#CrossborderChildhood

Особые права детей-мигрантов отражены в новейших документах ООН и Совета Европы*. Действующее в СНГ Кишиневское соглашение* о возвращении детей не соответствует этим нормам международного права. Необходимо создать актуальные формы регуляции возврата детей в страны происхождения.

О проблеме

Дети как самостоятельные субъекты права не присутствуют в миграционном законодательстве стран евразийского региона. Между странами нет специальных соглашений, обеспечивающих права именно детей в ситуации миграции. В этих условиях основным документом, регулирующим перемещение детей, остается устаревшее и репрессивное Кишиневское соглашение о сотрудничестве государств – участников СНГ в вопросах возвращения несовершеннолетних в государства их постоянного проживания (2002).

ЧТО НЕ ТАК С КИШИНЕВСКИМ СОГЛАШЕНИЕМ?

Не соответствует правовым международным нормам

По Кишиневскому соглашению, возвращение детей в страну происхождения осуществляется через «транзитные учреждения», перечисленные в особом списке. Это закрытые учреждения, будь то детские приемники МВД, транзитные приюты и центры адаптации детей, относящиеся к социальной или образовательной сфере.

Между тем, помещение в закрытые учреждения детей, не совершивших никакого преступления, а только имеющих проблемы с документами, трактуется Комитетом ООН по правам ребенка и Комитетом ООН по правам трудящихся мигрантов и членов их семей как лишение свободы и признается недопустимым.

Не соответствует изменившейся реальности региона

Кишиневское соглашение заключено между странами СНГ в 2002 году. С той поры в регионе многое изменилось: Грузия вышла из СНГ в 2008-м году; с весны 2014-го года Украина оказалась фактически в состоянии войны с Россией и официально вышла из СНГ в 2018 году.

Список транзитных детских учреждений, имеющийся в Кишиневском соглашении, уже давно не соответствует действительности: Армения, Грузия, Молдова ликвидировали приемники-распределители МВД; в Казахстане детей-мигрантов помещают в центры адаптации, подчиненные Министерству образования; в Кыргызстане, России, Украине транзитные приемники МВД сосуществуют с социальными центрами для детей-мигрантов.

В этих обстоятельствах сотрудничество государств в сфере возвращения детей крайне затруднено.

Чем заменить Кишиневское соглашение

На смену Кишиневскому соглашению должны прийти специальные договоры между странами региона по вопросу возвращения детей. Эти договоры должны основываться на позиции Комитетов ООН по правам ребенка и по правам трудящихся мигрантов об особых правах детей в ситуации миграции.

НОВЫЕ СОГЛАШЕНИЯ ДОЛЖНЫ ВКЛЮЧАТЬ:

  • запрет криминализации и иммиграционного лишения детей свободы, т.е. помещения детей-мигрантов в учреждения МВД только на основании их миграционного статуса или статуса их родителей;
  • запрет разлучения детей и родителей без достаточных на то оснований (если нет угрозы жизни и здоровью ребенка), только по причине миграционного статуса детей и/или их родителей;
  • перевод темы «дети в миграции» из полицейской в социальную/образовательную сферу, сопровождение ребенка социальными службами на всех стадиях возвращения в страну происхождения;
  • обеспечение права на образование детей-мигрантов, находящихся в процессе возвращения в страну происхождения;
  • возможность ребенка не возвращаться в страну происхождения, если это служит его наилучшим интересам;
  • контроль со стороны социальных служб положения ребенка, который вернулся в страну происхождения, социальная поддержка и реабилитация ребенка и его семьи;
  • обеспечение независимого общественного контроля за соблюдением прав детей-мигрантов в процессе возвращения в страну происхождения;
  • улучшение координации и сотрудничества между разными странами в сфере транзита детей, между ведомствами внутри одной страны.

Позиции

Административное лишение свободы детей-мигрантов усугубляет их страдания и может иметь серьезные и фатальные последствия для их ментального здоровья и развития. Поэтому оно никогда не служит наилучшим интересам ребенка.

Лилиан Мори Паскье президент ПАСЕ, поддержавшая кампанию Совета Европы End Immigration Detention of Children

Мы должны повторять снова и снова: иммиграционное лишение свободы никогда не служит наилучшим интересам ребенка. Но оно, к сожалению, широко применяется

Томаш Бочек Спецпредставитель Генсека Совета Европы по миграции и беженцам, поддержавший кампанию ПАСЕ End Immigration Detention of Children

Я считаю, что не существует никаких обстоятельств, при которых заключение ребенка-мигранта под стражу, будь он несопровождаемым ребенком или с семьей, могло бы отвечать его наилучшим интересам. Поэтому все государства должны отказаться от помещения под стражу детей-мигрантов в приоритетом порядке

Нилс Муйжниекс Комиссар Совета Европы по правам человека

Международные нормы

CMW/C/GC/4−CRC/C/GC/23

Совместное замечание общего порядка № 4 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 23 (2017) Комитета по правам ребенка об обязательствах государств в отношении прав человека детей в контексте международной миграции в странах происхождения, транзита, назначения и возвращения

Пункт 5

Дети никогда не должны заключаться под стражу по причинам, связанным с их миграционным статусом или миграционным статусом их родителей… государства должны безотлагательно и полностью прекратить или искоренять практику содержания детей под стражей на основании иммиграционного законодательства. Любые виды иммиграционного содержания детей под стражей должны быть запрещены законом, и такой запрет должен полностью соблюдаться на практике.

Пункт 11

Когда наилучшие интересы ребенка требуют размещения всех членов семьи вместе, императивное требование не допускать лишения ребенка свободы распространяется на родителей ребенка и обязывает власти выбирать альтернативные варианты размещения всей семьи, не связанные с помещением под стражу.

Пункт 15

Со всеми детьми, в том числе с детьми, сопровождаемыми родителями или другими законными опекунами, следует обращаться как с индивидуальными правообладателями, а не как с преступниками; особые потребности детей надлежит учитывать в равной степени и в индивидуальном порядке, а их мнения следует должным образом выслушивать и принимать во внимание. Они должны иметь доступ к административным и судебным средствам правовой защиты в отношении решений, влияющих на их положение или положение их родителей, с тем чтобы гарантировать принятие всех решений в наилучших интересах ребенка.

CMW/C/GC/3−CRC/C/GC/22

Совместное замечание общего порядка № 3 (2017) Комитета по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и № 22 (2017) Комитета по правам ребенка об общих принципах, касающихся прав человека детей в контексте международной миграции.

Пункт 21

Все дети, участвующие в международной миграции или затрагиваемые ею, вправе пользоваться своими правами вне зависимости от возраста, пола, гендерной идентичности или сексуальной ориентации, этнического или национального происхождения, инвалидности, религии, экономического положения, миграционного статуса/наличия документов, безгражданства, расы, цвета кожи, семейного положения, состояния здоровья или иного социального статуса, рода занятий, выражаемых взглядов или убеждений самих этих детей, их родителей, законных опекунов или членов семьи. Этот принцип в полной мере распространяется на каждого ребенка и его родителей независимо от причины для миграции и того, является ребенок сопровождаемым или несопровождаемым, находится он в пути или же в ситуации оседлости, с документами или без них либо любого иного состояния.