Цыгане и полиция

13.07.2014
this post is also available in: Английский

8 апреля 2014 года в Варшаве состоялась экспертная встреча БДИПЧ ОБСЕ «Полиция и цыгане — вызовы и примеры успешной работы, построение отношений доверия и взаимопонимания», посвященная проблеме взаимоотношений сотрудников правоохранительных органов и цыган. В течение дня более 20 экспертов из разных стран зоны ОБСЕ – представители НКО, работающих в этой области, представители цыганских общин, сотрудники полицейских департаментов – делились своим опытом и видением ситуации с коллегами из других стран. На встрече выступили юрист АДЦ «Мемориал» Сергей Михеев (один из авторов отчета «Цыгане, мигранты, активисты — жертвы полицейского произвола») и Лое Лагранж, рассказавшие о случаях нарушения прав цыган России, — таких, как массовые операции «табор», незаконные обыски цыганских домов, задержания их хозяев.

Во многих странах, и уж точно в России, в массовом сознании существует стереотип об «особой криминальности» цыган, поддерживаемый в СМИ, – наряду и с другими ксенофобными стереотипами. Сотрудники полиции, будучи частью общества, тоже «носители» и «проводники» этих предрассудков, что опасно и особенно недопустимо: они должны непредвзято относиться ко всем людям и действовать строго в рамках закона.

К сожалению, доверия между цыганами и полицией часто нет. Согласно опросу, проводившемуся в странах ОБСЕ, более 65% респондентов-цыган по-прежнему не обращается к полицейским в случаях, когда их вмешательство необходимо. С другой стороны, примерно 50% опрошенных цыган указали, что подвергались неправомерным задержаниям именно по национальному признаку. Идавер Мамедов из Контактного пункта БДИПЧ по вопросам рома и синти отметил, что в период 2008 – 2013 гг. никаких существенных изменений в отношениях между цыганами и полицейскими не наблюдалось, добавив, что за этот же период Европейским судом по правам человека было принято не менее 8 положительных решений по жалобам, поступившим от жертв насилия и пыток со стороны сотрудников полиции при задержании. Эти цифры показывают, что проблема полицейского произвола по отношению к цыганам не надуманная и здесь есть что улучшать.

Участники встречи рассказали об успешных мерах, направленных на улучшение отношений и налаживание доверия между цыганами и полицейскими. Так, в Сербии не так давно начали функционировать специализированные полицейские академии, где курсанты изучают цыганский язык и культуру цыган. В Словении организуются так называемые «полиэтнические тренинги» для полицейских с целью научить их работать в районах проживания цыган. В нескольких странах Восточной Европы существует практика найма цыган в полицию, а СМИ, делая репортажи о цыганах, описывают не только отрицательные, но и положительные события в жизни их общин. Координатор чешской НКО «Konexe» в качестве примера позитивных изменений рассказал о действиях сотрудников полиции во время крупномасштабных антицыганских демонстраций, прошедших в нескольких городах Чешской Республики в прошлом году. Именно полиция, действующая самоотверженно и профессионально, защитила цыган от насилия и погромов расистов.

На фоне этих не очень многочисленных, но определенно позитивных моментов в развитии толерантного отношения к цыганам в Европе нам,
представителям российской НКО, похвастаться было нечем. Темой нашего доклада стала проблема роста ксенофобских настроений в России и произвола сотрудников российских правоохранительных органов в отношении цыган. Речь шла о жестоком обращении при задержаниях и содержании в местах лишения свободы, о поджогах цыганских жилищ, о полицейских операциях с характерными названиями («Табор», «Цыгане»), проводимых в разных городах России, иногда с привлечением «добровольцев» из числа обычных граждан.
Рост ксенофобии в российском обществе можно наблюдать на разных уровнях: это и принятие гомофобных законов, и ужесточение миграционных правил, и ксенофобная риторика представителей власти, и – как результат – окрепшее чувство безнаказанности у агрессивно настроенных людей и переход «от слов к делу», – к насильственным преступлениям на почве ненависти. Общий рост расизма и ксенофобии влияет и на сотрудников полиции, которые тоже демонстрируют нетерпимость к «лицам неславянской внешности» и используют национальность и цвет кожи в качестве критерия подозрительности, – это так называемое профилирование, то есть пристрастное отношение к визуальным меньшинствам. В этой ситуации проявление полицейскими толерантности к представителям меньшинств – будь то цыгане, мигранты или ЛГБТ – или даже простое выполнение своих обязанностей (например, охрана акции в поддержку ЛГБТИ и предотвращение насилия со стороны «казаков» или радикальных православных) выглядит как нечто выходящее из ряда вон, почти как подвиг. А между тем это должно быть нормой, и норма эта, если говорить о цыганах и полиции в зоне ОБСЕ, закреплена в «Руководстве по демократическим основам полицейской деятельности», в «Рекомендациях Верховного комиссара ОБСЕ по национальным меньшинствам», наконец, в Плане действий по улучшению положения рома и синти в регионе ОБСЕ.

Я очень сомневаюсь, что эти документы известны сотрудникам российской полиции, а ведь, по идее, они должны выполняться и в нашей стране. И вообще – каким образом положительный опыт других стран, в том числе тот, о котором мы узнали в ходе экспертной встречи в Варшаве, — может быть донесен до сотрудников российской полиции? Мне кажется, что проблема полиции в России шире, чем просто несоответствующая международным стандартам работа с цыганами или любыми другими меньшинствами: полицейские в России не всегда понимают, знают или помнят, что их работа – служить обществу и гражданам и что полиция именно правоохранительный, а не карательный орган.

По итогам встречи было принято решение усилить взаимодействие между негосударственными организациями и государственными органами, которые занимаются защитой прав цыган, а также были даны некоторые рекомендации для сотрудников полиции, однако вопрос, как применять их у нас, в России, остался без ответа.

Сергей Михеев

  • Все отчеты Все публикации