14.12.2021

«Новые лица»: Почему бесправие, неравенство и несправедливость усиливаются?

«Новые лица»:

Отгремел 15-й международный фестиваль документального кино о правах человека “Бир Дуйно”; названы победители, призами отмечены самые достойные киноленты. И теперь есть возможность вспомнить о наиболее ярких работах, рассказать более подробно об истории их создания и том, что хотели донести авторы фильма в своих работах.

“Этот народ исчезает на моих глазах!” –

признается Вячеслав Кречетов, российский режиссер фильма “Шорское золото”, завоевавшего приз в номинации лучший фильм о социальных, экономических и культурных правах.

Это по-настоящему страшный фильм. Страшен он тем, что демонстрирует варварское отношение к природе, когда на твою родную землю приходят чужаки и начинают истреблять всё на своем пути в стремлении любыми путями выкачать из недр полезные ископаемые и сиюминутно обогатиться. Владельцев компаний по добыче угля и золота не волнует, что испокон веков в лесах тайги жили коренные жители этих мест – шорцы. Старатели буквально выдавливают коренных жителей из их родных мест, вырубают многовековую тайгу, выкапывая золото, засоряют реки, а после себя оставляют голые котлованы.

“Мой фильм о систематических нарушениях прав коренного народа — шорцах, проживающих в Кемеровской области и Хакасии. Добывающие компании, вне зависимости от того, что они добывают уголь или золото, нарушают их права. Решая свои задачи по добыче полезных ископаемых, недропользователи не обращают внимания на то, что там живут этносы, которые привязаны к окружающей среде, ведут традиционный образ жизни и пытаются сохранить свой уклад. Уничтожая среду их обитания – леса тайги, наносится прямой ущерб этим этносам и уничтожаются их священные культурные места, могилы предков, разрушаются дома”, — говорит режиссер Кречетов.

На фото: Режиссер Вячеслав Кречетов

— Вы проводите сравнительную параллель между этой ситуацией с шорцами и истреблением индейцев в Америке 200 лет назад. Почему?

— Очень часто региональные, муниципальные власти, когда местные жители предлагают узаконить территории, где они компактно проживают, вопрошают: “Вы что хотите устроит резервацию?” Но в американских резервациях у индейцев намного больше прав, чем у коренных народностей Кемеровской области. Поэтому и проведена подобная аналогия в моем фильме.

Шорцы пытаются защитить свои земли более 10 лет. Сегодня нетронутой тайги практически не осталось. И каждое новое предприятие забирает огромные участки ценнейшего леса и оставляет неживой котлован.

Противостояние жителей села Казас с добывающими компаниями и местной властью, которая дает разрешение на разработку недр, началось в 2014 году. Вопрос дошел до ООН, но ничего не изменилось. У людей, которые отказались выселяться, просто сожгли дома, а золотодобывающие компании установили на дорогах общего пользования шлагбаумы и шорцы на собственной земле не могут выпасать скот или пройти в лес за грибами.

Шорцы это первый народ, из коренных жителей тайги, который в Кемеровской области начал открыто выражать свою позицию. Был случай, когда герой моего фильма, охотник Алексей Чиспияков, в одиночку остановил колонну техники, которая ехала строить очередной объект. И когда жители других национальностей увидели, что шорец способен остановить колонну, они сплотились и начали противостоять. Установили палатки, митинговали и заставили отменить разрешение губернатора на строительство погрузки угля возле своего села.

— Вы этнический русский, почему так остро переживаете проблему шорцев?

— Я вырос с этим народом. Этот народ исчезает на моих глазах. Я не могу не зафиксировать эти обстоятельства. 10 лет назад их было 12 тысяч. Ещё 10 лет и их родные земли будут непригодными к жизни, поэтому их может совсем не остаться.

— Внешность шорцев напоминает кыргызов. Кроме того в языке много схожих слов, например река называется Балык-суу. Такое впечатление, что мы с этим народом принадлежим к одной этнической группе.

— Если рассматривать историю средних веков, то получается, что кыргызы покинули те земли, которые сегодня населяют шорцы – Хакасию и Кемеровскую область. Я тоже считаю, что кыргызский народ родом оттуда. Это родина и ваших предков.

— Подвергались ли вы, как автор или герой фильма – охотник Алексей, какому-либо преследованию со стороны властей за то, что говорите правду?

— Цель фильма зафиксировать, задокументировать фрагменты технологии уничтожения шорского этноса. Открыто меня не преследуют, но вот на Алексея недавно подали очередной иск из Министерства культуры за его критические выступления. Во время съемок нас неоднократно задерживали и обыскивали.

На фото: Охотник Алексей в одиночку остановил колонну техники

В последнее время есть сложности. На всех промышленных предприятиях Кемеровской области есть фотографии, моя и Алексея, у служб безопасности. Этот фильм снимать было сложно. Ни через КПП, ни по обычной дороге не пройдешь. Хорошо, что Алексей как опытный охотник знает таёжные тропы, иногда приходилось уходить другими путями.

— В современной Росси опасно поднимать такие серьёзные темы, как истребление коренных народов?

— В Современной России просто говорить правду очень опасно, — заключает режиссер Вячеслав Кречетов.

В таком мире мы мечтаем жить?

Каждый конкурсный фильм 15-го фестиваля “Бир Дуйно” поднимает острые проблемы неравенства современного общества. Сегодня мы живем в мире, где романтический лозунг: “Свобода, равенство, братство” – превратился в пустые слова. Сегодня царят – жажда наживы, уничтожение ближнего своего и тотальная несвобода.

«Фестиваль заставляет задуматься над глубоким пониманием рисков и новых вызовов для каждого человека. Мир изменился, как и климат, радикально.  Неравенство и захват ресурсов стали общей проблемой. Надо меняться каждому из нас, надо становится настоящими ответственными Гражданами. Для этого мы и проводим это фестиваль», — говорит Толекан Исмаилова, главная вдохновительница фестиваля «Бир Дуйно».

Полностью читайте на портале «Новые лица»