21.04.2022

Голоса из ада войны

Стефания Кулаева – о страданиях рома

Внимание большой части мира сейчас приковано к Украине, люди в разных странах внимательно следят за новостями, узнают названия украинских городов, принимают беженцев, отправляют посылки с гуманитарной помощью. Многих шокируют свидетельства жестокости агрессоров, расправ над мирным населением, убийств и изнасилований. Свидетельства выживших становятся важными доказательствами происходящего на глазах у всего мира преступления. Но началось всё это не в 2022 году, надо признать, что военные преступления, погромы, мародёрство, насилие в отношении гражданских стали хорошо известны жителям восточных районов Украины уже в 2014-м, но получили тогда значительно меньше внимания со стороны мирового сообщества.

Наблюдение и сбор информации велись все эти годы правозащитниками в Донбассе, то, что творится во многих частях Украины сейчас, – повторение российской агрессии 2014 года, только в значительно больших, значит, и более заметных масштабах. Страдает все население огромной страны, миллионы украинцев стали беженцами, потеряли свои дома. Кто-то не смог или не решился уехать, многие переживают ужас обстрелов, террора, нехватку воды и еды не в первый раз – такова судьба жителей многострадального Донбасса. Среди пострадавших и ромское население Украины, жители Мариуполя, Харьковской, Херсонской и других областей.

Антидискриминационный центр «Мемориал» с начала российской агрессии и военных действий в Украине ведёт постоянное наблюдение за положением ромского меньшинства в зоне конфликта. В 2015 году опубликован правозащитный доклад «Рома и война», потом он был дополнен фотодокладом «Сегодня, вроде, не стреляют» о ситуации в 2016–2017 годах в прифронтовых поселениях. К сожалению, тема требует освещения и сейчас, и даже более тщательного, чем раньше. К международному дню цыган (рома) в апреле 2022 года мы опубликовали рассказы очевидцев событий, рома – жертв нового этапа войны. Публикация называется «Рома Украины: голоса из ада войны», подзаголовок – «Дискриминация, эпидемия, война».

Рома Украины: голоса из ада войны

В самом деле, все эти беды обрушились на ромское население одна за другой: только-только стало как-то можно жить после страшных событий 2014–2016 годов, но началась эпидемия ковида, буквально косившая таборное население. Прямо посередине последней на сей момент волны пандемии произошло новое вторжение, разразилась полномасштабная война, начались перебои со снабжением жизненно необходимыми продуктами, бензином, наличными деньгами, закрылись банки, люди не могли снять средства со своих счетов. Свидетельствует жительница Торецка в Донбассе (на самой границе с непризнанной «ДНР», прифронтового города): «Всё началось внезапно, поэтому многие семьи остались без ничего. Запасов не было, а цены на продукты высокие. Если для нас всё происходящее настоящая катастрофа, то представьте, каково ромам. Им натурально нечего есть. Они говорят, что у них нет денег даже на хлеб. Они реально плачут. Все живут от зарплаты до зарплаты, а цыганское население живет от детских выплат до детских выплат. Им сейчас сложнее всех. У них в каждой семье минимум по четверо детей, а часто и более».

Часть ромского населения оказалась в оккупации, Роман из Херсонской области рассказывает о том, как страшно даже выходить из дома: «Недавно я хотел съездить в магазин, уже сел в машину, но увидел, что по нашей улице едет русский танк и две машины с солдатами. Я очень испугался, так и остался просто сидеть в машине, потом вышел из неё и вернулся домой. Некоторые рома пробовали выезжать, но российские солдаты всех разворачивают обратно… В Херсонской области, в Высокополье русские солдаты сделали из ромского дома что-то вроде гостиницы и в ней сейчас живут. То, что было ценного, забрали, отняли у хозяина машину. Те дома, откуда цыгане сбежали, занимают русские солдаты. Дома берут позажиточней… Были случаи, когда люди просто пропадали».

Самые страшные рассказы рома, бежавших из Мариуполя. Неделями они не могли выйти из подвалов, не могли даже дать знать своим родным, что они живы, многие пропали или погибли, те, кто выехали, с ужасом вспоминают путь из города: «Мы видели много обстрелянных машин с убитыми людьми в них. Мы ребенку закрывали глаза, чтобы он ничего этого не видел. Трупы были везде. Те, кто выжил, были как зомби – очень грязные, с ужасом в глазах. Я видела, как человек из лужи пил воду. На каждом шагу стоят блокпосты со знаками Z… Нас вытаскивали из машин и полностью обыскивали, переворачивали все вещи в машине. Некоторые военные вели себя очень агрессивно. Несколько раз нас подолгу допрашивали, потому что им не нравилось, что мы цыгане. Нас подозревали в чём-то, но не говорили конкретно в чём. Просили деньги, но у нас не было. Спрашивали, откуда мы, чем занимаемся, куда едем. Все спрашивали, почему мы едем именно в Украину, а не в Россию, не в Крым. Их это очень злило».

С дискриминацией рома Донбасса, уже переживавшие оккупацию в 2014–2015 годах, проходившие блокпосты российских войск ранее, хорошо знакомы. Некоторых поэтому даже удивляло, что принимающие беженцев страны ЕС вели себя иначе, без расовых предрассудков: «Я часто ездила через границу Украина – Россия. Там тотальная проверка, все вещи проверяли. Думала, что здесь будет то же самое, но здесь мы встретились с абсолютно человеческим отношением. Никто не обращал внимания ни на цвет кожи, ни на одежду, ни на национальность. После прохождения паспортного контроля мы сразу попали к польским волонтерам». В одном из лагерей беженцев в Германии рома так объяснили свое решение покинуть Украину: «Мы боялись, что русские солдаты будут нас убивать и уничтожать, как в 41-м году немцы».

Стефания Кулаева –
эксперт Антидискриминационного центра «Мемориал»

Впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

this post is also available in: Английский