Заявление по поводу закрытия дела против участников арт-группы «Война»

16.10.2011
this post is also available in: Английский

Совместное заявление Антидискриминационного Центра «Мемориал» и Информационно-Аналитического Центра «Сова»

Полиция – не социальная группа. Уголовное дело в отношении активистов арт-группы «Война» закрыто

В начале октября  следственный комитет РФ по Санкт-Петербургу прекратил уголовное преследование в отношении Олега Воротникова и Леонида Николаева. Спустя год после возбуждения дела следствие не нашло признаков преступления, предусмотренного пунктом «б» части 1 статьи 213 УК РФ, в действиях активистов,  обвинявшихся в переворачивании милицейских машин во время акции «Дворцовый переворот» в сентябре 2010 года.

Следствие пришло к выводу, что Воротникова и Николаева нельзя привлечь к уголовной ответственности за хулиганство по мотивам ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы, поскольку «в настоящее время не существует единого мнения по поводу того, относятся ли сотрудники милиции к категории отдельной социальной группы».

Это решение, основанное на мнении независимых экспертов и прецедентных решениях российских судов, является крайне важным для правоприменительной практики и защиты прав гражданских активистов от неправомерных преследований.  Изначально следственные органы были склонны в этом деле интерпретировать статью 213 (хулиганство)  в рамках антиэкстремистского законодательства и строить обвинение исходя из мотива розни к социальной группе. Однако  ряд правозащитников и экспертов с самого начала поставили правомерность подобного подхода под сомнение. Общественные защитники и эксперты Информационно-аналитического центра «Сова» не раз выступали с критикой позиции обвинения по делу Воротникова и Николаева, указывали, что отсутствие твердого определения социальной группы – как в законе, так и в научном дискурсе – нередко приводит к произвольному толкованию этого понятия. 

По духу закона оно должно защищать не любые группы, а лишь особо уязвимые. Тем не менее,  часто закон используется для защиты именно тех, кто не только не уязвим, но имеет дополнительную защиту (например, сотрудники правоохранительных органов, защищаемые специальными законами). Лишь в некоторых  ситуациях применение антиэкстремистского законодательства для защиты определенной социальной группы оправдано: в случаях, например, нападений на бездомных. Бόльшая же часть случаев применения этой нормы закона  весьма спорная. Чаще же всего под защиту законодательства попадают представители власти вообще или какие-то конкретные чиновники, военные, сотрудники правоохранительных органов.

Защита Воротникова и Николаева в большой мере опиралась на логику критического отношения к криминализации «ненависти к социальной группе «милиция»».

Позиция правозащитников, уже несколько лет настаивавших на неправомерном использовании этой нормы закона, нашла подтверждение в Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 года. Верховный суд подтвердил, что пределы допустимой критики в отношении должностных лиц должны быть шире, чем в отношении обычных граждан.

Сотрудники Следственного Комитета Санкт-Петербурга, расследовавшие дело активистов «Войны», со своей стороны обратились к  экспертам Российского государственного педагогического университета им. Герцена. Привлеченные следствием эксперты Валерий Зарубин и Наталья Немирова сделали вывод о том, что милиция в целом не является социальной группой: «Сотрудники милиции не являются социальной группой ни большой, ни реальной, ни номинальной. Сотрудники милиции, в отношении которых были совершены противоправные действия, указанные в материалах уголовного дела, не являлись на момент совершения преступления малой социальной группой».  Следствие было вынуждено согласиться с изложенными доводами и закрыть нашумевшее дело «Войны».

Таким образом,  победила точка зрения правозащитников о недопустимости применения антиэкстремистского законодательства для преследования критиков власти.  Представляется необходимым добиваться признания незаконности преследования обвиняемых в ненависти к социальной группе, понимаемой как выражение недовольства теми или иными представителями власти. Между тем, ряд людей был уже ранее осужден по подобным делам (достаточно вспомнить осужденного  за ненависть к милиции блогера Савву Терентьева или отбывшего реальный срок заключения за неприязнь к властям Татарстана Ирека Муртазина), да и сейчас продолжается следствие в Барнауле по делу людей, всего лишь использовавших плакат на медицинском учреждении для выражения протеста против ряда политиков, и обвиняемых в хулиганстве по мотиву «ненависти к представителям власти». Все подобные дела должны быть закрыты или переквалифицированы, опыт, полученный в деле «Войны», должен стать последней попыткой осудить политическое недовольство как проявление экстремизма.

  • Все отчеты Все публикации