16.05.2011

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА: СЕМЬЯ ЯНОПОЛЬ

Сегодня гости нашей рубрики — жители компактного поселка цыган-котляров в Чудово: Василий Григорьевич Янополь и его сын Рамеш. В Чудово вполне традиционно котляры живут уже более 20 лет. Здесь есть «таборная» школа, где в две смены дети получают начальное образование, однако, к сожалению, продолжают учебу немногие — следуя традициям своих отцов и дедов, они рано создают семьи, рано начинают работать, и им уже не до школы. Рамеш Янополь является исключением из этого правила: он в этом году заканчивает Сябреницкую среднюю школу и планирует поступать в университет.

Об этом удивительном юноше и его отце Василии Григорьевиче, который всегда поддерживал сына в получении образования, нам бы и хотелось рассказать на страницах нашего издания. — Василий Григорьевич, Ваша семья действительно особенная и нетипичная. Вы живете обычной таборной жизнью и тем не менее все Ваши сыновья ходят в школу, а старший Рамеш учится уже в 11-м классе. Расскажите немного о своей семье — где вы жили, откуда приехали? — Мы приехали в Чудово из Белоруссии в 1986 году, а до этого вели типичный кочевой образ жизни. Где только мы ни побывали! Я родился в Тульской области, потом мы жили в Узбекистане, потом в Белоруссии, в Гомеле, потом был Актюбинск, Орск на Южном Урале. Постепенно переезжали все реже и реже — сначала мы жили 3 года на одном месте, потом 5 лет, 7, 10. А сейчас мы уже более 25 лет живем здесь. На протяжении всего моего детства наша семья занималась кустарным ремесленничеством — в те годы это было востребовано. Мы изготовляли котлы, занимались лужением. В 80-е годы возникли кооперативы — изготовление всяких металлоконструкций на дому, сварочные работы. Образ жизни совершенно цыганский, и, естественно, отношение к школе и образованию — традиционное. — А Вы, Василий Григорьевич, учились в школе? — Первый раз я пошел в школу в Орске на Южном Урале, это был 1983 год. Поучился там месяца три, потом мы переехали в Актюбинск, и там я вообще не ходил в школу. На следующий год мы вернулись в Орск, и я с дипломом отличника закончил 1-й класс 63-й железнодорожной школы. Этот диплом до сих пор у нас хранится как семейная реликвия. Потом я не учился, и только в 1986 году уже в Чудово я закончил второй класс. Вот и все мое образование. Так что мои «сугубо научные знания» ограничиваются уровнем начальной школы. — Вы так грамотно говорите по-русски — даже не скажешь, что у Вас образование 2-3 класса. А сейчас Вы все-таки решили сдавать экзамены и пытаться получать аттестат? — Да, я планировал сделать это в 2009 году, но, к сожалению, не получилось. Не хватает средств и времени, приходится много работать. Хотя я надеюсь, что в следующем году что-то получится. Возможно, изменится место работы и даже будет время заниматься с репетиторами. Конечно, у меня есть огромнейшее желание закончить среднюю школу. — Рамеш, расскажи теперь ты о себе. — Я учусь в 11-м классе, в средней школе деревни Сябреницы Чудовского района Новгородской области. В этом году я заканчиваю школу и планирую поступать в Новгородский университет — меня очень сильно привлекает история. — Мы слышали, что ты участвовал в Краеведческом конкурсе, был приглашен в Москву на Всероссийские краеведческие чтения и даже получил диплом за свою работу. — Началось все с задания по биологии — «Моя родословная». Сначала я составил список-перечень, кто кого родил и так далее, но мне показалось, что этого недостаточно. Через некоторое время я задался вопросом: кто же мы такие вообще — цыгане, и решил усовершенствовать свою работу. Мы высчитали родословную нашей семьи до седьмого поколения, с конца 19-го века и до наших дней. Мы бы могли пойти и дальше, глубже, но сложность заключалась в том, что жизнь заставляла цыган переезжать с места на место и даже менять имя. Они даже скрывали свою национальность — выдавали себя за греков, бессарабцев или сербиян. Поэтому хронология наша весьма ограничена. Мы использовали имена наших предков настолько, насколько они были известны. — Рамеш, а тебе в школе было легко учиться? Были ли трудности в начальных классах? — Сначала было очень сложно, школа для меня была какой-то непонятной, чужой средой. Меня взяли из дома, из привычной обстановки и поместили во что-то непонятное. В моем детском восприятии было противоречие: вот одна привычная, естественная цыганская среда, где все дети беззаботно бегают и играют, а я нахожусь в другой среде, где надо ходить в школу, что-то учить, делать домашние задания. Первые четыре класса меня водили в школу за ручку, пока я не привык. Я даже плакал в школе. В пятом классе я уже освоился, а сейчас чувствую себя в школе совершенно нормально и учусь без особого напряжения. — А были ли у тебя проблемы с русским языком в начальной школе? — Не было, но это заслуга моей семьи: мы дома читали сказки по-русски, учили стихи. У моих родителей была определенная задача — научить меня русскому языку. Говорить по-русски сначала было трудновато, но с пониманием никаких проблем не было. Кстати, такое явление, как телевизор, тоже нельзя исключать — дети смотрят передачи и, слушая, невольно учатся понимать по-русски. — Рамеш, а в чем школьная среда казалась тебе чужой? — Да во всем. Первый фактор — это, конечно, язык. Второе — в школе занимались не тем, чем дома. Если дома я просто что хотел, то и делал, то там надо было учиться и вести себя по-другому. — Эта проблема встает перед всеми людьми, которые вышли из традиционной среды и вошли в более крупную — если можно так сказать, в глобальную или общемировую. И здесь существует стереотип, что цыгане вообще не должны учиться, иначе они потеряют «романимос», то есть свое «цыганство». Но есть и другое мнение: что можно быть образованным и все же оставаться цыганом, не порывая со своим народом. Василий Григорьевич, что Вы об этом думаете? — Так, наверное, может рассуждать образованный человек, который в силу своей эрудиции видит широко и глубоко, видит перспективу и границы. А до человека необразованного трудно донести важность образования. Вот, к примеру, если человек не владеет элементарными географическими знаниями и уверен в том, что земля плоская, то ему трудно объяснить, что земля все-таки круглая, да еще и вертится. Конечно, в любом обществе есть личности более дальновидные и более рассудительные. И такой человек-личность органично становится главой даже очень замкнутой общины, несмотря на ее строгую иерархию. Такой человек принимает вызовы времени, выходит на первый план и становится лидером, несмотря на недостаток регалий. Он не желает при этом обладать никакими званиями, потому что выше всех предрассудков. Эта личность другой, новой формации. — Есть ведь и такой стереотип: «А зачем цыгану учиться? Пусть лучше пляшет в таборе и кочует». — Да, часто народ воспринимает образование как некий негатив, считая, что лучше жить без образования, чем раствориться в безликой массе. Народ считает, что «блага цивилизации» имеют разрушительный характер, и если в конечном итоге образование приведет к всеобщей глобализации, то это может стереть все грани национальной идентичности. — Я думаю, что такая традиционность — это некая форма самозащиты. — Да, конечно. Но все же должны появиться новые люди, другое поколение, которое, возможно, решит насущные проблемы современных цыган. — Вам удалось выучить сыновей, довести Рамеша до 11-го класса, что большая редкость для табора. Были ли у Вас какие-либо противоречия с общиной, родственниками по этому поводу? — Да, конечно, были. Первый раз мои старшие родственники задались вопросом о женитьбе Рамеша, когда он учился в 7-м классе. Я тогда отказал, ссылаясь на то, что парень молод да и дом у нас маленький, некуда привести невесту. На следующий год вопрос о женитьбе встал опять. Мне очень трудно было просто так отказать своим родным, так как это могло их обидеть. И тогда я за один день дом разобрал, а когда пришли сваты, я им сказал: «Ну вот видите, у меня даже дома нет. Как же я женю сына?» Таким образом мы выиграли время, а Рамеш продолжал учиться. Сейчас он уже женат, но по-прежнему планирует закончить школу и продолжить образование.
Мы желаем Рамешу Янополю успехов при поступлении в университет и будем всячески поддерживать его на пути получения высшего образования. Хочется верить, что он станет представителем того нового поколения, которое поможет своему народу преодолеть исключенное и маргинальное положение в обществе.
Подготовила Элла ТЕРЕЩЕНКО

this post is also available in: Английский