Борьба за свободу и преследование за любовь

21.05.2019
This post is also available in: Английский

В середине мая правозащитники опять выступили «в защиту нового поколения», молодых людей, подвергающихся репрессиям за политический активизм. Преследуемым по делу «Сети» антифашистам и  ребятам из московского «Нового величия» около 20-ти лет – и вот взрослые, нередко уже немолодые люди стоят в пикетах «за наших детей».

В Петербурге в СИЗО сидят совсем мальчишки (18 лет) – «навальнята» Владимир Казаченко (он еще и активист демократического движения «Весна») и Вадим Тишкин, за них, к сожалению, пока вступаются мало. Только товарищи по борьбе записали видео в защиту Казаченко.

Владимир Казаченко был арестован по дороге на суд, обвинялся он в тот раз в нарушении общественного порядка в связи с акцией в поддержку арестованной в Ростове участницы «Открытой России» Анастасии Шевченко. Петербургские активисты тогда успели на несколько минут перекрыть Невский с плакатом  «Открытая Россия вместо Путина», Казаченко кричал в мегафон, был задержан, избит (видно на опубликованных «Весной» фотографиях), после выхода из полиции зафиксировал побои и планировал жаловаться…

Что они думали – эти дети, когда бесстрашно выступали против пыток, цензуры, политических репрессий, растягивали баннеры с пожеланием к дню рождения президента «долгих лет тюрьмы»или вывешивали на мосту в дни чемпионата мира по футболу?

Вот их колонна выходит на Невский проспект в Петербурге – в ватникообразных куртках с нашитыми лагерными номерами,  руки и ноги скованы кандалами, на груди висят плакаты. Впереди идет 17-летний тогда Владимир Казаченко – его плакат гласит: «Выбираем президента – сажаем людей». Это выступление было реакцией на информацию об уже готовом списке политических активистов Петербурга, подлежащих задержанию и аресту в преддверии президентских выборов 2018 года. За Казаченко идут другие юные участники акции, комментирует ее Илья Гантварг, он несет плакат с собственным именем – оно оказалось в списке назначенных к превентивным арестам. Илья говорит: «Даже, если нас всех – идущих здесь – и посадят-таки, я уверен, что найдутся другие хорошие ребята…»

Илья вскоре был арестован на 10 суток. Выйдя из приемника в интервью «Фонтанке» Гантварг отчасти ответил на вопрос, как такие, как он, относятся к очевидным рискам их юной борьбы с режимом, как смотрят на возможность серьезных репрессий, настоящих тюремных сроков, пыток: «Мы знаем о том, как в ФСБ пытали антифашистов. Я вообще не понимаю, как это возможно. Это отвратительно, это просто дикость. Но всё-таки по отношению к демократическим активистам они пытаются соблюдать некие правила игры». И трогательно объяснил свои мотивы участия в несанкционированных митингах и демонстрациях: «Через 50 лет я смогу открыть учебник истории и сказать внучку: а знаешь, на этом монументе 26 марта 2017 года я стоял и скандировал, и мы не боялись».

Наверное, вот так и чувствовал каждый – гордость, что не боялись, и уверенность, что худшее со мной просто не может случиться. А беда уже ходила за некоторыми из них по пятам. Думаю, у Владимира Казаченко накопился уже критический вес этих задержаний – на митингах (против фальсификаций на выборах, против коррупции и пенсионной реформы), в ходе пикетов (в защиту политических заключенных и в память о жертвах советского террора), при подготовке акций (за неимением лучшего обвинения ему один раз написали в протоколе «за самовольный выход из дома»), за надпись «Навальный» на плаще (административное правонарушение в этот раз было элегантно названо «самоуправство»)…

Нередко в этих пикетах с ним рядом стояли его друзья – любимая девушка Женя, друг Вадим Тишкин и его юная подруга. Мама Казаченко рассказала, что Владимир и Женя собирались сочетаться браком. Отец возлюбленной Тишкина тоже знал об их романе, хорошо относился к парню дочери. Все бы, наверное, сложилось у них всех хорошо – если бы не слежка, которой они все не учитывали, безоглядно живя в своем мире. Как неожиданно проговорились желтые СМИ, поносящие Казаченко и Тишкина после известия об аресте молодых людей «за развратные действия»: «Загубили ребятки свою жизнь протестом». Именно протестом – а не отношениями с девушками, которые, конечно, никого бы не интересовали, если бы перед политической полицией не стояла цель – «найти статью». Статью искали усердно – устроили бы и наркотики, и любой другой повод, как признают те же СМИ со ссылкой на свои источники в среде силовиков: проводя обыск, те «искали все, что может представлять интерес для правоохранительных органов. Запрещенных веществ не нашли, зато на обоих адресах нашли кипы листовок и вещей с оппозиционной и протестной символикой».

Все же за кипы листовок сажать их не стали – удалось заполучить другой компромат, фото и видео из телефона школьницы, подруги Тишкина. Девочку, задержав на улице, угрозами заставили показать содержимое телефона – а там оказались «искомые» активисты с подругами, да еще все голые. Парни были уже совершеннолетними (хотя только-только), девушки – нет, младшей не было 16-ти. Как объяснили ребята, эти фотографии и видео были ими сделаны «по приколу», для смеху – отношения же были у каждого со своей девушкой. Не постеснявшимся опубликовать эти фотографии журналистам «потерпевшая» объяснила, что только «имитировала» секс: «У нас не было такого, чтобы вдвоем все делали, — говорит девочка».

Цинизм «защитников» девочки от ее возлюбленного ярко проявился в том, что сразу после получения доступа полиции к телефону «потерпевшей» фотографии ее в обнаженном виде оказались в сети, а скоро широко разошлись по электронным СМИ – даже появились на рекламных щитах на улицах Петербурга!

Что наносит ребенку травму – любовь с юным, хоть и совершеннолетним парнем – или такие публикации? Законы европейских стран по-разному определяют «возраст согласия», во многих из них в 14 лет – вполне допустим добровольный секс. Даже там, где закон требует от совершеннолетних дождаться 15 или 16 лет, почти всегда признается, что это ограничение не касается подростков, то есть людей близких по возрасту (teenager – это ведь до 19 лет включительно!). К тому, чтобы не преследовать подростков – включая и совершеннолетних –«за фактически не связанные с эксплуатацией половые отношения по взаимному согласию», призвал и Комитет по правам ребенка ООН в своем «Замечании общего порядка №20» (2016 год). Учитывают суды в Европе и фактор влюбленности – отношения влюбленных молодых людей часто не признают преступлением, даже когда один из них совсем молод. Думаю, это действительно важно – грозная статья УК о «развратных действиях по предварительному сговору» (от 7 до 15 лет лагерей!) писалась не про таких, как Тишкин и Казаченко, это про настоящих взрослых развратников, которые выбирают себе молоденьких жертв. А тут – кто еще из этих мальчиков и девочек был психологически старше? Любовь, общая борьба, раз сдуру снялись все в голом виде «по приколу»…

14 мая Тишкина очередной раз оставили под стражей, хотя как «потерпевшая», так и ее законный представитель просили его отпустить. Их с Казаченко проверяют теперь судебные психиатры в больнице. Вспоминаются их акции в защиту мемориальца Юрия Дмитриева и плакат «Кому нужна психиатрическая экспертиза?»

Бедные дети!

 

Стефания КУЛАЕВА – эксперт Антидискриминационного центра «Мемориал»

Впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Фото с акции в поддержку Анастасии Шевченко, автор — Георгий Марков

Все отчеты Все публикации