22.01.2022

Меньшинства под ударом

Происходящее в Казахстане ставит под удар не только активистов протестных движений, независимых журналистов и правозащитников. Разумеется, их положение вызывает тревогу и находится в центре внимания международных организаций и СМИ. Не так громко звучат голоса тех, кто озабочен положением этнических меньшинств в Центральной Азии. Именно они особенно уязвимы, поскольку могут оказаться заложниками непростой политической ситуации. Ведь и раньше национальные меньшинства порой пытались винить во всех бедах. Теперь же, когда на защиту властей Казахстана были призваны военные из стран ОДКБ, а высокопоставленные политики заговорили о намерениях и дальше «вместе бороться с угрозами», риски для некоторых этнических групп значительно возросли.

Об этом с тревогой пишет эксперт из Таджикистана Парвиз Мулладжанов:

«Ввод войск ОДКБ в Казахстан является прецедентом, на основании которого странам-участницам будет гораздо легче принимать подобного рода решения. Соответственно, в будущем те же Токаев, Лукашенко или другие их коллеги могут воспользоваться данным прецедентом для разрешения не только внешних, но и внутриполитических вызовов. Достаточно будет связать выступающие против них оппозиционные группы с какими-либо внешними факторами или угрозами – например, со стороны радикальных исламистов».

Эксперт справедливо пишет о чрезвычайно напряжённой ситуации в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, где с ноября прошлого года отключены интернет и мобильная связь, где прошли массовые протесты, были жертвы среди участников демонстраций, по которым открыли огонь полицейские. Памирцы ждут расследования событий конца 2021 года и опасаются новых силовых операций.  В обращении к структурам ООН АДЦ «Мемориал» отмечает: «жители ГБАО находятся в постоянном напряжении, испытывают страх за себя и членов своих семей, боятся выходить из дома и отпускать детей, не могут сообщить о себе своим родственникам, находящимся за рубежом». Очень многие памирцы в последние годы стали трудовыми мигрантами, живут в России и других странах, отсутствие связи с оставшимися дома членами семей для них – настоящая трагедия в такое опасное для жителей ГБАО время.

На виртуальной встрече представителей стран ОДКБ по поводу Казахстана звучали предложения заняться и Таджикистаном, первым заговорил об этом Александр Лукашенко: «Президент Таджикистана нас годами уже просит об оказании материальной поддержки, прежде всего военной техникой, и нам надо это сделать, чтобы потом нам это не обошлось дороже, как с Казахстаном… Необходимо своевременно вскрывать силы, которые… способны переходить красную черту, а также жёстко пресекать их деструктивную деятельность». Президент Таджикистана поддержал: «Обстановка на таджикско-афганской границе усложняется каждый день… Поэтому нам надо создать «пояс безопасности» вокруг Афганистана». Неудивительно, что живущие на границе Таджикистана и Афганистана памирцы встревожены разговорами о планах «жёстко пресекать» протесты.

Правозащитники обеспокоены и влиянием казахстанского кризиса на приграничные районы Узбекистана. Сообщается о задержаниях в Каракалпакстане: «В Нукусе были задержаны 10 мужчин и две женщины, подозреваемые в «экстремизме», связанном с выражением солидарности с народом Казахстана. Власти Узбекистана опасаются, что события в Казахстане, куда многие каракалпаки выезжают на заработки и где имеется большая диаспора, могут повлиять на внутреннюю стабильность». В 2021 году каракалпакские активисты выступали с требованиями по защите своих культурных и социально-экономических прав, что вызывало жесткую реакцию властей, да и российские СМИ освещали проблему своеобразно: «Скорее всего, идея формирования «национально-освободительного» движения подкинута извне с целью расшатать эту успешную, по сравнению с многими другими на постсоветском пространстве, республику… Создать ещё одну «горячую точку» на территории бывшего Союза вполне реально: старые мины плюс бикфордов шнур».

Автор «Росбалта» Ирина Джорбенадзе не объясняет, откуда у неё возникло подозрение, что идея «подкинута извне», кто именно ставит цель «расшатать». Вся эта неопределенная риторика, намёки на «старые мины» (следует понимать под этим дискриминацию каракалпаков в Узбекистане?) похожа на новейшие высказывания политиков о таинственных «спящих ячейках» и «внешних угрозах». Каракалпакские активисты давно жалуются на притеснения в собственной «суверенной республике» (таков статус Каракалпакстана согласно Конституции Узбекистана), говорят о том, что местные земли выделяются фермерам, переезжающим из других областей Узбекистана, что «земля и работа дается по этническим характеристикам», из-за чего каракалпаки не только не могут найти работу, но и получить разрешение на открытие бизнеса. Тесная связь многих каракалпакских семей с Казахстаном может дать властям Узбекистана повод для нового витка репрессий.

В самом Казахстане некоторые меньшинства уже испытали не просто дискриминацию, но пережили настоящие погромы.

АДЦ «Мемориал» не раз писал о событиях в Кордайском районе, где февральской ночью 2020 года погромщики поджигали дома дунган, нападали на людей, громили и убивали. Недавние события в Казахстане заставили представителей дунганской общины вспомнить о собственной беде: «Если эти тысячи преступников, а также их покровители и организаторы дунганских погромов, были наказаны, то может быть, была бы предотвращена и январская трагедия в Казахстане».

Адвокат пострадавших дунганских семей отмечает, что «неустановленные, но очень влиятельные силы организовали и направили массовые беспорядки в управляемое русло в сёлах Масанчи, Булар батыр, Аухатты…О влиятельности сил и высокопоставленности лиц, которые организовали описываемые массовые беспорядки, свидетельствуют ряд фактов, которые «всплыли» в дальнейшем в ходе разбирательства в суде по уголовному делу по данным массовым беспорядкам. Эти силы возможно даже повлияли на возглавляемую Генеральной прокуратурой следственно-оперативную группу (СОГ) в составе следователей МВД, КНБ, сотрудников органов прокуратуры. Повлияли не только на перечисленные выше органы, но вероятно и на суды… незаконно обвинив лиц дунганской национальности, которые героически, рискуя жизнями, здоровьем обороняли от напавших свои сёла, семьи, имущество и фактически выполнили работу за сотрудников органов внутренних дел, они переложили на них ответственность за провалы в своей работе.». Адвокат призывает «пересмотреть несправедливые судебные приговоры в отношении лиц дунганской национальности, вставших на защиту своих сёл 7-8 февраля 2020 года».

Как будут развиваться события в Казахстане и в других странах Центральной Азии? Откроет ли казахстанский кризис новые возможности в решении старых проблем, как надеются дунгане и их защитники? Создаст ли дополнительные угрозы, как опасаются памирцы и каракалпаки? В любом случае, следя за событиями в Казахстане, важно не забывать об этнических меньшинствах, о тех, кому труднее всех бывает защитить свои права. Особенно это касается тех народов, у которых нет своей отдельной государственности – таких как уйгуры, дунгане, памирцы и каракалпаки.

Стефания Кулаева – эксперт Антидискриминационного центра «Мемориал»

Впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

this post is also available in: Английский