01.07.2021

Minority Rights Group International: Во время пандемии правам меньшинств и других исключенных групп угрожает наибольшая опасность

Международная группа по правам меньшинств Minority Rights Group International выпустила отчет о влиянии COVID-19 на наиболее маргинализированные сообщества мира «Меньшинства и коренные народы. Тенденции 2021 года. Уроки пандемии COVID-19». В докладе представлены десять неотложных мер для правительств, гражданского общества и международного сотрудничества для обеспечения более благоприятного постпандемийного будущего для уязвимых слоев населения.

Мы публикуем перевод статьи правозащитницы, директора объединения «Правозащитное движение Бир Дуйно-Кыргызстан» Толекан Исмаиловой Во время пандемии правам меньшинств и других исключенных групп угрожает наибольшая опасность:

Необходимость локализации пандемии COVID-19, охватившей весь мир, выявила в разных странах конкретные проблемы. В случае Кыргызстана вспышка COVID-19 показала, насколько уязвимыми стали пришедшие в упадок экономические и управленческие системы страны. Пандемия также выявила опасную ситуацию с состоянием прав человека в стране, особенно для меньшинств – что подчеркивается тем фактом, что спустя более чем десять лет после трагических межэтнических столкновений 2010 года, в результате которых было убито почти 500 человек, их жертвы, преимущественно этнические узбеки, всё еще не могут добиться справедливости и борются с безнаказанностью преступников.

В ответ на пандемию в марте 2020 года в Кыргызстане было объявлено чрезвычайное положение с жесткими ограничениями, введенными в Бишкеке и ряде других городов. В рамках чрезвычайного положения, первоначально действовавшего до 15 апреля 2020 года, но затем продленного до 10 мая, был введен комендантский час и ограничено передвижение людей, а для обеспечения соблюдения этих мер были созданы полицейские контрольно-пропускные пункты. Хотя подобные меры были приняты и в других странах, в Кыргызстане их последствия для защиты свободы выражения мнений, организаций и собраний вызывают особую озабоченность. Последующие действия правительства также показали, что именно государственная безопасность и репрессии, а не забота об общественном здравоохранении были для него главными приоритетами в борьбе с вирусом. Маргинальные и дискриминируемые группы, такие как меньшинства, женщины и представители ЛГБТК+, повсеместно игнорировались властями или даже подвергались преследованиям, несмотря на их повышенную уязвимость перед пандемией и ее социальными последствиями.

В течение многих лет гражданское общество в стране страдало от сужения публичного пространства — неправительственные организации вынуждены были закрываться, приостанавливать деятельность или испытывать проблемы с получением финансирования. Сотрудников НПО запугивают, задерживают или нападают на них, иногда даже убивают. Неформальные общественные инициативы, не имеющие официального статуса, также сталкиваются с угрозами, как и журналисты, ученые и блогеры. Даже если они не сталкиваются с преследованиями, они вынуждены прибегать к самоцензуре и переключаться с правозащитной адвокации на менее конфликтную область предоставления юридических услуг.

Проблемы прав человека, от бездомности до домашнего насилия, во время пандемии стали еще более актуальными. Тем не менее, правительство не оказывало адекватной помощи наиболее пострадавшим, включая маргинализованные группы, такие как женщины, пожилые люди и люди с ограниченными возможностями. Например, в детских домах, психоневрологических учреждениях и школах-интернатах для детей с особыми потребностями в Чуйской области персоналу, как сообщается, приходилось самим шить защитное снаряжение и производить дезинфицирующие средства. В тюрьмах заключенным отказывали не только в свиданиях с членами семьи, но также во встречах с врачами и адвокатами: из примерно двух с половиной тысяч заявок, поданных юристами для получения доступа к своим клиентам в заключении во время карантина, только 139 были одобрены — гораздо меньше, чем до пандемии, когда были разрешены почти все запрошенные посещения.

Вместо того, чтобы сосредоточить все усилия на защите населения в условиях беспрецедентной чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, власти принимают все больше законов против гражданского общества, в том числе против тех, кто занимается правами женщин. Усилением репрессий стало нападение националистов в апреле 2021 года на активистов, протестовавших против похищения и убийства молодой женщины Айзады Канатбековой. Вигиланты обвиняли активистов, что они «НПОшники и геи, которые пользуются смертью девушки и продвигают свои интересы». Активисты ЛГБТК+ подчеркнули, что гомофобное насилие в отношении членов сообщества только увеличилось с момента начала пандемии: поскольку большая часть нападений на ЛГБТК+ происходит по месту жительства, введение карантина подвергло многих еще большему риску домашнего насилия.

Этнические меньшинства также значительно пострадали в этот период. В представлении в Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации в октябре 2020 года правозащитные организации Антидискриминационный центр «Мемориал» и «Бир Дуйно — Кыргызстан» выразили обеспокоенность ухудшением положения этнических меньшинств в период социальной и политической нестабильности, последовавшей за массовыми протестами, отставкой президента и переносом парламентских выборов. Этнические меньшинства, проживающие в густонаселенных местах, столкнулись с дополнительными рисками во время пандемии, которые усугубились отсутствием доступной информации об опасностях COVID-19 и мерах профилактики. Это связано с тем, что многие люди недостаточно владеют кыргызским или русским языками, не имеют доступа к Интернету и социальным сетям и придерживаются определенных религиозных и традиционных обычаев, которые затрудняют социальное дистанцирование. Правозащитные группы призвали правительство срочно рассмотреть конкретные потребности, связанные с образом жизни этнических меньшинств, чтобы свести к минимуму распространение вируса в этих общинах.

Вопиющее несоблюдение прав человека в Кыргызстане наглядно проиллюстрировано случаем Азимжана Аскарова, 69-летнего этнического узбека, журналиста и правозащитника, который неустанно работал над документированием нарушений во время массовых беспорядков в 2010 году, за что впоследствии был осужден. Судебный процесс нам ним критиковался правозащитными организациями за многочисленные нарушения. Смерть Аскарова в заключении в июле 2020 года стала трагическим результатом того, что правительство Кыргызстана на протяжении многих лет игнорировало призывы к его освобождению со стороны гражданского общества Кыргызстана, международных организаций, глав государств и общественных деятелей. Хотя с начала пандемии многое изменилось, пока нет никаких признаков ослабления репрессий и маргинализации этнических меньшинств, активистов-правозащитников и других групп.

На фото: мусульманский религиозный лидер из этнической узбекской общины Кыргызстана. Фото: Франк Метуа / Alamy.

this post is also available in: Английский