12.07.2021

Международная адвокация по защите прав детей в местах несвободы

АДЦ «Мемориал» в партнерстве с коллегами из Молдовы (Ave Copiii), Украины (Женский консорциум — участник Коалиции «Права ребенка в Украине») и Беларуси («Наш дом») провели очередную онлайн-встречу о проблемах прав детей в закрытых детских учреждениях в Беларуси, Украине и Молдове: тюрьмах и СИЗО, исправительных колониях, центрах временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, приемниках-распределителях, медицинских учреждениях.

Эксперт АДЦ «Мемориал» Ольга Абраменко рассказала об опыте АДЦ «Мемориал» в международной адвокации прав детей – докладах в Комитет ООН по правам ребенка, докладах в рамках процедуры УПО ООН (это например, совместные доклады в КПР с украинскими коллегами (2019 и 2020 гг.), доклад «Беларусь: ограничение свободы детей в связи с их миграционным статусом» (2019), поддержка доклада организации «Наш дом». Одна из проблем, поднимаемых АДЦ «Мемориал» в последние годы, – миграционное лишение свободы детей-мигрантов в приемниках-распределителях, где они оказываются вместе с детьми-правонарушителями, нередко в условиях, граничащих с пыткой.

Эксперт АДЦ «Мемориал» Стефания Кулаева рассказала о международных стандартах борьбы с пытками в отношении детей, которые жестче, чем подходы к пыткам взрослых. Об этом высказываются Комитеты и специальные докладчики ООН, Европейский суд по правам человека, существуют стандарты и доркументы и в рамках других международных структур (например, ОБСЕ). Новым вызовом для защиты прав детей стала пандемия: во многих странах детские пенитенциарные и другие учреждения стали еще более закрытыми, осужденные дети лишились возможности свиданий с родственниками, а дистанционная связь не обеспечена. Отсутствие связи с внешним миром губительно сказывается на здоровье и благополучии детей, находящихся в закрытых учреждениях.

Выступление эксперта Сергей Перникозы касалось детей в местах несвободы в Украине. Он подчеркнул, что при независимом мониторинге закрытых учреждений необходимо оценивать не только условия содержания, питание, доступ к медицинской помощи – но и возможности развития и социализации детей. Важно понимать, зачем дети содержатся именно в этом учреждении, какие цели при этом преследует общество. Нередко, например, в психоневрологических интернатах неоправданно содержатся дети без серьезных диагнозов. В приемниках-распределителях нет возможности учиться и развиваться. Независимый мониторинг должен также выявлять риск насилия, буллинга со стороны персонала закрытых учреждений и других воспитанников.

В ходе обсуждения коллеги согласились в том, что инструментарий независимого мониторинга детских учреждений сейчас несовершенен и нуждается в доработке. Особого внимания требуют дети, которые не могут ясно сообщить о нарушениях их прав, — дети младшего возраста, дети с отставанием в умственном развитии, и для этого наблюдатели должны владеть соответствующими методиками мониторинга.

Мариана Янакевич из Ave Copiii (Молдова) рассказала о реформах в системе ювенальной юстиции и защиты детей. Деинституционализация привела к закрытию ряда детских учреждений, выработке руководящих документов о том, как следует действовать государственным службам в случае обнаружения ребенка в трудной жизненной ситуации. Особенно ценным кажется опыт Молдовы в отношении детей до 3-х лет, которые находятся в тюрьме вместе с отбывающими наказаниями матерями: была достигнута договоренность о том, что этих детей будут принимать в ясли. К сожалению, пандемия приостановила этот проект, но он будет возобновлен в ближайшее время.

Онлайн конференция состоялась в рамках проекта «Продвижение современных международных стандартов прав ребенка: деинституционализация и гуманизация закрытых учреждений в Беларуси, Молдове и Украине». Проект поддержан ре-грантом Форума гражданского общества Восточного Партнерства и финансируется Европейским Союзом как часть поддержки гражданского общества в регионе.

Публикация подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Ее содержание является предметом ответственности АДЦ «Мемориал» и не отражает точку зрения ЕС.

this post is also available in: Английский