05.10.2022

Дунгане в Центральной Азии. Вызовы и реалии для малых этносов

Выступление Эдира Бова, Ассоциация «Таза шайлоо», Кыргызстан, на Конференции по человеческому измерению БДИПЧ ОБСЕ

Уважаемые дамы и господа!

Хотелось бы поблагодарить организаторов за приглашение для участия в Конференции по человеческому измерению ОБСЕ, в рамках своего выступления хотел бы рассказать о проблемах дунган проживающих в Центральной Азии.

Дунгане (Хуэйзу) – этническая группа проживающая преимущественно в странах Центральной Азии на протяжении 140 лет, являются выходцами из Китая, исповедующие религию Ислам, приблизительное количество дунган проживающих в Центральной Азии составляет около 150 тысяч человек.

Как и многие другие малые этносы — дунгане сталкиваются со случаями ущемления и дискриминации своих прав в различных аспектах, социального характера, культурно-языкового и пр., однако несмотря на это, условия проживания дунган в центрально-азиатском регионе следовало бы считать благоприятными. Так было до февральских событий 2020 года, когда произошел «межэтнический» конфликт, или «нападение» на дунганские поселения в Кордайском районе, республики Казахстан повлекшие человеческие жертвы.

Кейс «Кордайские погромы» февраль 2020 г.

В «кордайском погроме», которое произошло в ночь с 7 на 8 февраля 2020 года принимали участие свыше десятка тысяч человек преимущественно казахской национальности, которые подвергли нападению 4 поселения компактно проживающих дунган с. Масанчы, с. Булар Батыр, с. Сортобе, с. Аухатты, Кордайского района, Жамбылской области. В результате нападения групп агрессивно-настроенной молодежи, в количестве несколько тысяч человек, погибли 11 человек (по официальным данным 10 дунган и 1 казах), более 500 человек получили ранения разной степени тяжести в том числе от огнестрельного оружия. Были сожжены 168 жилых домов, десятки объектов бизнеса, были также сожжены или угнаны 122 грузовых и легковых автомашины, похищены тысячи голов скота, которые были угнаны в соседние села, а около 25 тысяч женщин, детей и стариков вынуждены были искать спасения в соседней республике Кыргызстан.

Официальная позиция властей с первых дней конфликта и на протяжении всего периода расследования была не стандартной, власти страны изначально назвали нападение на дунганские села «бытовым конфликтом», позже президент страны Токаев назвал его «конфликтом криминальных группировок» и до настоящего времени конфликту не придан статус «межэтнического», а дунгане не признаны пострадавшими. Созданная правительственная комиссия с первых дней обвинила самих же дунган в случившемся конфликте, практически с первых же дней начались произвольные аресты, проводились обыски в домах дунган, были задержаны десятки дунган мужчин за участие в массовых беспорядках, хотя дунганское население всего лишь вышло на защиту своих семей и домов, чтобы предотвратить еще большие погромы и убийства. Как отмечают независимые СМИ и отдельные эксперты помощь со стороны правоохранительных органов и их вмешательство для погашения конфликта было неоправданно запоздалым, что привело к таким страшным последствиям.

Судебные разбирательства в отношении задержанных дунган длились больше одного года, были сообщения о применении пыток в отношении задержанных, адвокаты фиксировали ряд процессуальных нарушений, судебные заседания проводились в условиях карантинных мер связанных с COVID-19 в здании следственного изолятора города Тараз, Жамбылской области, несмотря на столь сложные условия адвокатам задержанных удалось доказать невиновность почти всех задержанных дунган, но суд не учел приведенных доводов и доказательств со стороны защиты. В итоге из 14 человек (дунган) 13 человек были осуждены на различные сроки, троим из которых назначили наказание от 16 до 20 лет лишения свободы. Судебные процессы, равно как и решения суда были политически мотивированными. (На сегодняшний день 3 человека дунганской национальности осужденные по Кордайским событиям, освобождены из мест лишения досрочно, отбыв 1/3 наказания)

Доступ к информации и освещение конфликта в СМИ

Информация о конфликте с первых дней тиражировалась лишь в независимых СМИ и то в ограниченном виде, так как был ограничен доступ журналистов к месту событий, в период конфликта все села были отключены от электричества, заблокирован Интернет, информацию удавалось получать лишь от жителей, имеющих SIM карты мобильных операторов приграничного Кыргызстана. В социальных сетях на протяжении долгого времени продолжались агрессивные нападки на дунган с использованием «нацистской риторики», формируя таким образом общественное мнение и поступали угрозы в отношении дунган и других лиц и организаций, которые пытались осветить реальную картину произошедшего. Обвинения в отношении дунган строились на «незнании и не владении государственным казахским языком», «не уважении к коренному народу», «неуважении законов страны», «отказ от службы в армии», и пр. В аккаунтах социальных сетей известные общественные и политические деятели, такие как Мухтар Тайжан, Бахытбек Смагул и другие размещали провокационные статьи вызывающие у общества неприязнь к дунганам, под которыми размещались тысячи комментариев с обвинениями и угрозами расправы в отношении дунган, оказывалось психологическое давление, запугивание всех лиц кто хотел бы выразить слова поддержки пострадавшим дунганам. Также очень ярко был использован «язык вражды» со стороны так называемых «фабрик троллей», которые из своих фейковых аккаунтов проводили агрессивную политику в отношении дунган. Реакции правоохранительных органов, на возбуждение межнациональной розни не последовало.

Реакция международного сообщества на конфликт

Власти Казахстана с первых дней ограничили доступ международных организаций к месту событий, до настоящего времени ни одна международная организация не посетили место событий (за исключением Красного полумесяца осуществлявших гуманитарную помощь пострадавшим), не были получены свидетельства самих пострадавших, все доказательства собирались в том числе аудио, видео фиксации, документирование осуществлялось силами дунганского сообщества при поддержке общественных активистов из соседнего Кыргызстана. Лишь после многочисленных обращений в международные организации, процедурные органы ООН, благодаря усилиям и поддержке международных правозащитных институтов, таких как Антидискриминационный Центр «Мемориал», которые с первых дней конфликта оказывали практическую помощь для подготовки обращения в ООН и другие международные организации, осуществляли информационную и техническую поддержку по защите нарушенных прав дунган в Казахстане.

В сентябре 2020 года Комитет по ликвидации расовой дискриминации ООН отреагировал на обращение дунган и запросил полную информацию от Правительства Казахстана по Кордайским событиям и призвал соблюдать права дунган на защиту нарушенных прав. Благодаря реакции КЛРД ООН немного снизилось давление на дунганское сообщество в Казахстане, в том числе агрессивная риторика в социальных сетях стала снижаться.

Лишь после январских событий 2022 года в Казахстане, президент Токаев в своем выступлении в Мажлисе (Парламенте) отметил, что нападение на дунганские села это тщательно подготовленная и срежиссированная атака со стороны третьих сил направленная на раскол казахстанского общества.

Тем не менее 13 человек дунган, выступивших на защиту своих домов были осуждены и приговорены к различным срокам, материальные компенсации погибшим и раненным выплатили не в полном объеме, материальный ущерб для лиц чьи дома сгорели выплачивали за счет добровольных пожертвований из средств созданного фонда не из государственного бюджета, при чем оценка ущерба была заниженной, вопрос компенсации бизнесу пострадавшему на миллиарды тенге, не рассматривался и не стоит на повестке дня, равно как ущерб за угнанные, уничтоженные транспортные средства, похищенный скот и другое имущество.

Подводя итоги описания «кордайского конфликта», следует отметить, что власти Казахстана не сделали должных выводов относительно межэтнической ситуации в стране, что создает угрозу повторения подобной трагедии в будущем.

  • Правоохранительные органы не приложили усилия к установлению истинных организаторов нападений на дунганские села и привлечению их к ответственности;
  • Погибшим 10-ти жителям дунганским сел, у кого остались сиротами 39 детей, не были выплачены положенные в таком случае выплаты и компенсации установленные законом; (Причем семье погибшего этнического казаха Д.А., который совершил наезд на автомобиле в толпу дунган, убив двоих и покалечив десятки человек были выплачены компенсации в разы превышающие компенсации погибшим дунганам);
  • Пострадавшим от погромов и пожаров хозяевам сгоревших жилых домов, выплатили лишь малую часть средств от нанесенного ущерба: общая сумма выплат составил лишь 213 (двести тринадцать) миллионов тенге (или 12,5% от реальных сумм ущерба);
  • Материальную компенсацию не получили хозяева чье имущество скот и автомобили были сожжены или угнаны, по этим фактам не заведены уголовные дела;
  • Объекты бизнеса чьи товары, здания и сооружения пострадали, также не получили компенсации;
  • Не дана оценка действиям правоохранительных органов, которые допустили массовые беспорядки, хотя на суде по кордайским событиям выяснилось, что у них была информация о подготовке к нападению на дунганские села, кроме того дунганские села находятся в особо охраняемой приграничной зоне где дислоцируются пограничные и внутренние войска, установлены контрольно-пропускные пункты, несмотря на это десятки тысяч людей смогли беспрепятственно пройти на территорию совершить преступление и выехать с награбленным имуществом не встречая каких либо препятствий со стороны правоохранительных органов;
  • Не дана оценка развернутой провокации в Интернете, действиям фабрик троллей, высказываниям отдельных деятелей, что способствовало росту националистических настроений и мобилизации молодежи в место конфликта;
  • Не выработана эффектвная государственная политика и механизмы предотвращения межэтнических конфликтов.

Ситуация в Кыргызстане

Общая ситуация в сфере межэтнических отношений в странах Центральной Азии схожа, дунгане Кыргызстана, хоть и находятся в более благополучных условиях, нежели в Казахстане, но некоторые вопросы интеграции дунган в местное сообщество схожи. В Кыргызстане также был межэнический конфликт в 2006 году в с. Искра в Чуйской области между дунганами и этническими кыргызами, но там обошлось без жертв. Учитывая сильную позицию властей на тот период, удалось избежать трагических последствий.

Имеется тенденция обвинения дунган в не владении государственным языком, которые время от времени муссируются в социальных сетях, и другие обвинения националистического характера, но они выявляются и пресекаются правоохранительными органами.

Ежегодно возникают кейсы связанные с бытовыми конфликтами в которые вовлечены этнические меньшинства, которые имеют тенденцию к склонению в межэтнические конфликты. Зачастую эти конфликты связаны с социальными или экономическими разногласиями, споры между соседями, при распределении ресурсов (во время полива в сельскохозяйственный период) итд. Но при всяком конфликте возникают упреки и обвинения в сторону этнических меньшинств, при чем не всегда правоохранительные органы или органы власти имеют опыт разрешения подобных конфликтов и зачастую такие вопросы решаются коррупционными проявлениями, что вызывает недовольство в обществе и нагнетается межэтнический вопрос.

Интеграция в местное сообщество этнических меньшинств, также имеет свои сложности, к примеру для участия в конкурсах на занятие государственных или муниципальных должностей, обязательным требованием является владение государственным языком, но образовательная программа рассчитана на носителей языка и не позволяет не носителям в должной мере овладеть на достаточном уровне. Есть национальные правительственные программы «Кыргыз жараны» (перевод «кыргызский гражданин») которые нацелены на интеграцию и укрепление статуса всех граждан страны, но к сожалению не до конца проработаны механизмы исполнения.

Система предотвращения конфликтов, государственная политика межэтнических отношений по применению превентивных мер недостаточно эффективна, отсутствуют системы информирования и оповещения граждан, обучения и призыву к толерантности и добрососедству, наряду с экономическими и социальными проблемами в обществе, коррупциогенным фактором, неэффективным исполнением норм внутреннего законодательства создают предпосылки для межэтнической напряженности.

Роль и участие гражданского общества ограничены целями и задачами международных программ реализуемых в Кыргызстане, зачастую больше средств направлено на разрешение последствий конфликта, нежели на предотвращение. Гражданский сектор несмотря на события произошедшие в 2010 году на юге страны не выработал единый подход и методологию работы с конфликтами, проекты по медиации, конфликтологии ограничены географическими, временными рамками, в основном сосредоточены на юге страны. Места компактного проживания дунган (преимущественно Чуйская, Иссыккульская области) не входят в зону риска конфликтогенности и не концентрируют на себе внимание международных организаций, хотя риски и факторы возникновения конфликтов на межэтнической почве достаточно высоки.

this post is also available in: Английский