14.03.2014

Ужесточение миграционных правил бьет прежде всего по детям

Право на образование — одно из важнейших социальных и культурных прав человека, образование -необходимое условие социализации детей. Как участник Конвенции о правах ребенка (которая защищает всех детей, находящихся на территории страны), Российская Федерация обязана бороться с ограничением доступа к образованию по национальным или каким-либо иным мотивам, но, как показывают последние изменения законодательства, она, наоборот, устанавливает такие ограничения.

С 1 января 2014 года вступили в силу поправки к Закону «О правовом положении иностранных граждан на территории РФ», согласно которым срок временного пребывания иностранных граждан в РФ теперь ограничен 90 днями из возможных 180. До этого нововведения можно было, выехав из России, сразу же въехать обратно и законно находиться здесь еще 90 дней. Таким образом наши законодатели борются с «нелегальной миграцией», точнее, с теми, кто не оформляет разрешения на работу или патент, которые дают право находиться в России безвыездно до 1 года или даже до 3 лет (если это граждане Таджикистана).

Теперь представим себе семью трудовых мигрантов, где есть дети. До описанных нововведений им и так было тяжело: чтобы дети могли ходить в школу, родители должны были каждые три месяца вывозить их за границу, — чтобы получить новые миграционные карты и оформить регистрацию еще на три месяца (если этого не сделать, школы, за которыми бдительно следят прокуратура и ФМС, отчисляли детей, боясь санкций для себя). Понятно, что большое число детей мигрантов и раньше выпадало из школы: у родителей, работающих день и ночь, нет ни денег, ни сил, ни времени на бессмысленное перемещение детей туда-обратно. Но теперь, чтобы сохранить легальный статус детей, трудовые мигранты должны мало того через три месяца вывезти детей, но еще и держать их где-то три месяца, чтобы не нарушить правило «90 дней из возможных 180».

Вопрос: как насчет права на образование и права на жизнь в семье, гарантированных Конвенцией оправах ребенка абсолютно всем детям, находящимся на территории РФ? Если даже допустить, что спустя три месяца ребенок сможет вернуться в ту же школу, программа, которую проходили его одноклассники в это время, будет им пропущена. Снова приступив к учебе, он сможет лишь нагнать ту программу, которую пропустил ранее. Помимо ухудшения оценок и снижения уровня знаний, такие длительные пропуски могут плохо влиять на взаимоотношения со сверстниками в школе, на общий уровень развития ребенка, что совершенно недопустимо, пусть даже этот ребенок — гражданин другой страны. Ведь право на образование — это не право российских граждан, это право человека.

Часто не только от «простых людей», но  и от чиновников можно слышать: «А зачем они едут сюда с детьми? Это их сознательный выбор — трудовая миграция, пусть оставляют детей бабушкам в своем Узбекистане». На это можно посоветовать прикинуть ситуацию с миграцией — да даже не с миграцией, а просто с длительной поездкой — на себя. Неужели наши высокопоставленные сограждане, едучи на стажировку или в длительную командировку — скажем, в Париж или Лондон, на год-полтора, — не возьмут с собой детей? Возьмут, конечно. Но для чужих детей они почему-то не предусматривают такого права — расти в семье, быть рядом со своими родителями, развиваться, ходить в школу.

По результатам рассмотрения официального отчета Российской Федерации (23-24 января 2014  года) Комитет ООН по правам ребенка призвал власти РФ отменить нормы, дискриминирующие детей, относящихся к меньшинствам, в том числе и «правило 90 дней». Рекомендации Комитета очень важны: ведь ужесточения миграционных правил касаются тысяч детей, чьи права не должны нарушаться.

Сергей Михеев

this post is also available in: Английский