24.08.2022

«Вы не беженцы»: CNN опубликовал истории ромов из Украины, бежавших от войны в Чехию, Молдову и Румынию

Война России против Украины вызвала огромную волну солидарности с украинцами по всей Европе: правительства, неправительственные организации и отдельные люди спешат предложить помощь тем, кто спасается бегством от конфликта. Однако кризис в Украине обнажил также и неприглядную правду: во многих местах беженцам из числа украинских рома просто не рады. В новом репортаже CNN запечатлены рассказы ромов-беженцев, социальных работников и активистов в Чешской Республике, Румынии и Молдове.

Во всех трех странах проблемы, с которыми сталкиваются ромские беженцы, невероятно похожи. Их регулярно обвиняют в том, что они не украинцы, они часто не получают гуманитарную помощь и изолированы от других беженцев в неприспособленных для  жилья помещениях. По данным нескольких европейских НКО, многие рома получают неверную или неполную информацию об их правах, а проблемы, которые легко решаются в случае «белых» беженцев из Украины (например, отсутствие штампов в паспортах), для ромов оказываются причиной отказа в помощи. Отчеты правозащитных групп из Словакии, Венгрии и других стран свидетельствуют о том, что такая дискриминация является типичной проблемой Восточной Европы.


Луиза Балог — ромни из Днепра — одна из беженок, которая на своем личном опыте убедилась в предвзятом отношении к ромам со стороны помогающих беженцам организаций. В Чехии она и ее пятеро детей надеялись найти убежище, но оказались за забором из колючей проволоки в перепрофилированном иммиграционном центре содержания под стражей, где, по ее словам, было очень грязно, а помещения не были приспособлены для проживания людей. В  этот лагерь попали. в основном, ромские семьи, а десятки тысяч других украинских беженцев нашли приют в частных домах и общежитиях. «Это было похоже на тюрьму. Там было очень плохо. Помимо беженцев там были те, кто ждал депортации,  они были очень агрессивными, и их никто не контролировал», — сказала CNN Луиза Балог. По словам работников НКО и активистов, это обычная история. «Беженцы из числа рома автоматически размещаются в не соответствующим стандартам условиях», — говорит Патрик Приесол, руководитель украинской программы чешской неправительственной организации «Ромодром», занимающейся зацитой права рома.

В конце концов Луиза оказалась в одном из двух импровизированных лагерей для беженцев в пригороде Праги, которые впоследствии были объединены в один. Сюда власти направляют людей, которые, по их мнению, не имеют права на помощь. Правительство Чехии заявило, что люди, не получившие статус временной защиты, могут остаться в этих лагерях на несколько дней, а затем покинуть страну. Там установлены большие палатки военного образца, имеются переносные туалеты и передвижные душевые, питание организовано три раза в день. Большинство жителей составляют рома, многие — из беднейших районов Украины. Николь Хладикова, социальная работница, отвечающая за лагерь,  — глава гуманитарного отдела Пражского центра социальных услуг, муниципального агентства. Она с самого начала работает с беженцами и подтвердила рассказ Луизы об условиях содержания в перепрофилированном для беженцев миграционном центре:

«Когда я первый раз сопровождала туда полный автобус беженцев, я просто повернула автобус обратно, потому что ситуация там была абсолютно ужасной. Повсюду грязь и экскременты, не было даже чайника, чтобы вскипятить воду, а с нами был годовалый ребенок». Хладикова сказала, что условия в учреждении улучшились после того, как она и ее коллеги предали огласки эту проблему.

Луиза Балог, как и несколько десятков других рома в пражском лагере, хотела бы остаться в Чехии на длительный срок, поскольку ей некуда возвращаться. «Я хочу, чтобы мои дети ходили в школу. Я хотела бы работать. В Украине я была уборщицей в ресторане», — сказала она CNN. Николь Хладикова сказала, что ее отдел пытается найти долгосрочное жилье для тех, кто хотел бы остаться и интегрироваться в чешское общество. Это процесс, который требует времени и большого терпения — большинство обитателей лагеря не умеют читать и писать, а культурные различия сохраняются. Ее работа состоит в том, чтобы помогать таким людям, как Луиза, которые хотят остаться и интегрироваться, даже если власти хотят, чтобы семья покинула страну как можно скорее:

«У нас разные цели и разный стиль работы. Я здесь, чтобы заботиться о своих клиентах, помогать им тем, чем могу. Но для государства это дорого, они не хотят помогать, и это продолжается уже давно».

Ее дружелюбное и серьезное отношение делает Хладикову чрезвычайно популярной в лагере, которым она руководит. Камера CNN засняла, как дети подходили, чтобы обнять ее; позже, когда в палящий полуденный зной разгорелась «водная перестрелка», она со смехом позволила детям обрызгать ее водой.

«Я общаюсь с некоторыми из этих семей с апреля и вижу, насколько их состояние улучшилось, и это невероятно. Особенно дети: они как губки, быстро впитывают новое», — говорит Николь Хладикова. —  «К сожалению, много людей сюда даже не доезжают. Их останавливают на вокзале и отправляют обратно в Украину». Некоторым ее клиентам из числа рома отказали в официальных центрах регистрации и помощи. Старшая дочь Луизы, 11-летняя Ханна, рассказала CNN, что до приезда в Прагу она никогда не ходила в школу. В тот день на импровизированном уроке математики в одной из палаток она ломала голову над вопросом, сколько будет 72 + 9. Сдвинув в сторону восемь рядов разноцветных бусинок, она на мгновение задумалась, нервно глядя на одного из учителей-добровольцев. Затем, с небольшой помощью, она вычислила ответ, и все вокруг радовались, когда она прошептала: «81».

Сложной остается обстановка и в Румынии. Это подтверждает румынский борец за права рома Нику Думитру:

«Дискриминация чернокожих или геев становится менее приемлемой в Европе, или, по крайней мере, люди воздерживаются от того, чтобы делать это открыто. Однако это не относится к ромам, которые, вероятно, остаются последней группой людей, в отношении которых все еще разрешена дискриминация в Европе».

Думитру работает в Aresel, бухарестской гражданской инициативной группе, которая в начале этого года сосредоточила свое внимание на беженцах из Украины после получения многочисленных сообщений о дискриминации. Он рассказал, что переломный момент для организации наступил в апреле, когда большая группа беженцев из числа рома пожаловалась на отказ в гуманитарной помощи в Бухаресте.

«Их выгнали, потому что их было «слишком много» и они вели себя «слишком громко». Их просто выгнали, сказав:: «Вы не украинцы, вы цыгане, уходите!»

В свою очередь, представители гуманитарной группы ADRA, раздающей еду беженцам в Бухаресте, сообщили CNN, что этот инцидент попал на камеры, но был «вырван из контекста» и превратно истолкован. По их словам, группе рома была отвергнута, потому что она состояла в основном из мужчин, но находилась в зоне, предназначенной для матерей и детей. Представители группы ADRA заявили, что они абсолютно нетерпимы к дискриминации любого рода.

Еще одна защитница прав рома — Елена Сырбу из Молдовы рассказала, что она была в ужасе, когда увидела, что происходит в одном из центров для беженцев в столице страны Кишиневе, и именно тогда стала защищать ромов из Украины:

«… эти люди бежали с войны, на улице было холодно, у некоторых детей не было зимней обуви, их родители попросили чашку чая или [памперсы], — а им приказали уйти, обвинив в том, что они не беженцы, и сказав, что «нам нужны нормальные люди». И это происходило прямо у меня на глазах. Как, по-вашему, я должна была действовать?»

Одной из представительниц ромской общины Украины, с которой удалось пообщаться CNN, была Лида Калышенко, бежавшая со своей семьей из Одесской области сразу после начала войны. Она, ее дочь и две внучки провели последние три месяца в заброшенном здании университета в Кишиневе, которое было превращено в приют для беженцев. В здании проживает более 100 беженцев, почти все — рома, небольшая часть — граждане постсоветских стран, включая Таджикистан и Азербайджан. В здании есть только один кран с питьевой водой, а сломанная мебель загромождает темные коридоры, где бродят маленькие дети. Во время визита CNN в середине июля среди жителей было зарегистрировано несколько случаев Covid-19. Стоя перед большим серым зданием, Калышенко указала на передвижную душевую, предоставленную ЮНИСЕФ. По ее словам, это помещение мало помогло ее внучке, которая передвигается в инвалидной коляске: «Она приняла душ только четыре раза с тех пор, как приехала сюда, потому что там много ступенек и держать душ она не в состоянии». Центр управления кризисными ситуациями при правительстве Молдовы (CUGC), который отвечает за приют, сообщил CNN, что пытается улучшить условия и провести горячее водоснабжение. Как только это будет сделано, душевые будут установлены на каждом этаже. В письменном ответе на вопросы CNN CUGC отрицал преднамеренное разделение беженцев-рома от остальных украинцев в приюте, заявив, что они были помещены туда, чтобы не разделять «большие семьи этнических рома, которых нельзя было разместить в разных центрах», когда в страну прибывало большое количество беженцев.

Патрик Приесол из «Ромодром» сказал, что это обычный сценарий, и часто виновата плохая коммуникация:

«Некоторые из этих людей функционально неграмотны, они находятся в посттравматическом состоянии, им предлагают места, например в СИЗО, временно превращенном в общежитие, и им говорят: «Вот эта тюрьма теперь твой дом». Если они отказываются от таких условий, то лишаются дальнейшей возможности получать помощь. Но они не понимают серьезных последствий своего отказа».

По сообщениям нескольких групп активистов, беженцы-ромы по всей Европе подвергаются длительной проверке биографических данных, которая должна определить, имеют ли они право на защиту. Вит Ракушан, министр внутренних дел Чехии, заявил в мае, что такие проверки необходимы из-за «в основном беженцев из числа рома», которые имеют венгерское и украинское гражданство и приезжают в Чешскую Республику, чтобы воспользоваться системой льгот. Вероника Дворска из Iniciativa Hlavak, группы волонтеров, которая помогает беженцам на главном железнодорожном вокзале в Праге, сказала, что процесс проверки может занять до 10 дней и, по ее опыту, таким проверкам подвергались исключительно ромские беженцы. В разгар кризиса в мае до 500 человек укрывались на вокзале в ожидании результатов проверок. Согласно заявлению МВД, чешское правительство назвало двойное гражданство беженцев-рома серьезной проблемой и даже направило специальное дипломатическое письмо правительству Венгрии.

Чешское правительство также объявило, что, чтобы отделить беженцев от людей, «которые не бегут от войны», оно будет отказывать всем, у кого в паспорте нет штампа о въезде в ЕС. Дворска и Приесол заявили, что это правило применяется только к ромским беженцам; прочим украинцам, не имеющим штампа, просто предлагаются другие способы доказать, что они жили в Украине в момент начала войны. Отдельно правительство Чехии заявило, что не будет принимать заявки на статус временной защиты от людей, которые подали заявку на защиту в другой стране ЕС, даже если они с тех пор аннулировали свой статус там. Европейская комиссия отклонила обе эти инициативы, заявив, что они не соответствуют европейскому законодательству. Отвечая на вопросы CNN, Комиссия заявила, что государства — члены ЕС не могут отказать в статусе людям, которые в настоящее время не имеют статуса защиты в другом государстве ЕС, и заявила, что «наличие или отсутствие въездного штампа не имеет значения» для этой процедуры. Отвечая на вопрос CNN о несоответствии между правилами ЕС и подходом Чехии, представитель МВД Чехии настаивал на приоритете чешского подхода и отрицал право на статус защиты в Чехии в случае его аннулирования в другой стране ЕС. Приесол сказал, что кажущиеся произвольными правила —  часть стратегии правительства Чехии, направленной на то, чтобы удержать людей от подачи заявления на получение визы. «Власти намеренно чинят препятствия в этом процессе, и это создает очень некомфортную обстановку», — сказал он. МВД Чехии заявило, что заявления обрабатываются «опытными полицейскими, способными выявить нарушения во время допросов». «Но на самом деле это отражение настроений в обществе и нежелания интегрировать рома — антиромские настроения в Чешской Республике настолько сильны, что в обществе очень мало противостояния такому обращению с людьми», — добавил Приесол.