13.01.2011

МОИ ЛЮБИМЫЕ УЧЕНИКИ

Сегодня героиня  нашей рубрики — Людмила Юрьевна  Элерт, учитель начальных классов  школы №135 г. Новосибирска. Обычно мы сами ищем школы, где учатся цыганские  дети, и педагогов, заинтересованных в новых прогрессивных методах  обучения. Но с Людмилой Юрьевной вышло не так: она сама нашла наш сайт в интернете и написала нам о том, что нуждается в дополнительных материалах по цыганскому языку и культуре, — ведь в ее классе оказались дети, для которых русский язык неродной.

В ноябре 2009 года Л.Ю. Элерт участвовала в семинаре, организованном АДЦ «Мемориал» для учителей в Петербурге, и познакомила коллег со своей методической разработкой. Л.Ю.Элерт не только описала проблемы, с которыми она столкнулась при обучении цыганских детей, но и предложила пути их решения. Особенно ценно то, что она старается учесть особенности цыганского языка и даже включает его в свои уроки — в методическую разработку входит цыганско-русский разговорник, созданный специально для учителей. О том, как Людмила Юрьевна нашла свой путь в обучении цыганских детей, она рассказала в своем дневнике, который можно читать и как увлекательную новеллу, и как методическое пособие.

Встреча

Первое сентября в первом классе я запомню на всю  жизнь. Захожу в класс — детей не видно. Везде взрослые — родители, дяди и тети, сестры, братья. Я растерялась — говорят не по-русски, я ничего не понимаю. Слышу обращение ко мне: «Ты, девка, уж научи их, а то мы-то не учились!» Кое-как успокоила всех — начала поздравлять с праздником. Но не тут-то было. Меня опять перебила цыганская речь. Это мои цыганятки спорили между собой — выясняли, кого я больше люблю. В общем, первого сентября праздник не совсем удался. На следующий день опять пришли все родители моих новых учеников. Прозвенел звонок, к моему удивлению взрослые остались и уселись на задних партах. Щелкают семечки, разговаривают между собой. На мои замечания не реагируют. На переменах было еще хуже: если их ребенка кто-то нечаянно задевал, крик стоял на весь этаж. Ведь ребята воспитывались дома, где всегда все только для них, играть с другими не умеют, с детьми общаться не умеют.

Наступила вторая неделя обучения. Изучаем первые гласные — я их проговариваю, а дети смеются. Оказывается, они думали, что я пою песни. Приступили к изучению согласных — не поверите, нашу первую букву «н» изучали 10 уроков. Сколько было пролито моих слез! Как учить дальше? Думала-думала, и пошла в гости к своим нестандартным ученикам.

Посещение цыганской  семьи

В первое посещение взяла с собой дочь — опасалась идти одна в незнакомое место. Оказалось, что зря боялась. У родителей моих учеников — свои дома, двери не закрываются, любой может зайти к ним. Дома чисто, красиво. Встретили радушно, усадили за стол. Разговаривали о детях, о том, чтобы они выучились и приобрели хорошие профессии. Некоторые родители могут говорить по-русски, но между собой взрослые и дети разговаривали на цыганском языке. Я их не понимала, но поскольку моей целью было эффективное образование, я решила сама изучать цыганский язык. Сразу улучшилась дисциплина: скажу по-цыгански «На гвалтынэн!» (хватит кричать) — дети сразу меня слышат и замолкают.

Строю отношения

После посещения семей дела пошли лучше, потому что родители поняли, как к их детям относятся в школе. Потихоньку начали читать. С письмом было потруднее, но тоже направилось в нужное русло. А математика «заглохла». Приклеила им на парту метр, чтобы видели, из чего состоит первый десяток. Жан решает пример: 82 минус 80 — встал, поставил палец на 82 и начал считать в обратную сторону к нулю «1, 2, 3 и т.д.» — «Жан, что делаешь?» Невозмутимый ответ: «Отнимаю 80».

Так незаметно  мы проучились первый месяц. Наступил черед первого родительского собрания. В дневники детей вклеила листочки с записью о собрании. Напоминала каждый день о том, что надо обязательно быть, старшим братьям и сестрам, которые приводили в школу малышей. И… никто не пришел. Оказывается, уехали в баню, а потом — кто же ходит в школу вечером?! Это я выяснила на следующий день. Значит, решила я, надо вести с родителями индивидуальную работу.

Оглядываясь назад, я понимаю, как трудно было детям начинать учиться, усваивать новые правила, общаться в коллективе. Когда начинала учить цыганский язык, то мне было трудновато. Каково же было моим ученикам? А сейчас они с гордостью читают своим родителям книги.

Труд — урок очень сложный

Сейчас, по прошествии двух лет обучения, я вспоминаю первые уроки труда. Не думала, что для цыганских учеников будет еще одна проблема в обучении. Первая аппликация — гриб мухомор в травке. Заготовила шаблоны, вырезала квадратики, загадала загадку про грибы. Что тут началось! Оказывается, не понимают смысл загадки, не умеют отгадывать. Называли первые пришедшие на ум слова, лишь бы сказать. Что делать? Решила не тратить время и начала объяснять поэтапное выполнение аппликации. Лиза встала, положила на бумагу трафарет и стала обходить его кругом — так и вырезала, поворачиваясь вокруг него. Конечно, я всем помогала, помогали им и другие детки. Когда пришла пора вывешивать на доску работы, то оказалось, что Патрине не понравилась ее аппликация и она ее выбросила в мусорное ведро!

Борьба за каждого

Что-то слишком  быстро закончились мои каникулы… Первый урок чтения — оказалось, все буквы забыли… Ну что, подумала я, начнем сначала. Первый диктант — катастрофа. Лиза не написала ни одной буквы — слезы градом, тетрадь улетела в конец класса. «Лиза, успокойся, все получится!» Пришлось усадить ее к себе на колени, гладить по голове, вытирать слезки. Как жалко было мне ее в тот момент! Ребенок так хочет учиться, а не получается…

Во мне будто  все перевернулось тогда. Сижу и смотрю на моих первоклашек, а они на меня. Встала я к доске, позвала их к себе. Детишки встали из-за парт, а подойти не решаются. Я раскрыла свои руки — и они побежали ко мне. Что тут было, вы бы видели! Произошло слияние душ. Лиза заплакала, ей вторит Патрина, Коля вытаращил глаза и не может понять, что происходит. Каждый старается меня обнять, а я их.

В декабре мы уже лихо складывали слоги, писали диктанты. А как мне это удалось? Только появляется минута — каждого на свои колени — и читать, писать.

Свершилось!

Не верится — мы закончили первый класс. Ощущения от того, что мне и нам это удалось, невозможно передать. — Ура, — кричали дети. — Ура!!! — отвечала я им. Вот теперь у меня были слезы, но это были слезы радости. Мы вместе сделали чудо. Чувства меня переполняют. От гордости за себя, что смогла, не бросила моих цыганят, вытаскивала каждого, вырывала из бездны безграмотности. От гордости за своих уже таких родных Жаника, Лизавету, Патрину, Валю и мою маленькую заводилу Лиду. Мои маленькие первоклассники! Нет, уже второклассники! Как они радуются и хвалятся грамотами, которые я им всем выдала за титанический труд и упорство. Если учесть, что они очень плохо говорили по-русски и дома разговаривают на цыганском языке, то первый класс закончен с очень даже хорошими результатами: техника чтения приличная, все пишут под диктовку. А у Вали и Лиды по русскому языку твердая «5». Все выступают на сцене, все трудятся на пришкольном участке, все готовы помочь каждому в классе и не только. Да просто все молодцы!