15.03.2010

МЫ В ПЕТЕРБУРГЕ НЕ ЧУЖИЕ

Сейчас в Петербургском городском суде слушается дело «банды Боровикова и Воеводина» — нацистов, совершивших множество нападений и убийств на почве ненависти и вражды. Одним из первых преступлений банды было нападение на двух армян: женщину и мужчину жестоко избили и нанесли множественные ранения ножом. Они остались живы, но получили тяжкие телесные повреждения, как записано в документах следствия.

О своем видении проблем межнациональных отношений в Петербурге говорит Карен Мкртчян, председатель совета армянской национально-культурной автономии.

-Карен Ромикович, как часто вам приходится слышать о случаях насилия, убийства, нападения на армян в Петербурге?

-Слава богу, не часто, если нас сравнивать с другими этническими группами, мы в несколько отличной ситуации. Потому что армян-мигрантов меньше, чем приезжающих сейчас на заработки выходцев из Средней Азии, армяне большей частью в Петербурге жили и живут достаточно давно и во всех культурных слоях — среди них есть и промышленники, и ученые, и ремесленники. Поэтому мы не чувствуем себя чужими в ставшей для нас родной стране, в родной христианской культуре. Однако в последнее время такие случаи участились, один-два случая в год избиений, убийств бывает. Мы обращаемся и в прокуратуру, и к уполномоченному по правам человека. Я как председатель армянской общины вхожу в консультативный совет при правительстве Петербурга, имею возможность апеллировать и к губернатору, и к вице-губернаторам, обращаться в Дом национальностей. Поэтому мы, конечно, не в такой трагической ситуации, как трудовые мигранты из других регионов. Хотя в последнее время экстремисты не выбирают, на кого напасть. Если еще недавно скинхеды говорили хоть о какой-то идеологии, то сейчас это просто бандитский мордобой — варварский, жуткий, недостойный ни такой страны, как Россия, ни такого города, как Санкт-Петербург.

-Каких проблем у армян в Петербурге больше — с документами, с работой?

-Армянская община насчитывает сейчас больше ста тысяч человек, она неоднородна. Главная проблема — трудоустройство, на втором месте — документы, и, конечно, нехватка денег. Это три главных вопроса, с которыми к нам обращаются. Мы по мере сил помогаем, хотя, конечно, не все можем, но стараемся — кому-то деньгами, кому-то юристами, кому-то врачами, кому-то работой.

-Среди выходцев из Армении есть те, кого здесь называют «гастарбайтерами», то есть, те, кто приезжает только на заработки? Ведь еще в советские времена армяне строили по всей стране.

-Безусловно, армяне исконно хорошие строители, хотя слово «гастарбайтеры» нам не подходит. Армяне, которые приезжают только на сезонные заработки, намного организованнее, чем многие другие этнические группы. Они, например, работают только с осени до весны, потом улетают домой к семьям — что-то вроде вахтового метода.

-Как обстоит дело с изучением русского языка? В Петербурге, например, по просьбе учителей Адмиралтейского района, сотрудниками Педагогического университета было сделано пособие для школьников, у которых родные языки армянский и азербайджанский.

-Я не видел именно это пособие, но мы сами своими силами печатаем подобные пособия, разговорники, издаем церковные тексты на армянском и русском языках. У нас много лет выходит газета на двух языках — русском и армянском. Есть много и взрослых армян, которые, к сожалению, подзабыли родной язык, потому что давно живут здесь. У нас уже 18 лет действует воскресная школа, где учатся дети, есть 259-я гимназия с армянским этнокомпонентом, где могут изучать армянский язык не только армяне — я знаю, что около десятка русских детей изучают армянский. Наша школа — это пример сосуществования разных культур, где учатся и армяне, и русские, и азербайджанцы, и украинцы, и татары, и афганцы. В школе проходят совместные праздники, дни национальной кухни. За два года, пока мы курируем эту школу, мы стараемся сглаживать острые углы и находить общий язык. Хотя у меня нет розовых очков, я понимаю, что и среди детей всякое случается, в том числе и в нашей школе, — но было бы желание это исправить. Потому что неразрешимых специфических проблем у нашей этнической группы нет.

Беседовала
Наталья ШКУРЕНОК