10.02.2021

Медиазона: «А русские просто проходили мимо». По делу о массовой драке в Чемодановке судят 28 цыган

Летом 2019 года во время массовой драки между жителями села Чемодановка в Пензенской области погиб 33-летний пограничник Владимир Грушин. На скамье подсудимых в итоге оказались 28 человек, все они — цыгане из табора, живущего в селе уже несколько десятилетий. Екатерина Малышева побывала на заседаниях, изучила материалы дела и рассказывает, за что судят чемодановских цыган и почему их родственники, адвокаты и представители местной общины избегают общения с прессой.

…Правозащитники и эксперты Антидискриминационного центра «Мемориал» несколько лет мониторят нарушения прав цыганских жителей в Пензенской области. Они считают, что рома — европейские цыгане, к которым относится и табор в Чемодановке – не хотят контактировать с прессой из-за целого набора опасений: их настораживают предрассудки со стороны полиции, судов, СМИ и негативное общественное мнение.

Умерший глава цыганской общины Чемодановки Николай Иванов рассказывал правозащитникам, что после первого же интервью в СМИ к нему «приходили сотрудники», утверждал, что его телефон прослушивают и просил не публиковать информацию о конфликте. После столкновения жителей Чемодановки эксперты «Мемориала» приезжали в Пензу и сами столкнулись с давлением сотрудников местного Центра по противодействию экстремизму. Посыл был недвусмысленным, говорят правозащитники: «Не ходите к цыганам, не встречайтесь с бароном».

— Если уж приезжим правозащитникам Центр «Э» такое говорил, то представляете, как запугали цыганских местных жителей, чтоб сидели тихо и не высовывались? — говорит эксперт антидискриминационного центра «Мемориал» Стефания Кулаева. — Это трагедия не только чемодановских цыган: страшная предвзятость и структурная дискриминация по отношению к ним видны на всех уровнях.

По ее словам, обычным людям с детства внушают, что цыгане «опасны». Сотрудники СМИ тоже не лишены предрассудков, говорит эксперт: «Часто журналисты идут к ним за «жареным», рисуют образ дикарей или фотографируют ни в чем не повинных людей и потом этими фотографиями иллюстрируют самые страшные статьи о преступлениях и наркотиках. Так же выглядит более внушительно, правда?».

Помимо страха журналистов у цыган, по мнению эксперта, хватает и других опасений: они боятся больших сроков, если не будут молчать, как им велела полиция или следователи, боятся выселения, поджогов и новых преследований.

– Они сядут, крепко сядут, эти ребята, — считает эксперт АДЦ «Мемориал». — Но среди сидящих цыган есть разнимавшие. В степени их участия в драке вообще никто не разбирался: был там — и хватит.

Она напомнила, что в обвинительном заключении практически не говорится о травмах цыган, полученных во время драки, а также о том, что некоторые из них были госпитализированы.

— Формулировки в уголовном деле похожи на маскировку самого настоящего расизма. Они напоминают астраханскую историю: лет десять назад мы защищали там рома, обвиненного в грабеже. И хотя у него было алиби, судьи не поверили десяткам свидетелям из числа цыган. Парню дали 12 лет лишения свободы, потому что пострадавший, видевший его на темной дороге, якобы узнал его по бровям, — вспоминает Кулаева.

По мнению эксперта АДЦ «Мемориал», в чемодановском деле достаточно нарушений и фактов дискриминации по национальному признаку для жалоб в ЕСПЧ. С началом судебного процесса их стало еще больше, однако, отмечает Кулаева, адвокаты цыган не спешат туда обращаться — ведь это означает вступить в конфликт с Российской Федерацией.

— Не оправдывая тех, кто решается на насилие, считаю, что обвинять только цыган в драке, где были десятки, если не сотни других участников — это расизм, — считает Кулаева. — Ведь по большому счету, даже не так и важно, кто на кого первым напал: Чемодановка рано или поздно должна была шарахнуть. Там уже давно наблюдалась маргинальность: еще десять лет назад — когда мы туда приезжали [в 2012 году] — все было очень плохо в плане исключенности цыганского населения. В отличие от другого цыганского поселка в Пензе, который, наоборот, был для нас best practice: там цыганские дети интегрированно учились в школьных классах вместе с русскими детьми и даже была русско-цыганская футбольная команда.

Полностью читайте статью на Медиазоне

this post is also available in: Английский