16.05.2011

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА: ЛЕГКО ЛИ ЗАКОНЧИТЬ ШКОЛУ?

Очень серьезный разговор предстоит нам сегодня. На дворе ХХI век. Россия считает себя цивилизованной страной, которая должна гарантировать обществу социальные блага. В первую очередь — для своего будущего. А наше будущее — это дети. Дети — это качественное 11-летнее образование со сдачей ЕГЭ. Но при этом, по разным источникам, в нашей стране минимум несколько десятков тысяч подростков (детей 12-17 лет) имеют образование лишь в пределах начальной школы (1-4 классов). Конкретных ситуаций, иллюстрирующих такое печальное положение вещей с малообразованными, а точнее сказать, необразованными подростками, великое множество. Первая группа. С 1-го класса у ребенка по совокупности причин реально не ладится с учебой. Он сильно переживает. Он в отчаянии от своих неудач. Ему никто не помогает разобраться, почему у него так печально обстоит дело в школе. Вместо этого его все ругают. В результате, кроме отвращения, школа у него уже ничего не вызывает. Вторая группа. С 1-го класса ребенка беспрерывно травят в школе — одноклассники, учителя. Из-за того, что «слабый», или из-за того, что «тупой», «толстый», «тонкий», «заикастый», «психованный», «плохо пахнет», «не так говорит по-русски» и т. д. Третья группа. Бывает и так, что у ребенка по-настоящему тяжелые проблемы со здоровьем или же с психическим развитием. Врачами поставлены соответствующие тяжелые диагнозы. Врачи разъясняют родителям, что из-за проблем со здоровьем и развитием их ребенку необходимо обучаться в особых условиях. В одних случаях — в специальных школах или интернатах, в других — в санаторных школах или школах для детей с ослабленным здоровьем. Иногда утверждается, что обучение возможно только на дому, по крайней мере, в начальных классах. Главная идея специального образования — уменьшение нагрузки на таких особенных детей и приспособление школы к их реальным возможностям. Тем не менее часть родителей категорически не согласна с такими предложениями врачей и педагогов. Они настаивают на том, чтобы их дети учились «как все», или даже больше — в гимназиях и лицеях. Поэтому уже через несколько месяцев такого обучения на общих основаниях детям становится чрезвычайно тяжело постигать знания. Собственная несостоятельность выматывает этих детей, и они не желают больше ходить в школу, никогда. А родители все настаивают и настаивают. Заставляют детей все преодолевать и все терпеть. И, конечно, во всем обвиняют учителей: «Учили бы лучше!» Четвертая группа. Это дети из неблагополучных семей. Пьющим и гуляющим родителям просто не до своих детей. Они просыпают уроки, потому что мама и папа нигде не работают и сами спят до вечера. Или же пьяная гулянка родителей не оставляет детям возможности для приготовления домашних заданий. Наконец, ребенку может быть просто не в чем идти в школу. Да, и такое может быть в наше «зажиточное» время семейных каникул на побережье Средиземного моря. Пятая группа. Достаточно редкая, но тем не менее очень проблемная. Здесь главное зло исходит от очень своеобразных родителей с неправильным пониманием роли школы в жизни ребенка. Эти родители, по фантастически нелепым мотивам и исходя из своих болезненных фантазий, не отдают своих детей в школу. Они не хотят, чтобы их дорогих и любимых детей третировали и унижали, прессовали в школе. Они хотят защитить своих чад от всех мнимых и реальных опасностей школы. Шестая группа — сборная. Сюда входят, в первую очередь, юные неграждане России. Несмотря на все международные соглашения, акты и пакты, подтверждающие право детей-мигрантов на обучение в странах их фактического проживания, признанных нашей страной, российские власти активного желания привлекать к учебе эту категорию детей не проявляют. Реже речь идет о «титульных», «коренных» подростках, которые в силу рокового стечения обстоятельств вместе с родителями столь часто меняют географию своего проживания, что практически не успевают прижиться в многонациональных школах. Так вот, всю эту массу мало обученных детей-подростков, зачастую вообще не посещавших школу, государство, по нашим законам, обязано учить дальше — учить, разбираясь в причинах их отказа от школы и подбирая для них индивидуальные пути получения полноценного образования. Теперь посмотрим, какие реальные и малореальные пути государство предусматривает для этих целей. Первый и самый «простой» путь. Подростков 14-15 лет с образованием в 3 класса принуждают продолжить обучение в следующем 4-м классе в статусе многократного второгодника. Мне такие случаи известны. Обычно этот метод неэффективен. Через много лет заставить подростка учиться, да еще сидеть за одной партой с малышом — это сложно и даже опасно. Опасно, в первую очередь, для его младших партнеров по обучению. Тем не менее, при всей абсурдности метода, в ряде школ нашей необъятной родины к нему все еще прибегают.
Второй путь. СВШ — сменно-вечерняя школа. При всем скептическом и критическом отношении многих родителей к такому методу обучения, нужно знать, что на сегодняшний день во многих случаях это палочка-выручалочка для многих подростков. В этих школах учителя готовы индивидуально подстраиваться к проблемам детей, готовы терпеливо доносить до них учебный материал, не унижая их человеческое достоинство. В таких школах обычно малокомплектные классы по 10-15 человек. 5 дней занятий в неделю, не более 5 уроков в день. Минимум домашних заданий. Зачастую поддержка психологов и социальных работников. Ограничение — принимают в эти школы только с 7-го класса, то есть продолжить обучение в такой школе могут только те, у кого есть 6 классов образования. Еще один вариант обучения неординарных подростков — надомное. Для этого, правда, необходима специальная справка из детской поликлиники. Получить такую справку можно, имея официальные основания — наличие болезни, дающей право на «льготное» обучение. При такой форме возможно обучение начиная с младших классов. Малоизвестная форма образования — семейная. Эта форма предполагает, что родители малообразованных детей заключают договор со школой о том, что они сами обеспечивают обучение своего ребенка. Как они это делают — их дело. Обучают ли сами, или нанимают репетиторов, приглашают ли заниматься со своим чадом знакомых — неважно. Важно то, что по договору с администрацией школы их ребенок сдает зачеты по предметам, определенным учебной программой. За своевременную и успешную сдачу экзаменов и зачетов по школьным предметам в этом случае отвечают непосредственно сами родители. Вышеперечисленные варианты обучения — государственные, бесплатные, предусмотренные Министерством образования РФ. В некоторых крупных городах по линиям Минздравсоцразвития и Министерства по делам молодежи предусматриваются так называемые мобильные школы. В них приглашенные педагоги пытаются заниматься с проблемными подростками, подготавливая их к сдаче своеобразных экзаменов за очередной пройденный класс. Переводные экзамены сдаются в строго определенном образовательном учреждении. Выбор этого учреждения опять же осуществляют социальные или молодежные работники. Помимо государственных возможностей, можно всегда иметь в виду негосударственные пути доучивания малообразованных подростков. Это и детские общественные организации, имеющие лицензию на подобную деятельность, и школы при религиозных общинах. Иное дело, что таких организаций очень мало и не все они берутся за обучение глубоко педагогически запущенных подростков. Итак, мы познакомились с «законными» вариантами доучивания недоученных подростков в нашей стране. Как же обстоит дело в реальности? К сожалению, практика показывает, что каждый случай подростка с образованием всего в несколько классов оказывается болезненным для всех. В первую очередь, для чиновников от образования. И, конечно, для самих подростков и их родителей. Такое ощущение, что подобные дети становятся тяжким бременем для специалистов, призванных помогать им. Эти дети должны пройти районные медико-педагогические комиссии (в крупных городах, например в Санкт-Петербурге, городскую медико-педагогическую комиссию). Эти комиссии, относящиеся к ведомству образования, обязаны в каждом конкретном случае решать образовательную судьбу этих подростков. Справка из комиссии — документ, имеющий обязывающую силу. Игнорировать рекомендации комиссии невозможно, а в случае противодействия за поддержкой можно обращаться в прокуратуру. Однако определение конкретного образовательного маршрута для малообразованного подростка — это лишь начало большого пути. Настоящая работа начинается, когда великовозрастный ученик младших классов должен будет напряженно учиться в течение нескольких лет. Обычно это всем дается крайне тяжело. Тем не менее доброжелательность, поддержка и совместный труд всех участников процесса (самого подростка, учителей, родителей и друзей) может быть вознагражден. Мне известен случай, когда 17-летний юноша с образованием 2 класса (душевнобольной, мать забрала его из школы после 2-го класса) в одном психологическом центре с помощью педагогов-консультантов смог подготовиться к экзаменам за 9-й класс сменно-вечерней школы, успешно их сдал и поступил в химико-технологический техникум. Сегодня этот юноша — дипломированный специалист и работает по специальности. Вспомним сказку о золотом ключике: у потрясающей учительницы Мальвины так и не получилось провести хотя бы один полноценный урок с оболтусом, но славным парнем Буратино. В отличие от героев этой чудной сказки, мы не должны отступать, а тем более капитулировать перед необразованностью. Другого пути в третьем тысячелетии нет и быть не может. Мы все-таки цивилизованные люди. Да, ситуации, из-за которых взрослые мальчики и девочки имеют всего лишь несколько классов образования, бывают разными. Тем не менее продолжить учебу просто жизненно необходимо. И для этого нужно использовать все возможности, о которых мы вкратце рассказали в этой статье. Удачи все вам, дорогие читатели, и помните: учиться никогда не бывает поздно.
Ваш психолог, Илья БЕРДЫШЕВ