17.12.2010

Семинар «Цыганская школа»

Семинар с таким названием был организован 22 сентября 2003 года Северо-Западным Центром социальной и юридической защиты рома (цыган) и прошел на базе средней школы пос. Александровская Пушкинского района Санкт-Петербурга. В нем приняли участие учителя школ, в которых учатся цыганские дети, представители цыганских общественных организаций, родители, ученики.

Мы публикуем выступления некоторых участников семинара и надеемся, что их мнения будут интересны нашим читателям.

Стефания Кулаева, директор Северо-Западного Центра социальной и юридической защиты рома (цыган)

Дорогие коллеги! Мы приветствуем вас в Александровской школе, где уже в течение нескольких лет разворачивается проект «Цыганская школа». Мы сегодня собрались, чтобы поделиться опытом обучения и воспитания цыганских детей, который есть у многих из нас, чтобы воспринять опыт наших коллег, для того, чтобы обсудить, что мы можем сделать вместе.
С самого начала работы нашего Центра мы развивали правозащитную деятельность и развивали образовательные проекты. Эти два направления тесно связаны друг с другом. Мы начали с того, что обходили цыганские дома, объезжали те мечта, где более менее компактно живет цыганское население российского Северо-Запада, знакомились с жизнью цыган. Постепенно становилось ясным, что школьное образование — это одна из актуальных проблем цыганского населения нашего региона. У нас возникли контакты с учителями, в первую очередь здесь, в Александровской. В последние годы ситуация во многих регионах стала ухудшаться. В течение последних 10 — 15 лет резко упал уровень образованности цыган. Очень много безграмотных взрослых людей, которых, фактически, поздно уже начинать учить алфавиту, и растут поколения абсолютно безграмотной молодежи — 12-, 15-, 17-летних людей, которых еще можно учить. Мы все, конечно, понимаем, что безграмотным людям жить в XXI веке будет чрезвычайно трудно, и делаем все, чтобы по крайней мере та степень грамотности, которая была достигнута, не была сейчас утрачена.
На самом деле, мы должны сделать все, чтобы у всех школьников были равные возможности, чтобы дети, которые прошли начальную ступень образования, перешли в среднюю, чтобы после этого они по крайней мере имели возможность получить высшее образование.
Сейчас у цыганской молодежи есть такая возможность, это трудно, но в принципе закончить среднюю школу и перейти к высшему образования сейчас возможно. Большинство цыганских семей ведет оседлый образ жизни, большинство имеет территориальный доступ к какой-то школе. В то же время, не секрет, что огромное количество цыганских детей не переходит даже в среднюю школу. Безусловно, наша первейшая задача — это элементарная грамотность, то есть начальная школа, и если где-то учителя вовлекают цыганских детей в хотя бы в начальное образование, без среднего, — мы должны им сказать спасибо и за это. Но мы все-таки должны думать о том, чтобы у всех детей, независимо от происхождения, независимо от того, на каком языке говорят у них дома, была возможность закончить среднюю школу, потому что те, кто не закончил среднюю, лишены возможности продолжить образование. То есть, говоря на правозащитном языке, происходит дискриминация: какой-то группе людей закрыт доступ к какой-то сфере жизни, нарушено их право.
штак, теоретическая возможность получения образования у цыган есть. Почему же многие цыганские дети оказываются вне школы? Здесь есть ряд проблем. Во-первых, цыганские родители недостаточно активно отправляют детей в школу, иногда не обладают материальными возможностями это сделать, иногда у них дети заняты в домашнем хозяйстве. Тут надо, конечно, менять сознание людей, увеличивать престиж школьного обучения. Мы работаем в этом смысле с родителями и надеюсь, будем работать еще больше.
Во-вторых -проблема учителей и администрации. Есть ситуации, когда цыганских детей не приветствуют в школах, когда дети чувствуют себя в этих школах некомфортно. Только очень немногие из них, обычно более благополучные в материальном плане, кому легче соответствовать требованиям, которые предъявляются во многих школах, оказываются в рамках школы. Дети же из бедных, многодетных семей, которые не в состоянии купить сменную обувь или необходимые канцелярские принадлежности, оказываются вне системы образования. И дальше порочный круг. Первый ребенок не учился — родители уже как-то отвыкают от мысли, что можно отправить в школу второго. Нам известен мальчик из карельского города Сегеж, который все лето собирал ягоды, чтобы купить себе ботинки и пойти в школу. Все остальные дети из этой многодетной семьи никогда не учились, и родители, видимо, то ли не могут, то ли не хотят приложить к этому усилия. Ребенок приложил их сам, и это большая редкость. Тем не менее, дети — это тоже те люди, к которым мы обращаемся, и мы пригласили сюда учеников нашей школы, которые много лет участвуют в нашем цыганском проекте. Мы призываем и молодежь — нужно учиться независимо от того, что учителя, возможно, не сразу идут навстречу, независимо от того, что родители недостаточно помогают.
Еще одна проблема, которую хотелось бы обсудить, — это раздельное обучение русских и цыганских детей. Мы надеемся, что этот семинар станет основой для выработки своеобразного подхода к этому вопросу. Конечно, идеальным был бы правозащитный подход: никто не должен быть лишен доступа к образованию, это положение абсолютно соответствует международным и российским законам. Но если ты вышел из школы с документом о том, что ты закончил цыганский класс, не факт, что ты получишь высшее образование, даже если ты блестящий ученик. В Венгрии большая часть цыганских детей обучается в цыганских классах. В Чехии только сейчас эта ситуация начала преодолеваться. Чешские дети ходили в классы «для белых», цыганские учились отдельно. Все были довольны — и родители (никто не обижает детей), и учителя (так легче преподавать), и властям (так легче следить за цыганами). И вот результат: дети, закончившие цыганские классы, хотят поступать в вузы, приходят устраиваться на работу — а с документом об окончании цыганского класса их не берут. цыгане оказались обреченными на безработицу. Мы должны понимать и учитывать этот опыт, думая о том, как нам выходить из нашего положения. Мы пока имеем мало опыта, цыганские классы только создаются, и часто это единственный выход. Возможно, лучше интегрировать цыганских учеников в отдельные занятия с другими школьниками, но устраивать для них дополнительные занятия по цыганскому языку и культуре. В этом заключался наИ проект, который мы развивали в Александровской: цыганские дети занимались танцами, языком, изучали фольклор своего народа. Это развивало их представление о собственном языке и культуре, уважение к себе, и конечно, это привлекало в школу даже тех, кто по каким-то причинам (возрастным, территориальным) выпал из школьного процесса.

И.С. Бердышев, психолог
Я бы хотел сказать о мифах по отношению к цыганам, которые, к сожалению, бытуют среди профессиональных педагогов и психологов. Эти мифы и предрассудки, в конечном счете, имеют своей подоплекой расизм: цыган считают нацией, которая не способна к образованию, не стремится к нему. Часто можно слышать: а зачем цыганам учиться? Пусть они гадают, пляшут и поют. Хочу напомнить, что совсем недавно так думали, например, о народах Крайнего Севера, и даже выводили целую теорию о том, что эти люди «генетически» неспособны к учению. Все это, конечно, ложные представления и невежество. Но, к сожалению, в своей работе мне часто приходится иметь дело с детьми, потерпевшими психологическую катастрофу при столкновении со школьной системой, и я могу сказать: существуют дети, которым дан «зеленый свет» для учебы, другим светит «желтый», а есть те, которым светит «красный», и такое ощущение, что светофор испортился. Часто такими неудачниками оказываются именно цыганские дети. Сейчас сознание цыган меняется. Во время недавней поездки в Петрозаводск я встречался с представителями цыганской общины и был приятно удивлен тем, как правильно тамошние цыгане, и дети, и взрослые, понимают важность образования в современном мире. Другой пример: несколько дней назад я познакомился с тремя 16-летними венгерскими цыганками, задержанными милицией. Девочки очень хотят учиться хотя бы элементарной грамоте, и в приемнике-распределителе, где они находились, к ним очень хорошо относились и стали с ними заниматься. Девочки были очень благодарны педагогам и рады тому, что впервые в жизни они получили некоторые знания. Таким образом, нужно расставаться со старыми предрассудками о том, что цыганам якобы не нужно учиться, и отрадно видеть, что к правильному пониманию проблемы приходят и сами цыгане, и власти (недавно о важности образования для цыганского народа министр по делам национальностей РФ В. Зорин).

Галина Васильевна Чернильникова, специалист Комитета образования г. Чудово Новгородской области
У нас в районе учится около 600 цыганских детей, причем имеется серьезное расслоение среди самих цыган. Часть детей учится в общеобразовательных школах, а более зажиточные цыгане сами построили школу и обучают своих детей там. Возникает ряд проблем: эта школа считается частной, построена не по проекту, есть проблемы с нормативной базой, лицензированием, аттестацией преподавателей. В частной школе 63 ученика разного возраста, от 7 до 14 лет, обучение идет в две смены, работает два учителя из общеобразовательной школы.

Вера Николаевна Подъячева, заместитель директора по воспитательной работе школы №17 г. Пскова
В нашей школе сейчас учится 15 цыганских детей, а с 1980 года за 20 лет обучалось 39 цыган, 10 человек получили 8-летнее образование. Много детей покинуло школу из-за смены места жительства, и это большая проблема: если родители занимаются торговлей и берут ребенка с собой, то он много занятий пропускает. Мы берем даже тех, кто не соответствует возрасту. Есть у нас и достижения: наша выпускница учится на театральном отделении в колледже культуры. Наша школа многонациональная, у нас есть армяне, чеченцы, белорусы. Мы планируем устроить праздник национальных культур.

Марианна Владимировна Сеславинская, Союз ромских общественных организаций России (Москва)
Вопрос об образовании ромов, конечно, связан с правами ромов вообще, с их представительством в органах власти. Например, у нас написан учебник ромского языка, но люди, которые принимают решение о его публикации, плохо себе представляют проблему и не идут навстречу. Для того чтобы дети имели возможность изучать родной язык и культуру, рома должны быть представлены вол власти и влиять на принятие решений, а для этого, в свою очередь, нужно иметь образование. Надо сказать, что в Европе, где ромское национальное движение активно разворачивается уже в течение 30 лет, рома являются членами парламентов, министрами, уже есть большой слой интеллигенции, и интересы ромского этноса лоббируются на государственном уровне. Я хочу привести данные о том, как относились к образованию цыган в первые годы советской власти. Сейчас иногда говорят, что в стране много проблем, что сейчас не до того, но в 20 — 30-е годы, когда материальных проблем в стране было не меньше, почему-то находились средства на поддержание национальных культур. Были созданы азбуки и учебники для бесписьменных языков, переводы классической литературы. Ромский алфавит был создан в 1926 году, издавались журналы «Романы зоря» и «Нэво дром». В 1929 году открывается секций ромских писателей, в 1931 году открывается театр «Ромэн». В это время в Москве работали три цыганские школы-четырехлетки с преподаванием всех предметам на цыганском языке. В это время сформировался слой цыганской интеллигенции, и их потомки сейчас составляют гордость цыганского народа. Были открыты педагогические курсы для учителей-цыган, открылось цыганское отделение в педагогическом техникуме. Власти заботились и о занятости цыганского населения: были созданы 28 ромских артелей, начали образовываться цыганские колхозы. Но, к сожалению, в конце 30-х годов политика в отношении национальных меньшинств, не только цыган, резко изменилась. По нашему мнению, большой дискриминацией является то, что нет возможности развивать ромский язык.

Георгий Николаевич Цветков, Союз ромских общественных организаций России (Москва)
Действительно, даже в 1920-е годы находилось время, специалисты и деньги на то, чтобы развивать национальные образовательные программы. Цыгане старшего поколения в среднем имеют образование 7 — 8 классов, потому что государство проводила политику всеобщего образования. Два-три раза ребенок в школу не пришел — учителя бьют тревогу, а там, глядишь, и участковый пришел. Сейчас этого нет, и 15-летние дети не умеют даже расписаться. Престиж образования был потерян. Цыгане сами знают: первая проблема сейчас — неконкурентоспособность в коммерции, да и в любой другой сфере жизни. А почему? Нет образования — нет специальности. Отсюда вытекает и увеличение криминала среди цыган. Конечно, нам нужны особые образовательные программы для цыган. Нужна литература, учебники — и эту проблему надо решать на государственном уровне. Что касается цыганских классов, то мне кажется, они нужны для детей, которые отстали по возрасту, а для тех, кто пошел в школу вовремя, нужны дополнительные уроки цыганского языка и литературы, изучение цыганской культуры. В Украине выпускаются прекрасные издания, двуязычные азбуки даже для дошкольников — ведь наши дети часто отстают в развитии потому, что не знают русского языка. В этих книжках яркие картинки с цыганской тематикой, это привлекает детей. Мы уже издали словарь ловарского диалекта цыганского языка, разрабатываем учебник на двух диалектах — русскоцыганском и ловарском, но есть проблемы с изданием.

Маргарита Васильевна Маршенникова, директор школы №409 г. Пушкина
Я работала 20 лет в Александровской школе, и сначала отношения между родителями, детьми и учителями складывались очень непросто. Я ходила в каждый дом и всех мы «загоняли» учиться, как учиться — неважно, лишь бы ребенок пришел в школу. Сегодня у нас другая ситуация — детям дома с малых лет внушается: нужно учиться, и дети приходят с определенным пониманием. Сейчас некоторые дети, и это большой прогресс, настроены заканчивать 11 классов. Раньше русские родители не хотели пускать в школу детей, потому что здесь учатся цыгане — пришлось преодолевать предрассудки о том, что цыганам учиться не нужно, их дело гадание, песни и пляски. И мы изменили эту ситуацию, школа стала большой дружной семьей.

Зинаида Георгиевна Царева, заместитель директора по учебной работе школы пос. Осельки Всеволожского района Ленинградской области
Прежде всего я хочу поблагодарить сотрудников Центра защиты цыган за то, что нас пригласили к участию в семинаре и дальнейшей работе. До сих пор у нас было ощущение, что мы оставлены один на один с проблемой обучения и воспитания цыганских детей: этот вопрос нигде не освещался, можно сказать, проблема замалчивалась. Теперь мы понимаем, что эта проблема волнует многих людей, что мы не одиноки, и мы очень рады оказаться среди единомышленников. У нас в школе учится 90 цыганских детей, 5 классов.
Трудностей, конечно, очень много и с обучением, и с воспитанием, хотя мы поставили на цыганские классы самых опытных учителей. Дети приходят в школу совершенно неподготовленными: в детский сад они не ходят, общаются только в семье, по-русски практически не говорят. Мы, однако, принимаем всех цыганских детей, никого не выгоняем. Есть проблема посещаемости: бывает, что родители не пускают детей в школу, например, одну девочку-отличницу забрали из школы, потому что она хорошо гадает.
Еще одна проблема — расслоение и внутренняя жизнь самих цыган. У нас в таборе две фамилии, два клана. Они то ссорятся, то дружат, и классы тоже формируются соответственно. Существует мнение, что цыгане очень богаты — но про наших этого сказать нельзя. Мы знаем, что начнутся холода — из 18-19 детей будут приходить 7-8- самых ответственных детей, и они будут чихать и кашлять, потому что у них нет теплой одежды. Мы делаем все что можем, и наше большое достижение — перевод одного класса в среднюю школу, в 5 класс. Из 38 человек первоклассников к 5-му классу осталось всего 15 человек, но мы стараемся их беречь и надеемся довести до конца школы. Цыганские дети очень добрые, в них чувствуется внутренняя культура. Они способные, у них прекрасная память, они не проигрывают в сравнении с другими детьми. В прошлом году в классе Надежды Михайловны Клубовой четыре ученика получили грамоты Министерства образования за отличную учебу. НаИ опыт показывает, что цыганские классы в нашей ситуации необходимы. Мы их создали не для того, чтобы отторгнуть цыганских детей, а для того, чтобы создать им комфортные условия. Нам удалось добиться того, что дети в классах соответствуют возрасту.
Нам очень нужна поддержка цыганской интеллигенции. Чтобы изменить сознание цыганских родителей, необходимо, чтобы к ним на родном языке обратились образованные люди, которые чего-то добились в жизни. Нам очень нужны учебники на цыганском языке, и в идеале мы бы хотели заниматься с цыганскими детьми по программе для национальной школы.

Надежда Григорьевна Винокурова, социальный педагог школы №414 пос. Володарский Красносельского района Санкт-Петербурга
В нашей школе не так много цыганских детей, и проблемы у них такие же, как во многих других школах. Почему дети, даже из обеспеченных семей, не учатся? Мне кажется, здесь все зависит от семьи. Если родители решили, что учиться ребенок не будет, то мы ничего сделать не можем. Есть у нас и положительные примеры: в этом году закончил школу мальчик-цыган, прекрасный ученик. Я думаю, нужно поднимать престиж образования среди самих цыган.

Тамара Николаевна Череповская, Санкт-Петербургский Центр цыганской культуры
Я хочу поблагодарить «Мемориал» за то, что эта организация уже не первый раз поднимает различные проблемы, свящанные с судьбой нашего народа. Я хочу сказать, что наИ Центр планирует устроить выставку, посвященную цыганским творческим династиям Петербурга — Масальским, Абауровым, Шаховским, Череповским и многим другим. Это представители цыганской интеллигенции, которая десятилетиями вносила свой вклад в нашу культуру.
Конечно, цыганские дети должны знать наИ язык, фольклор, историю. Школьное образование, безусловно, необходимо в современном мире, и именно интеллигенция должна донести эту мысль до всех цыган.

Алла Анатольевна Кузнецова, директор школы №462 пос. Александровская Пушкинского района Санкт-Петербурга
Наша школа, действительно, особая: здесь много детей, которые «не вписались» в другие школы. Мне кажется, что у цыганских детей есть проблема сохранения собственной культуры. Еще хочется отметить, что цыгане живут большой общинной семьей, и это очень чувствуется в детях: они ощущают себя частью большой крепкой семьи. К сожалению, у многих русских детей нет этого «семейного» ощущения.

this post is also available in: Английский