28.11.2010

Свидетельство очевидца

Все меньше и меньше остается людей, которые помнят войну. Они уходят от нас, унося с собой свои воспоминания, порой не успев ими поделиться. А между тем о страданиях, которые пришлись на долю цыганского народа в те годы, известно не все. Да, мы знаем, что цыган, как и евреев, фашисты уничтожали только за принадлежность к своей национальности, но историки не располагают ни точными цифрами, ни всеми именами погибших. Тем ценнее живые свидетельства очевидцев событий военных лет. С 2003 года «Мемориал» совместно с Международной организацией по миграции осуществляет проект по медицинской помощи цыганским старикам. Разыскивая пожилых цыган, которые могут участвовать в проекте, мы познакомились со многими интересными людьми. Один из них — Александр Степанович Степанов, который живет в Бернгардовке. Он глава большого семейства, уважаемый человек. Александр Степанович в годы войны был подростком и оказался вместе с семьей на оккупированной территории. Он поделился с нашим корреспондентом своими воспоминаниями о том, как его семье удалось спастись от расстрела.

«Это было в Псковской области. Мы жили все вместе — все мои родные: мать, отец, бабушка Авдотья, дедушка Александр, дядя Григорий и его дети Таисия и Иван, дядя Василий и его дочери Валя и Анна. И пришла нам повестка, чтобы на три дня брали продукты, а если есть, например, корова, то с собой не брать. Хоть отец мой был и неграмотный, но мужик был дальновидный. Цыган собралось очень много, все спрашивают: «Куда нас?» А немцы говорят: «Мы отправим вас в Бессарабию, вы же цыгане». Ну, цыгане поверили, говорят, поедем в Бессарабию. А отец мой говорит: «Какая Бессарабия? Куда они нас погонят, если везде бомбят, дорог нету, поезда не ходят? Пойдете вы землю есть, всех расстреляют, как собак! У меня есть лошадь, сажайте детей и едем в лес скрываться. Убьют что в затылок, что в лоб». А цыгане темные, всему верят. Говорят: «Все едут в Бессарабию, а мы что, всех умней?» Отец бился недели две, убеждал цыган. А они ему отвечают: «Видишь, мы ходим по воле, никто нас не трогает. Не пойдем в лес, и ты вернись, с нами поедешь». А ходили они свободно потому, что немцы ждали конвой. Ну, мой батя забрал мать, нас — детей, сказал: «Если что, помирать вместе будем». И осталась в живых только одна семья — наша, всех остальных немцы под конвоем, с собаками, увели. Всех расстреляли. Недалеко от Новоржева есть лесок, там ямы были вырыты. Всех бросили в эти ямы, кровь наружу сквозь землю выходила. Многих зарыли живьем. Целую деревню цыган там оставили. Только моих родственников девять человек там погибло. Еще половину родственников расстреляли в Пушкинских Горах. Там есть обрыв, и всех в этот обрыв — и евреи, и русские, и цыгане были там, около 150 человек».
Глава семьи Степановых проявил решительность и здравый смысл и тем самым спас своих детей. Подобным образом спаслись и многие другие цыганские семьи, и каждая история по-своему уникальна и интересна.
Мы желаем Александру Степановичу Степанову здоровья и долгих лет и обращаемся к тем, кто хочет поделиться своими воспоминаниями. Мы будем рады опубликовать их в нашем бюллетене.