский паспорт не предусматривает деление россиян по национальности. Там нет такой графы. Мы ее везде вычеркнули, а вот преступность и правоохранительные органы по этому признаку делят людей — вот ты такой, а вот ты такой. Это неправильно!»

Наиболее ценным вкладом в обсуждение проблемы распространения листовок стало выступление начальника УВД Пскова В. И. Петрова, не только признавшего факт распространения листовок в городе, но и сообщившего, что «лица, распространяющие эти листовки, задержаны нами. Их два человека, молодые люди, называть вам я их не стану. С ними ведем работу, откуда эти листовки привезли и как они сюда попали». В. И. Петров посоветовал правозащитникам подать в суд по поводу отказа прокуратуры в возбуждении уголовного дела по факту распространения листовок. В ноябре иск в суд «Мемориалом» был подан, в нем, в частности, цитировалось и выступление В. И. Петрова, подтверждающее «событие преступления» (раннее отрицавшееся прокуратурой). В ходе судебного заседания представители прокуратуры признали требования иска законными и назначили дополнительную проверку с проведением лингвистической экспертизы листовок.

Калининград — беда третья

Конец ушедшего года принес тревоги и беды не только цыганам Пскова и Искитима. То же обвинение — в наркоторговле — навлекло на цыган не только агрессию националистов и расистские высказывания всевозможных обывателей, чиновников, силовиков и журналистов, но и репрессии со стороны местных властей некоторых регионов. Самым скорым на расправу оказалось правительство Калининградской области, которое прибегло к сносу домов, объявленных незаконными, как к своего рода ноу-хау в борьбе в наркотиками (несколько лет назад этот же метод уже опробовали в Екатеринбурге). По ноябрьским сообщениям СМИ, дело выглядело следующим образом: «В поселке Дорожном, известном в народе как «табор», завершился первый этап по сносу незаконных построек. Напомним, власти надеются, что это поможет справиться с разгулом наркоторговли. Техника в цыганском поселке работала три дня» (http://www.kaliningrad.ru/ news/others/k31810.html, 25.11.2005).

Между тем Николай Карабакин, первый заместитель главы администрации Гурьевского района, комментировал снос домов несколько иначе: «Идет санитарная очистка территории, благоустройство. Мы просто разбираем сооружения, которые являются опасными, аварийными. У нас запланировано порядка 8 объектов под снос» (ГТРК «Янтарь», http://www.kaliningrad.ru/news/ community/k72128.html, 17.11. 2005).

В декабре всякая маскировка бульдозерной борьбы с наркобизнесом была отброшена, информационное агентство Regnum сообщило: «Калининградские сотрудники Госнаркоконтроля сегодня, 21 декабря, приступили ко второму этапу сноса незаконных построек в поселке Дорожном, где в основном проживают цыгане и ведется круглосуточная торговля наркотиками. Как сообщил корреспонденту ИА Regnum сотрудник пресс-службы регионального управления ФСКН Павел Лепетюха, в эти минуты строительная техника разрушила несколько бесхозных сараев, бараков и железный вагончик, где велась продажа героина. «По плану завтра мы приступим к сносу первого жилого дома, который по решению суда признан незаконно построенным», — продолжил представитель Госнаркоконтроля, отметив, что «пока цыгане не выходят из своих домов»» (http://www.noaids.ru print_ news.php?id=831).

Так кто же отвечает в Калининграде за снос домов? Местная администрация, законно действующая по решению суда, или Госнаркоконтроль? Кто контролирует соблюдение интересов детей, обитающих в домах, уничтожаемых по решению Госнаркоконтроля? Кто защищает интересы жителей домов — правых или виноватых, кто определяет, кто из них виноват, а кто нет? Вообще, с каких пор вопросы жилья находятся на рассмотрении силовых структур? И почему эти структуры не займутся своим прямым делом обычными методами — предъявление обвинения, следствие, суд, а уж администрация пусть разбирается как может с законностью построек.

Разумеется, это все творится опять именем «населения» и в интересах «населения». И благодарное население откликается, благо Интернет все терпит: «Если Боос всех циган выгонет я буду только благодарен. Их вообще в область пускать не следует, как и чеченцев!!! Конечно это кому-нибудь нужно. И этих тоже надо в тюрь и гноить их там. Вообще пора вводить пожизненое за торговлю наркотиками, а не русским смертную казнь!» (орфография и пунктуация источника сохранены).

И не надо потом удивляться, откуда у нас, «в стране, победившей фашизм», так много поклонников Гитлера. И откуда вдруг в русских людях столько национализма и ксенофобии… и бедная Госдума вынуждена теперь ломать голову, как бы все это усмирить. А о том, что не надо зарабатывать себе популярность на сваливании своих нерешенных (а может быть, и нерешаемых) проблем на представителей других народов, наши законодатели подумали?

Простую вещь, что у преступности нет национальности, понимать, видимо, просто невыгодно. А то кто же будет тогда во всем виноват?

Архангельск — беда главная

А в Архангельске продолжаются попытки изгнать сотню цыган-котляров, людей, не давших ни малейшего повода обвинить их в нарушении закона, несмотря на самое пристальное внимание всевозможных милиций и наркоконтролей. То, что они не имеют никакого отношения к наркотикам, все знают, но все равно боятся — цыгане. Вот и председатель постоянной депутатской комиссии Валентина Сырова высказала мнение о том, что «цыгане — кочевые люди, поэтому логичнее им было бы жить на юге, а не на севере». Сырова настаивала, что «плохо, что они появились, это рассадник наркотиков».

Неужели в Архангельске не было наркотиков до «появления» цыган (не только в данном случае не торгующих, но и никогда не употребляющих наркотиков)? Значит, их там и сейчас нет… Благословенный город!