03.01.2022

Борьба с дискриминацией и репрессиями продолжается – достижения прошлого и надежда на будущее

С Новым Годом! Календарный конец одного года и начало другого — повод сказать о том, что из событий прошлого года дает надежду на изменения, над чем работать в этом году. Ушедший год дал очень много в плане доказывания нарушений прав человека, выявления существующих проблем, признания необходимости их срочно решать.

В России на первый план вышли: страшные пытки в системе ФСИН; политические репрессии и преследования правозащитных НКО; системное домашнее насилие в отношении женщин. Многих, конечно, травмировали прошлогодние новости о пытках, об арестах политических активистов и ликвидации важнейших НКО, о женщинах-жертвах издевательств в семьях. Но тем, кто и раньше знал об этих формах нарушений прав человека, публичная дискуссия и осуждение репрессий, дискриминации и насилия должны вдохновлять на продолжение борьбы.

Громадным достижением 2021 года стало решение ЕСПЧ , касающееся  системной проблемы домашнего насилия в РФ.  Суд отметил: «продолжающееся непринятие законодательства по борьбе с бытовым насилием и отсутствие каких-либо охранных приказов в какой-либо форме ясно свидетельствуют о том, что российские власти неохотно признавали серьезность и масштабы проблемы бытового насилия в России и его дискриминационное воздействие на женщин». ЕСПЧ не впервые признал домашнее (бытовое) насилие – дискриминацией женщин в РФ, но впервые связал статью о насилие (ст.3 ЕКПЧ) и статью о дискриминации (ст.14 ЕКПЧ) со статьей 46, применяющейся только в случае существования системной проблемы, когда Суд требует от правительства принятия общих мер, то есть изменений и законах страны (а контроль за выполнением общих мер осуществляет Совет Министров Совета Европы). В качестве необходимых общих мер ЕСПЧ потребовал от РФ принятия закона о защите от насилия в семье, где должно быть дано юридическое определение этого явления, при этом должны быть криминализированы акты бытового насилия и расследованы вне зависимости от позиции жертвы (то есть стать насилие в семье должно быть предметом публичного, а не только частного обвинения), требуется также принять стандартные протоколы по защите жертв и другие законодательные акты. С точки зрения антидискриминационной борьбы прорывным надо признать следующую позицию Суда: «в целях решения проблемы неравенства и фактической дискриминации в отношении женщин, которые Суд признал нарушающими статью 14 Конвенции в сочетании со статьей 3, национальным властям следует разработать план действий по изменению общественного восприятия гендерного насилия в отношении женщин».

Эта позиция значима не только для женщин-жертв бытового насилия – впервые ЕСПЧ дал РФ рекомендацию принять меры системного характера в отношении защиты людей от дискриминации – до сих пор в редких случаях юридического признания дискриминации (дела касались не только женщин, но и ЛГБТ-активистов, этнических меньшинств) таких решений не выносилось. Между тем, очевидно, что преодоление проблемы дискриминации лежит именно в области принятия общих мер – без принятия комплексного антидискриминационного закона в борьбе с этим явлением невозможно добиться существенных результатов. Это одна из тем, требующих дальнейших усилий в наступившем году, важный шаг к чем был сделан в году ушедшем.

Другой вид насилия – пытки в местах лишения свободы – тоже требует принятия системных мер, то есть необходимо принять отдельный закон, запрещающий пытки, дающий им точное юридическое определение. В ушедшем году в РФ впервые была предпринята серьезная попытка разработать соответствующий законопроект — хотя предложенные поправки в УК и не вполне отвечают рекомендациям Комитета против пыток ООН, но и это  — важный шаг в нужном направлении, требующий дальнейшей работы в году наступившем.

Наконец, одним из самых ярких драматических событий 2021 года в российском правозащитном поле стало решение судов о ликвидации Международного Мемориала и Правозащитного Центра Мемориал. Решения эти венчают собой годы преследований правозащитных НКО, унижения бессмысленным клеймом «иностранного агента», штрафов, поражений в правах (невозможность входить в ОНК, участвовать в наблюдении за выборами и др). С 2013 года, когда начались репрессии правозащитных НКО, многие организации были ликвидированы, но до сих пор их жалобы в международные суды не получили оценки. Резонансные дела обоих Мемориалов стали первыми, получившими реакцию ЕСПЧ, фактически – защиту в рамках международного права: по правилу 39 ЕСПЧ потребовал приостановить ликвидацию до рассмотрения по существу жалобы на закон об НКО, «выполняющих функции иностранного агента». Как подчеркнула юрист ПЦ Мемориала Татьяна Глушкова: «Это прецедентное решение Суда по Правилу 39, которое в основном применяется в отношении людей, если им грозит смерть или серьёзное ухудшение состояния здоровья. Оно впервые применено в отношении НКО».

Надо надеяться, что реакция ЕСПЧ защитит Международный Мемориал и ПЦ Мемориал, а также станет началом серьезного процесса признания пострадавшими и десятков других НКО, чье существование серьезно осложнил неправовой закон об иноагентах, его произвольное применение ко всем тем, кто выступал против нарушения прав человека в РФ.

В конце этого новогоднего разговора хочется сказать о по-настоящему хороших новостях – в прошлом году порадовали законодательные изменения в Казахстане, где отменили смертную казнь (мораторий там действовал с 2003 года, но теперь отменили окончательно!)  —  а также в Казахстане не просто отменили все профессиональные запреты для женщин, но и внесли необходимые изменения в Трудовой кодекс, где больше нет статьи о каких бы то ни было ограничениях женского труда. Эти два изменения – запрет худшей формы насилия, смертной казни, и отмена прямой дискриминации в форме запретов на некоторые виды работ для женщин – дают надежду не только Казахстану, но и всем странам нашего региона. Изменения возможны, их нужно добиваться, нам есть над чем работать.

this post is also available in: Английский