15.03.2010

МИГРАНТЫ В ШКОЛЕ

По оценкам экспертов, в долгосрочной перспективе Россия все так же нуждается в иностранной
рабочей силе. Разумеется, высокий приток мигрантов во многих странах влечет за собой социальное недовольство. Отчасти это объясняется и реальным повышением нагрузки на и без того шаткую инфраструктуру — школы, больницы. Однако ситуация в России остается одной из самых напряженных, и, как показывает практика, вовсе не от того, что мигранты «мешают» россиянам.

По мнению одного из ведущих российских социологов Владимира Мукомеля (Институт социологии РАН), рецепт
один: «…как можно скорее исключить ксенофобские высказывания из СМИ, из уст
представителей органов государственной власти, правоохранительных органов. Все
участники процесса — и россияне, и иностранцы — должны воспринимать культуру
друг друга». Сейчас же социальные проблемы, которые возникают в связи с
присутствием мигрантов в стране, — скорее, свидетельство неумелой политики
государственных чиновников…

Зачастую ее
жертвами оказываются не только взрослые, но и дети. За относительно
благополучные в экономическом отношении несколько лет многие мигранты,
приезжавшие на первых порах на сезонную работу, перевезли в Россию свои семьи. Их
дети к настоящему моменту прожили в России уже весьма продолжительное время, а
некоторые из них тут родились, тут ходят в детский сад и школу.

Школ, где
учатся дети-мигранты, в Петербурге и пригородах немало. До известной степени
выбор школы «задан» местом жительства, а также тем, что вновь прибывающие люди
отправляют своих детей в те школы, куда уже «протоптана дорожка» детьми их
земляков и родственников. Так, школа № 288 считается «азербайджанской», а школа
№ 259 — «армянской». По оценкам администрации, в этих школах учатся порядка
тридцати процентов детей-мигрантов от общего числа учеников.

По логике
вещей, подобные школы должны бы реализовывать методики обучения и социальной
адаптации приезжих школьников, однако общей программы нет. Например, в прошлом
учебном году в 288-ой школе были организованы дополнительные уроки русского
языка для учеников младших классов, то в этом учебном году этой возможности уже
нет — финансовые проблемы.

Проблемы
детей-мигрантов в школе — тоже не исключительно российское явление: многие
западноевропейские страны, в которых трудовая миграция началась на несколько
десятилетий раньше, с ним уже столкнулись. По данным социологических
исследований, более половины мигрантов рассчитывают на долгосрочное пребывание
в стране, а примерно треть из них рассматривает возможную перспективу
постоянного жительства в России. Это означает, что и их дети будут выстраивать
свои жизненные стратегии соответствующим образом. Как говорят учителя 288-ой
школы, таких примеров — и вполне успешных — немало: дети-мигранты мыслят себя
как российские граждане и горожане, старшеклассники ориентированы на
поступление в вуз и поиски достойной работы. Но как на практике сложится судьба
детей нынешних «гастарбайтеров»?

Американские
социологи, накопившие в исследовании проблем миграции куда более весомый опыт,
чем отечественные исследователи, уже в 1990-е годы отметили, что первое
поколение мигрантов часто воспринимает себя более успешным, чем второе. Дети
мигрантов сталкиваются с проблемами в школе, при приеме в вузы и на работу.
Естественным образом они ориентированы не на низкооплачиваемый труд, которым,
как правило, заняты их родители. И они имеют на это все права — такие же, как и
остальные их сверстники. Однако даже в благополучных США дети мигрантов,
несмотря на то, что они свободно говорят на английском языке и учились в
американских школах, имеют более низкие шансы на рынке труда, во многих случаях
они сталкиваются с расовыми предрассудками на более высоких социальных уровнях,
чем их родители (например, в вузах). И обучение в школе в этом отношении —
ключевая точка для детей-мигрантов.

Однако и в
школе дела обстоят непросто. Основной проблемой для детей-мигрантов, по мнению
учителей, является освоение русского языка. «На этом построен весь учебный
процесс, — говорят учителя, — и низкая успеваемость связана именно с этим». Правда,
и «коренные» школьники, — тут же признаются они, — не избавлены от этих
трудностей.

В то же время
и школа не желает признавать культурных ценностей и установок своих приезжих
учеников. Так, по признанию одной из учительниц, детям запрещают говорить в
школе не на русском языке. В качестве аргумента она привела присланный из
комитета по образованию документ — один из многочисленных проектов закона о
русском языке как государственном языке РФ. Ситуация могла бы быть комичной —
ведь закон ни в коей мере не запрещает в частном общении, каковым является
личное общение между учениками, говорить не по-русски, но свидетельствует она о
негативной тенденции.

Сами учителя
зачастую характеризуют поведение детей-мигрантов как явление, близкое к
депривации. Однако термин этот, с которым в подобном употреблении мы
сталкивались уже неоднократно, ничего общего с реальными проблемами
детей-мигрантов не имеет. «Приходя в первый класс, они называют учительницу «на
ты», — сетует одна из классных руководительниц, — и по сути речь идет о
депривации». Речь в данном случае может идти об отсутствии коммуникативных
навыков, которым, кстати говоря, и должны обучить в школе, а не о
«невозможности индивида удовлетворять свои базовые потребности из-за отсутствия
доступа к материальным или социальным ресурсам» (таково, собственно,
определение депривации). Наивно было бы полагать, что учителя, повторяющие друг
за другом этот термин, выдумали его сами… Но ведь он ничего общего с действительностью
не имеет, и до тех пор, пока учителя в наших школах будут воспринимать и учить
детей-мигрантов как тех, кто страдает от депривации, ни о каком социальном благополучии
не может быть и речи.

Для того чтобы
избежать социальных проблем, связанных со вторым поколением мигрантов, в России
необходима грамотная социальная политика на всех уровнях, доступ к образованию,
предотвращение дискриминации и — не в последнюю очередь — понимание и помощь в
решении реальных проблем детей-мигрантов в школе. Интеграция этих детей вполне
возможна, и уже есть множество положительных ее примеров.

Светлана НИКОЛАЕВА