25.01.2011

Права меньшинств в Европе: защита языков

18 — 19 ноября 2010 года Европейский центр по правам меньшинств (ECMI), расположенный во Фленсбурге (Германия) провел конференцию для представителей национальных и правозащитных организаций бывшего СССР «Конвенции Совета Европы как инструмент лоббирования». Речь шла, в первую очередь, о Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и о Европейской хартии региональных языков.

ECMI был основан в 1996 году правительствами Дании, ФРГ и земли Шлезвиг-Гольдштейн и представляет собой независимую организацию, которая занимается исследованиями в области истории, социологии и культуры меньшинств, распространением положительного опыта, налаживанием сотрудничества академических институтов, общественных организаций и властных структур.

Страны, подписавшие Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств, обязаны регулярно отчитываться о ее выполнении, поэтому она служит инструментом лоббирования интересов меньшинств. В 2011 году официальный отчет, который будет рассматриваться Консультативным комитетом Конвенции и Комитетом министров Совета Европы, подает Россия, а значит, общественные организации могут предоставить альтернативные отчеты и мнения — часто, конечно, отличающиеся от официальной позиции.

Если Рамочная конвенция, будучи, по оценкам экспертов, не очень действенным инструментом защиты меньшинств, все же накладывает на нашу страну определенные обязательства, то принятая в 1992 году Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств подписана, но не ратифицирована Россией (как и еще 8-ю странами). Впрочем, из 47 стран — членов Совета Европы — Хартию подписали лишь 33 страны. Отказавшиеся — часто страны с «проблемным» положением языков этнических меньшинств (например, бывшие «республики советской Прибалтики»). Среди государств-нечленов Совета Европы нет ни одной страны, присоединившейся к Хартии.

Хартия ставит своей целью защиту и развитие «малых» языков стран, подписавших Хартию.

Сила этого документа распространяется только на языки, традиционно используемые при общении в регионе, тем самым исключаются языки мигрантов и диалекты государственного языка (или то, что такими диалектами официально считается). Кроме терминов «региональные языки» и «языки меньшинств», Хартия использует понятие «нетерриториальных языков», то есть таких, которые сильно отличаются от государственного языка, однако употребляются на территории всего государства.

Часть 2 Хартии содержит информацию о ее целях и принципах, приложимых ко всемрегиональным языкам или языкам меньшинств подписавшей страны. Часть 3 содержит информацию о мерах, содействующих использованию региональных языков или языков меньшинств в различных сферах: образовании, судебной системе, административных органах и государственных службах, средствах массовой информации, культурных мероприятиях, а также международном обмене. При ратификации, принятии или одобрении страна должна указать конкретный язык и выбрать не менее 35 защитных мер, предусмотренных в Части 3. Степень применения этих мер может быть разной: так, если речь идет об использовании языка меньшинства в сфере образования, то страна может взять на себя обязательства или преподавать все школьные дисциплины на этом языке, или ввести его как отдельный предмет школьной программы, или предусмотреть факультативное преподавание. Важно подчеркнуть, что государство-участник Хартии не может уменьшить количество защищаемых языков и защитных мер или урезать сферу применения какой-то меры, а может лишь увеличивать степень защиты языков и расширять сферу их использования.

Цыганский язык чаще других встречается в списках языков, подлежащих защите Хартии. Он упомянут в списках 14 стран (с использованием различных названий — Roma, Romani, Romanes, Romani Chib и Romany) — Австрии, Польше, Румынии, Сербии, Словакии, Словении, Германии, Швеции, Черногории, Финляндии, Швеции, Нидерландах, Норвегии, Венгрии и Чешской Республике. В некоторых государствах он рассматривается как нетерриториальный язык (например, в Финляндии), иногда — как язык этнического меньшинства (в Польше, которая также признает его «нетерриториальную» сущность). В большинстве стран он защищается на всей территории, а вот Австрия, например, заявляет о специальных мерах по его защите только в земле Бургенланд. В Норвегии кроме самого цыганского языка подлежит охране и местный парацыганский язык, известный как скандинавско-цыганский язык. В Швейцарии языком, подлежащим защите и развитию, признан язык ениши, содержащий большое количество лексических заимствований из цыганского.

Исследования цыганского языка в последнее время проходят на высоком научном уровне. Так, 2 — 4 сентября 2010 года в Хельсинки прошла уже 9-я международная конференция по цыганской лингвистике. В Финляндии романи официально признан языком этнического меньшинства, на котором говорят по всей территории страны. Первые свидетельства о цыганах в этом регионе относятся к середине XIX века. В течение более 400 лет местный диалект романи претерпевал изменения под влиянием окружающих языков — шведского и финского. Со второй половины XX века именно в Финляндии были предприняты первые попытки по кодификации языка и меры по его сохранению, приведшие, с одной стороны, к росту лингвистического интереса к цыганскому языку (например, работы П. Валтонен 60-70-х гг.), а с другой — к формированию в 1971 году при министерстве образования Финляндии комитета, задачей которого стало создание орфографии и нормативного лексикона для местного диалекта цыганского.

На конференции было прочитано несколько докладов, подготовленных финскими специалистами: К. Гранквист рассказал об утраченных чертах финского цыганского, Х. Хедман — об использовании цыганского языка в Финляндии, К. Оберг — о традиционных песнях финских цыган. Выступления, однако, не ограничивались рамками Финляндии. Профессор Манчестерского университета Ярон Матрас, один из крупнейших мировых цыгановедов, рассказал о первых попытках описать диалектологическое разнообразие цыганского языка в Румынии. Представителем России был В.В. Шаповал, рассказавший об «исправлении» цыганских слов одного из романов польского писателя Й. Крашевского при переводе на русский язык. Несколько докладов было подготовлено австрийскими учеными, из другого важного научного центра цыганистики, университета в Граце. Ими же был презентован образовательный проект КВАЛИРОМ, задачей которого является продвижения учебного плана для цыганского языка в Европе. Разработаны все модули для преподавания цыганского языка не только на уровне начальной школы, но и при дальнейшем обучении. Эта учебная программа используется уже в нескольких начальных и средних школах в Австрии, Чехии, Финляндии, Словакии, Сербии и Румынии.

В Российской Федерации говорят на огромном количестве языков, в том числе на нескольких десятках диалектов цыганского языка, но Россия, подписав Хартию региональных языков еще в 2001 году, до сих пор ее не ратифицировала. Однако в 2009 году совместно с Евросоюзом и Министерством регионального развития РФ Совет Европы запустил трехлетнюю совместную программу «Меньшинства России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества». Запланированные мероприятия (среди которых круглые столы, учебные визиты и пробное выполнение предписаний Хартии в некоторых регионах России) направлены на популяризацию Хартии и ее возможную ратификацию Россией.

Кирилл Кожанов