06.07.2011

Табор уходит в школу

ТАБОР УХОДИТ В
ШКОЛУ

Петербургский
антидискриминационный центр «Мемориал»
провел «круглый стол» по проблемам образования
цыганских детей.

ПРЕПЯТСТВИЕ ДЛЯ
ИНТЕГРАЦИИ

-Э-то Мур-ша, э-то
Ан-на, — первоклассники старательно выговаривают
слоги, почти поют, водя пальцами по строчкам
маленькой книжки. – Ма-ма до-ма? Да, ма-ма
до-ма.

Учителя начальной
школы в поселке Плеханово Тульской области
дают специальный открытый урок для таких
же учителей из других областей России,
которые тоже занимаются с детьми таборных
цыган. Плехановская начальная школа тоже
таборная, здесь учатся только дети местных
цыган. Учитель продолжает урок: теперь
перед учениками стоит серьезная задача
– нужно объяснить, как проверить правильность
написания слов «плот» и «плод». Это и
русским первоклассникам в начале второго
полугодия не всегда просто сделать, а
уж юным обитателям таборам – тем более:
дети из Плехановского табора, приходя
в первый класс, практически не говорят
по-русски. Такое же положение существует
во всех таборах или, как их называют, в
местах компактного проживания цыган-котляров
(котлярами называются отдельную группу
цыган, чьим традиционным промыслом были
лужение, сварка, другие виды работы с
металлом, откуда и название – котляры,
то есть те, кто делают котлы). Плехановский
табор – самый большой, здесь 270 домов,
в которых живут более 2 тысяч человек.

Совместное проживание,
безусловно, помогает сохранить традиционный
уклад и культуру, в таборе проще выжить
бедным. Но эта жизнь создает и серьезные
препятствия для дальнейшей интеграции
цыган-котляров в общество. В первую очередь,
для обучения детей, перед которыми встает
трудно преодолимый языковой барьер: в
поселке-таборе все говорят по-цыгански.
В Плеханове котляры живут почти 40 лет,
но местной начальной школе чуть больше
десяти лет от роду. Первое здание сгорело,
некоторое время дети вообще не учились,
потом глава цыган, или, как говорят русские,
барон, Ёно Григорьевич Михай выделил
один из домов в таборе под школу. Его переделали,
и теперь он вполне соответствует своему
предназначению. Правда, учиться приходится
в две смены: здесь всего 7 небольших учебных
классов, а учеников 140, но есть даже своя
маленькая столовая, где всех кормят горячими
завтраками.

СПОСОБНЫЕ И МОТИВИРОВАННЫЕ

-Наши дети – способные
и мотивированные, — говорит директор школы
Любовь Валерьевна Горохова. – Им очень
интересно учиться, у них глаза горят.
Скажешь – сегодня уроки отменяются! –
они возмущаются. Просят, чтобы на каникулы
давали побольше заданий. Вы найдите таких
русских!

Желание учиться
у цыганских детей огромное. Может потому,
смеются учителя, что русских уже до школы
так заучивают, что они не хотят потом
учиться, а для цыганят учеба – настоящее
развлечение. А может еще и потому, что
глава табора Ёно Григорьевич очень строго
следит, чтобы все таборные дети учились
хотя бы в начальной школе.

-Эх, если бы не кочевая
жизнь, я бы учился не четыре года, а больше!
– вздыхает в разговоре барон. – Когда
наша семья уехала из Ростова, мне пришлось
бросить школу. Но пока я учился, мой отец
за этим строго следил. А дед все время
пугал: вот, говорил, будешь неграмотным,
перепутаешь буквы «м» и «ж», зайдешь в
женский туалет, и опозоришься!

Проблем с интеграцией
и образованием детей здесь все равно
хватает, хотя именно Плехановский табор
как положительный пример из жизни российских
цыган приводил в своем докладе специальный
представитель от России, когда летом
прошлого года на заседании Комитета ООН
по отмене расовой дискриминации обсуждалась
тема дискриминации цыган в нашей стране.
Действительно, местные Тульские власти,
особенно в последние годы, относятся
к проблемам табора с пониманием – помогают
оформлять документы на землю, дома, ищут
работу. Но это не всегда удается: временную,
неквалифицированную работу еще можно
найти, а на места, где требуется хоть какая-то
квалификация, цыган не берут – у них нет
ни образования, ни специальности.

-Только в 2007 году
удалось перевести несколько детей в 5-й
класс средней школы, — говорит Любовь
Валерьевна Горохова. – Да и те не факт,
что доучатся хотя бы до девятого класса.

ПРИЧИНА РАННИХ
БРАКОВ — НИЩЕТА

Одна из главных
причин низкого уровня образования –
традиционные для цыган-котляров ранние
браки, иногда детей сватают в 12-13 лет,
в 15 лет большинство из них уже женаты,
а то и имеют своих детей. Но судить их
за это непросто: во всем мире известно,
что главная причина ранних браков – именно
нищета, которая заставляет родителей
поскорее избавляться от подросших детей,
отделять их от себя. Этой традиции цыгане-кочевники
придерживались не одно тысячелетие, оседлой
жизнью их заставила жить только советская
власть с 1956 года. На эту причину – ранние
браки – нередко ссылаются и российские
власти, когда пытаются снять с себя ответственность
за образование детей цыган – их родители,
мол, сами не хотят, чтоб они учились.

Но российское законодательство
требует: дети, не зависимо от национальных
традиций, должны иметь возможность получить,
как минимум, полноценное среднее образование.
Если русские родители, по каким-то причинам,
не отдают своих детей в школу, их наказывают
– штрафуют, лишают родительских прав.
А в сторону цыган власть не смотрит: не
учатся – и не надо, сами виноваты. Не говоря
уже о том, чтобы создавать программы поддержки
обучения цыганских детей, издавать методические
пособия, учебники, поддерживать школы,
где учатся дети цыган.

ПРОЛОЖИТЬ ТРОПУ

На «круглом столе»
в Тульской области обсуждалась и проблема,
как помочь детям цыган, если они уже имеют
семью, получить нормальное образование.
Один из вариантов – вечерние школы, как,
например, в Липецке: ученики могут учиться
не только по программе общей школы, но
и получить профессию автослесаря, повара,
секретаря. Плехановские власти заинтересовались
опытом Липецка, и даже предложили провести
следующий круглый стол на уровне комитетов
по образованию на эту тему. Но остается
нерешенной главная задача – не просто
обратить внимание государства на существующую
проблему с обучением цыганских детей,
но и стимулировать его на создание специальных
программ по интеграции цыган в общество.
-Мы второй год осуществляем проект совместно
с нашими шведскими партнерами, организацией
«Спасем детей», — говорит руководитель
проекта, сотрудник АДЦ «Мемориал» Стефания
Кулаева. – Но, поскольку на государственном
уровне эти проблемы никак не озвучивается,
мы решили самостоятельно проложить тропу.

В том числе, именно
при поддержке АДЦ «Мемориал» в рамках
проекта вышли первая в России «Азбука»
для тех, кто изучает русский язык как
неродной (ее авторы – коллектив кафедры
межкультурной коммуникации ГРПУ им.Герцена)
и «Краткое руководство по цыганскому
языку» (автор В.В. Шаповал). «Мемориал»
провел несколько семинаров для директоров
школ, в которых учатся цыганские дети
из нескольких регионов России.

-Круглый стол в
Туле был первым, и на наш взгляд, очень
удачным, — сказала в заключении Стефания
Кулаева. – Он показал, что есть огромный
интерес к этой теме на уровне комитетов
по образованию, администраций школ. Теперь
мы планируем проводить такие круглые
столы на местах, в остальных регионах.

Наталья ШКУРЕНОК,
фото автора