15.03.2010

КРИЗИСЫ ПРОХОДЯТ, ЖИЗНЬ ОСТАЕТСЯ

Пожалуй, нет сейчас в мире более популярной темы, чем кризис. Кто только о нем не говорит, кто только о нем не пишет. Причем каждый из специалистов и знатоков норовит изложить свой особый взгляд на эту тему. Взгляды очень разные: одни считают, что конец света уже наступил, другие — что будет еще хуже. Третьи говорят: «К чему вся эта суета, ситуация под контролем, через год все будет чудесненько и распрекрасненько!» В общем, как сказали бы наши подростки, грузят нас по полной программе все кому не лень, то есть, в переводе на русский, нагнетают тревоги и страхи.

Вот в них-то мы и попытаемся разобраться.

Итак, страхи бывают, во-первых, реальные, во-вторых, необоснованные, надуманные. Начнем с реальных.
Люди в подобной ситуации волей-неволей вынуждены думать: не потеряют ли они работу, не сократят ли зарплату, не подорожают ли продукты, коммунальные услуги, транспорт, лекарства… Есть и субъективные страхи: не запьет ли муж, потеряв работу; не испугается ли глава многодетного семейства свалившихся на него проблем и не сбежит ли от семьи и детей?

Это все жизненные страхи, которые правильно было бы назвать опасениями, понятные и оправданные сложившейся ситуацией. Они, кстати, во многом полезны, потому что заставляют человека не
расслабляться, быть готовым к грядущим неприятностям: известно,
что тот, кто готов к переменам судьбы, тот этой судьбой активно управляет. А вот тот, кто отрицает очевидное, может впоследствии горько поплатиться: самоуспокоение в условиях кризиса усыпляет бдительность, и в результате человек оказывается не готовым к изменениям в жизни. Например, предвидя возможность потери работы или ухода мужа из семьи, женщина уже внутренне к этому готова и может, во-первых, подумать о том, как этого не допустить. Во-вторых, если что-то уже произошло, может продумать свои новые шаги: как и где найти новую работу, как жить после ухода отца семейства, как не сорваться самой и стать опорой для детей.

Такие непростые вопросы мы задаем себе и в спокойные, «не кризисные» времена. И до кризиса во всем мире с любым человеком могли происходить свои «малые» кризисы — кто-то болеет, кого-то незаслужено посадили в тюрьму, у кого-то конкуренты сожгли магазин, а кого-то бросил муж и отказывается платить алименты. В этом смысле вся наша жизнь — вечный кризис: кризис подростка, кризис зрелого возраста, кризис старости. Он то ослабевает, то усиливается, то быстро заканчивается, то затягивается. Так устроена жизнь. В ней всегда что-то может произойти.

Одни ситуации можно заранее просчитать — как, например, увольнение с работы. Другие непредсказуемы — как болезнь или автокатастрофа. Человек постоянно учится предвидеть новые жизненные проблемы и решать их. Без этого не прожить в нашем непростом и постоянно меняющемся мире.

Чем же недавно грянувший глобальный кризис отличается от обычных жизненных проблем?
Прежде всего, масштабом. Все вышеописанные житейские проблемы в такой период ощущаются людьми сильнее, катастрофичнее,
продолжительнее: поиск работы может оказаться более длительным, цены на продукты и жилье более кусачими, чем прежде. Короче говоря, терпеть, ждать, перебиваться в этом кризисе придется подольше. Вот этот-то фактор времени и вызывает самое  тяжелое состояние — панику.

Итак, первое, что особенно опасно в кризисное время — панические настроения в массах. Паника, возможно, опаснее, чем свиной грипп. По крайней мере, вирус паники заражает людей быстрее, чем вирус гриппа. Когда человек поддается панике, обычные страхи и опасения стремительно превращаются в ужасные фантастические  переживания, которые мгновенно обрастают страшными слухами и
жуткими подробностями. Понятно, что при таком сильнейшем
общественном прессинге даже человек разумный может не выдержать и запаниковать, перепугаться.

А когда человек напуган, разумная жизнь ему не подвластна — все отнимает, все пожирает Страх. Человек уже не может настойчиво продолжать поиски работы, упорно вытягивать мужа из запоя, ответственно выполнять свои обязанности по воспитанию детей и решать еще великое множество обыденных повседневных проблем. Он разучивается делать то, с чем хорошо справлялся до этого: терпеть, ждать, надеяться и не терять присутствия духа. Он срывается, теряет веру в себя, приходит в отчаяние. От отчаяния и чувства безнадежности люди иногда начинают делать разные глупости: пьянствовать, впутываться в криминал, срывать свое плохое настроение на близких людях.

Некоторые даже начинают готовиться к концу света: бежать, например, в глухую деревню заниматься сельским хозяйством, потому что в 2010 году в Москве и Петербурге, якобы, есть будет нечего. Бывают варианты, когда человек в панике вступает в какую-нибудь «секту спасения» и вместе с новыми братьями и сестрами добровольно зарывается в глубокий погреб «пережидать конец света». Таких ужасов, связанных с «катастрофическим мышлением»
человека, можно нарассказать великое множество.

Это очень печально, когда от кризиса у человека едет крыша. Чтобы этого не произошло, главная рекомендация — никогда не поддавайтесь панике, как бы вам ни было страшно, кто бы и в какой бы форме ни искушал вас страхом. Всегда полагайтесь на себя, на свой здравый смысл. Все разговоры анализируйте и пропускайте через сито разума.
Поверьте, разум есть у всех вас, только надо им пользоваться, а в кризисные моменты своей жизни — эксплуатируйте его на 100 процентов.

И продолжайте искать выход из положения даже в самых, казалось бы, непростых ситуациях. Ведь человеческая мудрость не зря говорит, что безвыходных ситуаций не бывает. Для этого вам нужно верить и хотеть изменить свою жизнь.
И помните, что ваша судьба —  это и судьба ваших детей, ваших родителей и близких. С одной стороны, вы отвечаете за них, а с другой — они дают вам силы пережить любые кризисы, вселяют надежду, что жизнь никогда не остановится. Ведь если ваши родители достойно прошли самые страшные испытания — войну, голод, разруху, сталинизм — так неужели вы не переживете какой-то финансовый кризис?

Но вот с вашими детьми иное дело: если они, исключительно с нашей взрослой помощью, вдруг поддадутся панике и начнут думать о кризисе, то могут отреагировать на него чрезвычайно болезненно — употреблением наркотиков, хулиганским поведением, тяжелой депрессией и даже желанием свести счеты с жизнью. Потому что дети еще психологически не защищены от плохого воздействия жизни. Значит, «грузить» детей и подростков нашими взрослыми кризисными проблемами категорически противопоказано для их душевного, физического и духовного развития. Лучше порадуйтесь тому, что у вас растут хорошие дети — ваша надежда и ваше будущее.

Обращаясь к нашим цыганским читателям, я хочу сказать вот что. Цыгане всей своей уникальной историей доказывают, что они способны переживать самые тяжелые времена благодаря своему жизнелюбию, сплоченности и любви к детям. Цыгане пережили и свой исход из Индии, и костры средневековой инквизиции, и катастрофу во время войны с фашистской Германией. Переживут они и новый денежно-нефтяной кризис. И, кстати, когда это у цыган было много денег в нью-йоркских банках и море нефти? Я что-то такого времени не припомню.

Успехов вам в реальном восприятии и разумном реагировании на очередной кризис. А для тех, кто сомневается, не слишком ли он испугался кризиса, настоятельно рекомендую консультации у психологов. Кстати, ближайший и доступный из них — это я, ваш покорный слуга. Позвоните по нашему телефону 575-90-50 и договаривайтесь о встрече со мной.

Ваш психолог Илья Семенович Бердышев