Иллюстрация Anna Goremyka

Рома и проблема безгражданства

08.04.2021

8 апреля — Международный день рома (цыган). В этом году мы хотим привлечь внимание к проблеме безгражданства и обеспечения личными документами, которая до сих пор актуальна для ромского меньшинства. Мы публикуем несколько типичных историй рома-апатридов, наших современников, живущих в век цифровых технологий и требующейся на каждом шагу авторизации и идентификации, — без гражданства, без паспорта, без прав. 

Рома уже несколько веков живут в Европе, давно не кочуют, но среди сотен тысяч европейцев, для которых актуальна проблема безгражданства, они составляют существенную часть. Отсутствие документов и гражданства — нередко отправная точка порочного круга структурной дискриминации, с которой рома постоянно сталкиваются: не будучи гражданином, почти невозможно получить образование, официальную работу, социальные пособия, медицинский полис. “Невидимые” для системы правового и социального обеспечения, апатриды хорошо заметны для репрессивных органов: их легко признают нарушителями миграционного законодательства  и лишают свободы в центрах для мигрантов, ожидающих выдворения. А выдворить их никуда нельзя. 

Особый риск безгражданства именно для ромского меньшинства объясняется не только их частыми миграциями в прошлом, не всегда аккуратным отношением рома к документам и уровнем образования, недостаточным для того, чтобы разобраться в бюрократических процедурах. При том, что государства вообще не признают своей позитивной обязанности документировать население, положение рома усугубляется расистскими предрассудками и дискриминационным отношением работников миграционных служб, органов регистрации, паспортных столов и иных государственных органов. 

В нашем регионе проблемы безгражданства, вызванные распадом Советского Союза, до сих пор не преодолены. Независимость бывших союзных республик, возникновение границ и пограничного контроля, необходимость смены старого советского паспорта и обретения нового гражданства —  поставили целый ряд проблем гражданского состояния для тех, кто родился, вступил в брак и обзавелся детьми в иных республиках, чем те, в которых они жили на момент распада СССР. Экономические трудности 1990-х вызвали новые вынужденные миграции рома и новые проблемы с документами. 

Анна и Аладар

10 лет назад, в 2011 году, Россия выплатила многомиллионные компенсации апатридам Анне Л. и Аладару Ф. Их жалобу Европейский суд рассмотрел в приоритетном порядке. Тогда Россия впервые признала проблему бессрочного содержания апатридов в бесчеловечных условиях, в отсутствие периодического судебного контроля и возможности осуществить выдворение, к которому привело отсутствие гражданства и документов. За эти годы ни Россия, где Анна и Аладар находятся, ни Украина, где они родились, не предприняли никаких мер по их документированию.  Они оказались заложниками нерешенных системных проблем законодательства России и Украины, военного конфликта двух стран, ужесточения границ, застарелых проблем ромского меньшинства, типичных для постсоветских стран.

Анна и Аладар, венгероязычные рома, родились в самом конце 1970-х в Берегово. До 1945 года эта область была частью Венгрии, а затем стала частью Закарпатской области Украинской ССР. В советское время рома работали на местных предприятиях и в сельском хозяйстве, но с коллапсом 1990-х работы не стало, и рома, часто целыми семьями, начали мигрировать в поисках заработка в крупные города Украины, а затем и России. В 2000-х Анна и Аладар оказались на окраине Санкт-Петербурга, в самодельном палаточном городке. 

В 2009 году во время полицейского рейда Анна и Аладар были задержаны как нарушители миграционного режима, оштрафованы и приговорены к выдворению из РФ. Их поместили в приемник-распределитель ГУВД — в то время в России еще не было специальных центров содержания иностранцев. Приемник был предназначен для арестантов-”суточников”, но Анна и Аладар провели в бесчеловечных условиях (без горячей воды, прогулок и даже солнечного света) более года — ведь выдворить их в какую бы то ни было страну было невозможно. У них не было документов и, как выяснилось, гражданства: в возрасте, когда выдается первый паспорт, Анна с семьей уже странствовала далеко от родного города, а у Аладара когда-то был паспорт СССР, но он сгорел во время пожара в таком же палаточном лагере под Москвой. Украина подтверждала факт их рождения в Берегово, но не считала их своими гражданами, так как они за гражданством независимой Украины никогда не обращались. 

Правозащитники из АДЦ “Мемориал” пытались добиться освобождения Анны и Аладара в российских судах, а после исчерпания на национальном уровне был подан иск в Европейский суд по правам человека. В 2011 году власти РФ признали нарушения ряда статей Европейской конвенции, предложили заявителям мировое соглашение и выплатили каждому из них огромную компенсацию.

Фильм о мадьярской стоянке под Санкт-Петербургом

Спустя 10 лет у Анны и Аладара по-прежнему нет ни гражданства, ни каких-либо документов. Они опять живут в том же палаточном лагере в промзоне. «Был бы паспорт, давно уехали бы уже, не страдали бы здесь, — говорит Анна. — Полиция уже не трогает нас, знает, что не можем уехать без документов. Пытались два раза пешком пройти [границу с Украиной], нас поймали там. Аладара побили, меня отправили в приют, где бездомные, потом обратно».

Невестки

Особенно уязвимы перед безгражданством “трансграничные” невестки — девушки, которые были выданы замуж не в стране рождения, при этом не получив паспорта и не оформив гражданства страны происхождения. Нередко единственный имеющийся у таких женщин документ — свидетельство о рождении, а иногда нет и его. Безгражданство “по наследству” передается детям таких женщин — даже если гражданский муж имеет гражданство, органы регистрации рождения нередко отказываются присваивать детям гражданство отца.

Фото: Александра Деменкова

Дилинка

Дилинка Владимировна Г. родилась  в Красном Селе (тогда — район Ленинграда) в 1973 году. Семья ее родителей много раз переезжала, поэтому свидетельство о рождении Дилинки было оформлено в 1978 году в Казахстане.  С конца 1970-х до середины 1990-х они жили в Донецке, там Дилинка вышла замуж и родила детей. В АДЦ «Мемориал» Дилинка обратилась в 2007 году, когда она с семьей жила в ромском поселении в Ленинградской области — даже без свидетельства о рождении. После многочисленных запросов в разные города, где она когда-либо жила, удалось получить дубликат ее свидетельства о рождении — из ЗАГСа Астаны. Затем пришлось обращаться в консульство Украины, чтобы установить, не была ли она гражданкой Украины (выяснилось, что не была). Далее — проходить процедуры установления личности, факта постоянного проживания в России и др. действия, необходимые для получения вида на жительство и паспорта гражданки РФ. Проблемы были и у ее детей, которые родились в Донецке: мы запрашивали родильные дома, чтобы получить оттуда справки о рождении ее сыновей, 1994 и 1996 г.р., причем точные даты рождения и адрес роддома она не помнила. Проблемы детей не были решены по крайней мере до их совершеннолетия.

Черёмуха

Сотрудники АДЦ “Мемориал” встретили Черёмуху в Ростовской области в 2014 году — её семья бежала от войны из Донецкой области. Истории ромских беженцев вошли в отчет “Рома и война” (2015).

Разрушенный ромский дом в Донецкой области

Черёмуха, девушка из ромского субэтноса котляры, родилась в России, но, когда ей не было и пятнадцати, её выдали замуж за молодого человека из табора в Донецкой области Украины. Там она и жила до 18 лет, пока в 2014 году на этой территории не разгорелся военный конфликт. У неё никогда не было ни паспорта РФ, который полагался ей по закону, ни даже свидетельства о рождении. Как это часто случается у ромов, ни её родители, ни она сама, ни семья мужа не были озабочены получением ее документов:  ведь после замужества девушки занимаются домашним хозяйством, почти не выходя во внешний мир. Однако в экстремальной ситуации военного конфликта, когда семья решила эвакуироваться на территорию России, отсутствие документов стало серьезным риском. Чтобы преодолеть многочисленные блокпосты, Черёмуху пришлось прятать среди вещей в багажнике машины. Семье удалось пересечь границу и незаметно провезти Черёмуху. Ромские беженцы не встретили в России помощи и поддержки государства, и семья Черёмухи крайне бедствовала. 

Вероника

Вероника родилась в 1984 году в Актюбинске (Казахстан), её семья много раз переезжала, в 1999 году она жила в компактном ромском поселении в Тверской области. Замуж ее выдали в 15-летнем возрасте в поселение в Ленинградской области, брак не был зарегистрирован. Муж Вероники имеет гражданство РФ, Вероника — только свидетельство о рождении. Она неоднократно обращалась в районное отделение милиции с заявлением о регистрации по месту жительства и о документировании удостоверением личности взамен свидетельства о рождении, однако ей отказывали. Юристы АДЦ “Мемориал” помогли ей оформить гражданство через суд. 

Портрет девушки в ромском доме

Проблемы возникли при регистрации детей Вероники: сотрудники органов регистрации часто некомпетентны и действуют произвольно в сложных с бюрократической точки зрения ситуациях. Вот выдержки из заявления в суд мужа Вероники: “Я являюсь отцом ребенка — Лаванды, 2003 г.р., рожденной моей гражданской женой Вероникой М. Наш брак не зарегистрирован в органах ЗАГС, т.к. жена не имеет удостоверения личности и подтверждения наличия гражданства РФ. Дочь — наш второй ребенок. При регистрации первого ребенка, 2001 г.р., мне не было отказано в записи отцовства в свидетельстве о рождении сына. В регистрации второго ребенка и выдаче свидетельства о рождении в администрации волости нам было вообще отказано по причине отсутствия у жены паспорта. Только через 8 месяцев, после очередного обращения в администрацию с привлечением юриста, на ребенка было получено свидетельство о рождении, однако в записи отцовства в свидетельстве о рождении дочери мне было отказано по той же причине — отсутствие у жены паспорта. Сотрудник администрации, после телефонной консультации с начальником районного ЗАГСа, принял абсурдное решение: мать, ввиду отсутствия у нее удостоверения личности, не может зарегистрировать своего ребенка, но она может дать доверенность на регистрацию третьему лицу. Таким образом, на меня была оформлена доверенность, по которой наша дочь и была зарегистрирована на фамилию матери, с прочерком в графе «отец» и в графе «гражданство». В результате мы имеем свидетельство о рождении нашего ребенка, ребенок получил имя и государственную регистрацию рождения. Однако всех предусмотренных законом прав ребенок фактически лишен. Его единственный, по документам, родитель — мать, не имеющая документов, удостоверяющих личность, — не может реализовать ни свою правоспособность, ни дееспособность. На ребенка невозможно получить пособие, ребенка не зарегистрировать по месту жительства, не получить на него полис ОМС и т.д., кроме того, ребенок не имеет гражданства. А я, фактический отец ребенка, воспитывающий ребенка вместе с матерью, вообще лишен родительских прав на него.”

Проблема безгражданства ромов в нашем регионе не решается во многом из-за недостаточного сотрудничества стран, осложнившихся отношений, военных конфликтов. Нередко консульства игнорируют запросы о принадлежности к гражданству их страны (такой опыт был у юристов АДЦ “Мемориал” с консульством Узбекистана), не могут подтвердить гражданство уроженцев неподконтрольных территорий (Восток Украины). Наши коллеги из украинской организации “10 апреля” в докладе “Безгражданство, дискриминация и маргинализация ромов в Украине” (2018) собрали истории ромов-апатридов, в том числе затронутых военными конфликтами.  

#IBELONG — кампания против безгражданства

В 2021 году будет отмечаться 60-летие Конвенции о сокращении безгражданства (1961). УВКБ ООН ведет глобальную кампанию #IBELONG, цель которой — к 2024 году решить проблему безгражданства в мире. Для этого разработан подробный Глобальный план действий по ликвидации безгражданства на 2014-2024 гг., многие пункты которого могут быть отнесены к ромскому населению нашего региона. Преодолению безгражданства ромского меньшинства в Европе посвящен проект наших коллег #RomaBelong. Во ряде  стран сложилась успешная практика изменений законодательства с целью предотвращения и сокращения безгражданства, обобщенная в руководстве УВКБ ООН для парламентариев

Некоторые страны нашего региона — Азербайджан, Армения, Грузия, Латвия, Литва, Молдова, Туркменистан, Украина — присоединились к Конвенции 1961 года о сокращении безгражданства, однако на сегодняшний день только небольшое количество государств имеет специальные процедуры для определения статуса ЛБГ и необходимое для этого законодательную базу. 

Россия движется по пути преодоления безгражданства очень медленно. В феврале 2021 года были приняты поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Они направлены на легализацию лиц без гражданства, хотя при подготовке этих поправок не было учтено мнение правозащитников о том, что необходимо улучшить процедуру установления личности, без которой закон вообще не будет действовать.

Поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан» стали запоздалым и не вполне адекватным ответом России на стратегическое решение ЕСПЧ по делу «Ким против России», в котором Суд предписал принять меры общего характера для того, чтобы лица без гражданства получили легальный статус и перестали попадать в ЦВСИГ. Другой аспект решения ЕСПЧ по делу Кима и постановление КС РФ по делу Мсхиладзе, к сожалению, до сих пор не нашел отражения в российском законодательстве и практике: не введен судебный контроль за правомерностью и длительность срока лишения свободы в ЦВСИГ, поэтому те, кого некуда выдворить или депортировать, находятся там бессрочно без доступа к юридической помощи, в условиях, которые хуже тюремных. Соответствующие поправки в Административный кодекс рассматриваются с 2017 года и до сих пор не приняты.

this post is also available in: Английский
  • ежемесячная рассылка

    все новости, публикации, видео одним письмом в месяц