ДОМА ТАДЖИКСКИХ ЦЫГАН СОЖГЛИ В ГОРЕЛОВО

23.07.2011

История с погорельцами — таджикскими цыганами, жившими в
Горелово — обросла слухами, домыслами и откровенным враньем. 

Информация о том, что жители поселка Горелово, якобы,
выгнали большой табор таджикских цыган, а те в отместку подожгли свои дома,
появилась этим летом впервые в газете «Метро». «Метровские» журналисты со
сдержанной слезой в голосе сообщали, что цыгане два года постоянно обворовывали
всех соседей в округе, что на самом деле они — не нищие, а зажравшиеся богачи,
которые мелкими деньгами устилают землю вокруг дворового туалета, что весь
поселок они держали в страхе в течение этих двух лет…

Сотрудники АДЦ «Мемориал» посетили место происшествия.

Как рассказала жительница поселка Маргарита, чей участок
отделяется от места проживания цыган только металлической сеткой, хозяева двух
домов  сдали свои дома цыганам два года
назад — подписали договор с двумя таджикскими семьями. Эти семьи жили здесь
некоторое время одни, но постепенно к ним начали приезжать то ли родственники,
то ли знакомые — тоже таджикские цыгане. Все они оставались здесь жить: сначала
ютились в двух домах, потом начали застраивать участки фанерными хибарами.

— Эти домики были больше похожи на будки, — рассказывает
Маргарита. — Очень жалко было детей, особенно зимой. Мы им помогали — иногда
кормили, одежду давали.

По рассказам соседки, обитатели фанерных домиков вели себя,
с точки зрения местных жителей,  странно,
но вполне приемлемо. Здесь, в Горелово, они не просили милостыню — однажды, как
рассказала Маргарита, молодая цыганка уселась на перекрестке с протянутой рукой,
так ее тут же взрослая женщина отругала и увела домой. И больше это не
повторялось.

— Да, конечно, они тащили всякое барахло к себе на участок,
— рассказала Маргарита. — Но это по виду были вещи со свалки — старые
телевизоры, сломанные магнитофоны, поношенная обувь.

К лету этого года, по подсчетам соседей, на этой территории
обитало от 80 до 100 человек, сколько их было на самом деле, не знал никто. Как
говорят соседи, милиционеры из местного отделения № 9 регулярно наведывались к
таджикам: милицейская машина подъезжала к участку, милиционеры заходили в дом,
выходили и уезжали. Что происходило между милицией и обитателями цыганской
коммуны, соседи не видели. Но все они считают, что милиция, прекрасно зная, что
здесь нелегально, без регистрации, живет чуть ли не сотня людей, закрывала на
это глаза не безвозмездно.

Весной, примерно в начале апреля, в цыганском поселении
случился первый пожар — среди ночи загорелась одна из фанерных будок. Сначала
выскочили соседи, потом приехали пожарные, общими усилиями пожар потушили без
серьезных последствий для всех.

— Удивительно, как они вообще раньше не сгорели! — говорят
соседи. — Ведь в домиках люди жили буквально вокруг раскаленной печной трубы,
фанера тепло не держит. Да еще вещи вокруг, тряпки, автомобильные покрышки.

По словам соседей, жители нескольких окрестных домов
постоянно возмущались тем, что вынуждены терпеть соседство этого табора. Эти
несколько домов создали инициативную группу — комитет — и писали письма в
официальные инстанции. Активист этой группы по имени Сергей даже публично
грозился привлечь к выселению цыган чуть ли не спецназ — все соседи слышали эти
его грозные слова. Мать Сергея, в разговоре с сотрудниками АДЦ «Мемориал»
сказала, что ее сын вел себя глупо, о чем она сама ему не раз говорила — надо
было как-то помогать нищим людям, а не кричать, что их надо гнать.

— Мне жалко было этих грязных ребятишек, — рассказывает мать
Сергея. — Мы постоянно их подкармливали — они же обычные дети.

Но, видимо, письма «активистов» дошли по назначению, и, за
несколько дней до пожара, к участку подъехали машины милиции — не местной, а из
Красного Села. Цыган задержали. А через два-три дня, совершенно неожиданно,
среди бела дня, бывшая цыганская коммуна заполыхала. Все, кто видел пожар,
говорят, что он начался сразу и стремительно, со вспышки огня и негромкого
взрыва — как будто кто-то бросил в дом бутылку с зажигательной смесью. Один из
домов сгорел полностью, второй — частично, фанерные хибары, вплотную
примыкающие к участкам соседей, не обгорели. После этого по поселку поползли
слухи, что цыгане сами подожгли свои дома, и эта же версия попала на страницы
газет. Но представить себе, что нищие таджики готовят «коктейль Молотова», а
потом, невидимые никем, подбираются к участку, и вместо того, чтобы забрать
свое добро, поджигают, как партизаны, дома, где это добро лежит — для этого
нужно слишком богатое воображение или заранее составленная легенда.

Сотрудники АДЦ «Мемориал» не нашли в Горелово самих
таджикских цыган, но обнаружили еще один стихийный поселок на окраине — но и
там людей не было, хотя по виду было понятно, что они ушли оттуда буквально
накануне.

В конце июля на пресс-конференции начальник УФМС по
Петербурге и Ленобласти Елена Дунаева заявила, что, по сведениям их ведомства,
никакого конфликта в Горелово между местным населением и цыганами не было, что
жители сожгли их поселок после того, как цыгане его покинули. А вообще
поселения цыган, выходцев из Таджикистана, существуют во многих районах
области, миграционная служба регулярно проводит там проверки, но их обитатели
уходят, а через некоторое время возвращаются. С поджогом домов таджикских цыган
в Горелово УФМС не разбиралось, потому что, как сказала госпожа Дунаева, «от
пострадавших не поступило ни одного заявления».

Наталья ШКУРЕНОК

 

Все отчеты Все публикации