16.05.2011

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ В МОСКВЕ

22 декабря 2009 года в Независимом пресс-центре (Москва) Комитет «Гражданское содействие» провел «круглый стол», посвященный проблемам защиты прав трудовых мигрантов.

Участники обсудили правовое и социально-экономическое значение системы квотирования трудовой иммиграции, а также дали оценку проекту изменений в Федеральный Закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», подготовленному Департаментом труда и занятости города Москвы. Во встрече приняли участие советник Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ Валентин Николаевич Дьяков, заместитель Директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер, руководитель Лаборатории миграционных исследований Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Жанна Антоновна Зайончковская, вице-президент Фонда «Миграция XXI век» Наталья Ивановна Власова, представители дипломатических миссий Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана и сотрудники неправительственных и национально-культурных организаций. Отметим, что были приглашены, но проигнорировали обсуждение представители Федеральной Миграционной Службы, Минздравсоцразвития, Роструда и Департамента труда и занятости населения города Москвы. «Круглый стол» начался с обсуждения существующей сейчас в России системы квотирования трудовой иммиграции и ее социально-экономического и правового значения. Трудовая миграция была и остается для России актуальной темой, поскольку вследствие социально-экономических причин, во-первых, большое количество граждан стран СНГ ежегодно вынуждено отправляться в Россию в поиске работы, а во-вторых — целые отрасли отечественной экономики постоянно нуждаются в трудовых мигрантах. Эта социально-экономическая данность чаще всего остается за пределами внимания общества, которое неизбежно концентрируется на проблеме нелегальных мигрантов. «Экономический ущерб, причиненный России нелегальной миграцией в виде неуплаты налогов, составляет более 8 миллиардов долларов <…> ежегодно мигранты из стран СНГ вывозят из России свыше 10 миллиардов долларов», — заявил директор ФМС Константин Ромодановский в 2006 году в интервью «Интерфаксу»(http://www.mvd.ru/news/9354/). К этому обычно добавляются утверждения о высокой преступности в среде нелегальных мигрантов, а также призывы обеспечить рабочими местами в первую очередь граждан России. При этом, однако, специалисты утверждают, что иммиграция России очень нужна и что только она способна обеспечить стране экономический рост. Специалисты также в один голос указывают на фактическую необоснованность заявлений о конкуренции трудовых мигрантов с гражданами России (интервью Ж.А. Зайончковской, В.Е. Гимпельсона (Высшая школа экономики), С.Н. Градировского (Центр стратегических исследований Приволжского ФО) и Д.А. Александрова (Европейский университет) в журнале «Русский репортер», http://www.rusrep.ru/ 2009/18/faq/). Кроме того, и Ромодановский поделился недавно с прессой, что легальные мигранты для России поразительно выгодны: «Страна получает с каждого вывезенного доллара $ 6-7. Картина примерно такая» (http://news.km.ru/po_chislu_migranto_my_uzhe_vper). Действующий Федеральный Закон «О правовом положении иностранных граждан», устанавливающий квоты на мигрантов, исходит из необходимости защиты отечественного рынка труда от иммиграции. Квоты устанавливаются ежегодно Правительством РФ в отношении каждого в отдельности субъекта федерации по заявкам соответствующих региональных органов государственной власти с учетом демографической ситуации в регионе и возможностей по принятию иммигрантов. Подобные заявки принимаются не позднее 1 августа предыдущего года. В свою очередь, региональные власти собирают заявки от участников экономического оборота, устанавливая, как понятно, более ранние сроки для подачи данных по потребности в рабочей силе в следующем году. В последние годы Правительство РФ постоянно сокращало квоты на иностранных работников. В 2010 году квота была сокращена с 2 млн до 1,3 млн человек. Специалисты высказывают недовольство системой квот — она не основывается на реальной необходимости защитить отечественный рынок труда, не позволяет адекватно оценить потребность в найме иностранцев (в момент подачи заявки лишь наиболее крупные работодатели могут предсказать свою потребность в работниках на следующий год). Наконец, по сути, эта система не только не устраняет нелегальную иммиграцию, но и служит превосходной почвой для ее возникновения — квоты, как правило, заканчиваются на четвертый месяц, и, начиная с мая очередного года, практически каждый въезжающий на территорию России трудовой мигрант уже не имеет возможности легализоваться. Поскольку в Независимом пресс-центре не было представителей власти (исключая работников аппарата Уполномоченного по правам человека), система квот в очередной раз единогласно получила по заслугам. Собравшиеся отметили, кроме всего прочего, неразборчивость системы — разрешение на работу по одним и тем же правилам должен получать как неквалифицированный рабочий, так и высококлассный специалист, если он не является директором или заместителем директора. Однако, как отметила Светлана Ганнушкина, правозащитники, видящие все недостатки и коррупционное содержание системы, находятся в меньшинстве, поскольку большинство в обществе положительно относится к системе квотирования и, более того, одобряет дальнейшее сокращение квот. Квоты в настоящее время устраивают всех — мигранты, хоть и нелегально, все равно продолжают заполнять лакуны в российском хозяйстве, население удовлетворяется популистским содержанием работы властей, предприниматели получают прибыль от использования дешевого труда нелегальных мигрантов, а государство регистрирует прибыль от притока нелегальной рабочей силы. Жанна Зайончковская, правда, высказала опасение, что в определенный момент поток иммигрантов из Средней Азии (основной на сегодняшний день) может быть перетянут в растущие экономики Индии, Китая и арабских стран и что в этом смысле улучшить положение трудовых мигрантов — в интересах России. Тем не менее, участники «круглого стола» согласились, что основным стимулом для изменения существующей системы регулирования труда иностранных граждан является все же правозащитный императив. Система квот совмещает в себе, во-первых, функцию закрепления иностранного работника за работодателем и, во-вторых, функцию ограничения притока иммигрантов и охраны отечественного рынка труда. Жанна Зайончковская и Наталья Власова («Миграция XXI век») предложили, отменив систему квот, оставить за государством лишь функцию регулирования отношений иностранных работников и их работодателей, при которой и работодатель, и иностранный работник несли бы повышенное бремя ответственности за соблюдение трудовых договоров. Предложения же по сохранению функции защиты рынка труда для граждан России — например, в виде обязанности всех работодателей публиковать объявления о работе в средствах массовой информации — вызвали споры. Рейчел Денбер обратила внимание на устоявшееся ксенофобское мнение в обществе, согласно которому трудовая иммиграция наносит вред экономике страны и рынку труда, и призвала работать с обществом и объяснять гражданам, что трудовая миграция представляет собой естественный процесс и что Россия нуждается в трудовых иммигрантах. Пресс-секретарь Представительства МВД Таджикистана в РФ по вопросам трудовой миграции Дильбар Ходжаева подчеркнула, что российским властям необходимо серьезно расширить работу по информационному обслуживанию приезжающих мигрантов с тем, чтобы помочь им избежать попадания в руки недобросовестных фирм по оформлению поддельных разрешений на работу. Таким образом, основным выводом дискуссии было то, что Россия должна научиться цивилизованно, не создавая барьеров, принимать трудовых мигрантов, и именно такой подход был бы единственно эффективным в борьбе с нелегальной миграцией. Отдельным предметом обсуждения стал проект изменений в Федеральный Закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», подготовленный Департаментом труда и занятости города Москвы. Как рассказал юрист Комитета «Гражданское содействие» Владислав Симонов, проект представляет собой реакционное предложение по радикальному ужесточению существующей системы квот. Такие нововведения, как регулирование использования труда иностранных граждан физическими лицами для личных услуг, сокращение срока пребывания с 90 дней до одного месяца, аннулирование разрешений на работу в связи с прекращением трудового договора, введение административной ответственности за привлечение мигранта без договора, во-первых, способствовали бы дальнейшему закрепощению трудовых иммигрантов и, во-вторых, заставили бы еще большую часть оборота иностранной рабочей силы уйти в тень. Судьба проекта пока неясна, однако уже сейчас очевидно, насколько взгляды специалистов в области миграции и правозащитников отличаются от предложений правительственных чиновников, определяющих вектор развития российской миграционной политики. Борьба за нелегальных мигрантов продолжается.
Антон ПЕТРОВ