24.03.2021

По инициативе АДЦ «Мемориал» Комитет по правам человека ЕП провел дискуссию «Женщины в демократических движениях России и Беларуси»

В Международный женский день — 8 марта 2021 года —  под председательством Хейди Хаутала, вице-президента Европарламента состоялась дискуссия, в которой выступили депутат Eвропейского Парламента Сергей Лагодински, приняла участие и депутат ЕП Маркета Грегорова, представители правозащитных организаций и европейских структур. Об участии женщин в демократических движениях России и Беларуси и репрессиях против них рассказали Татьяна Хомич — гражданская активистка, сестра политической заключенной Марии Колесниковой, Анастасия Шевченко, активистка демократического движения в России, репрессированная за «участие в «нежелательной» организации» и Стефания Кулаева, эксперт АДЦ «Мемориал».

Татьяна Хомич напомнила, что после активного участия беларуских женщин в протестах лета-осени 2020 года многие из них были репрессированы: в списке политзаключенных белорусского правозащитного центра «Весна» сотни людей, из них десятки —  женщины, как минимум 141 женщина — фигурантки уголовных политически мотивированных дел. Самая известная из этих женщин — политических заключенных  — одна из лидерок беларуского движения за демократическую смену власти, Мария Колесникова. Ее сестра Татьяна Хомич рассказала о том, что приходится часто находить новых защитников для Марии из-за постоянных репрессий даже против адвокатов; так, защитницу Колесниковой Людмилу Казак лишили адвокатской лицензии. Общение с арестантками тоже предельно затруднено: письма от сестры приходят с длительной задержкой, их отцу отказывают во встрече все полгода ареста Марии. Татьяна Хомич призвала писать письма беларуским политзаключенным и проявлять солидарность с беларуским народом.

Анастасия Шевченко рассказала о  своем уголовном деле: по абсурдному обвинению в участии в деятельности  «нежелательной организации» женщина с детьми 2 года находилась под домашним арестом (при том, что сама организация «Открытая Россия», за связь с которой преследовали Анастасию, не была признана «нежелательной» и продолжала работать в РФ), в 2021 году она получила условный срок, хотя требовала оправдания. Во время одного из первых допросов Анастасия узнала, что ее старшая дочь в больнице умирает, следователь долго не отпускал мать к больному ребенку. Она успела лишь проститься с дочерью, но так и не смогла за последующие годы захоронить ее прах.

Анастасия говорила о том, что количество женщин, активно участвующих в политике в России, растет, как растет и число женщин, находящихся под арестом за свои политические взгляды:  сотрудницы ФБК Любовь Соболь и Кира Ярмыш, муниципальная депутат Люся Штейн, участница Pussy Riot Мария Алёхина, глава профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева —  находятся под домашним арестом; муниципальная депутат Юлия Галямина преследуется за реализацию права на мирные собрания.  Особое внимание Анастасия просила уделять поддержке активисток, преследуемых в отдаленных от столиц регионах России, где преследования несогласных страшнее и незаметнее. Шевченко призвала следить за делами феминистки Юлии Цветковой из Комсомольска-на-Амуре (она преследуется за «порнографию», усмотренную в весьма условных боди-позитивных картинках с изображением женского тела), а также Яны Дробноход из Новосибирска, попавшей в тюрьму за мирные акции солидарности с хабаровчанами.

Стефания Кулаева из АДЦ «Мемориал» говорила о преследовании в Беларуси тех, кто не просто участвовал в протестах, но исполнял свой профессиональный долг — о  репрессированных правозащитницах и журналистках, таких как Марфа Рабкова, Ксения Сыромолот и Татьяна Ласица, волонтерки ПЦ «Весна», находящиеся под арестом по ст. 342 УК («групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок»), к реальным тюремных срокам приговорены журналистки Екатерина Андреева, Дарья Чульцова, Екатерина Борисевич за то, что делали свое дело, — освещали события в Минске и других городах Беларуси.
В России женщин тоже репрессируют лишь за выступления в защиту свободы ассоциаций, свободу собраний, свободу высказывания. Среди признанных политических заключенных —  Зарифа Саутиева, ингушская общественная и политическая деятельница, которая более полутора лет находится под арестом в СИЗО; Юлия Галямина  и Яна Дробноход преследуются по «дадинской» статье, применение которой КС  РФ признал нарушающей право на мирные собрания; еще 5 женщин отправлены под домашний арест по «санитарному делу» (якобы, призывая людей выходить на протесты, они нарушили карантинные ограничения) —  все, по сути, за реализацию права на свободу собраний. Члена Общественной  наблюдательной комиссии за местами лишения свободы Москвы Марину Литвинович пытаются лишить мандата за выраженную поддержку женщин-политзаключенных.  Дарья Серенко, призвавшая женщин выступить в рамках акции «Цепи солидарности», подвергается травле опасными экстремистами (называющими себя «мужское государство»), явно нарочно развязанной и — в отличие от мирных протекстов — не встречающей отпора властей. Женщин, занимающихся профессиональной защитой жертв домашнего насилия, тоже репрессируют: Центр  «Насилию.нет» накануне 8 марта внесен в реестр организаций — иностранных агентов.

Пополняются не только реестр НКО, «выполняющих функцию иностранных агентов», но появились и так называемые «физические лица — агенты», люди преследуются лишь за высказывания в личных социальных сетях, среди них — женщины, две журналистки и художница из Петербурга Дарья Апахончич.

Депутат Европарламента Сергей Лагодински начал свое выступление со слов поддержки активисткам и правозащитницам, сказав, что считает большой честью для себя ступать вместе с мужественными женщинами, отстаивающими права человека в России и Беларуси, и заверив Анастасию и Татьяну, что готов продолжать выступать в защиту женщин — политических заключенных. Об этом говорила и Хейди Хаутала, и другие выступавшие.

this post is also available in: Английский