Север.Реалии: «Все помешаны на единомыслии».

30.10.2020

Север.Реалии «Все помешаны на единомыслии». Кому мешает «особое мнение» судей

В России изменился закон «О Конституционном Суде». Госдума приняла в третьем чтении законопроект, по которому количество судей уменьшается с 19 до 11, им нельзя будет открыто публиковать свое «особое мнение» и даже публично на него ссылаться, изменяется порядок назначения председателя КС и его заместителя, а также порядок увольнения судей: теперь их можно будет уволить по представлению президента в Совет Федерации. О том, что означают для общества эти поправки в законе «О Конституционном Суде», корреспонденту Север.Реалии рассказал адвокат Сергей Голубок, который неоднократно судился в КС…

Но ведь мы помним, когда после постановления Конституционного суда перед заявителями открывались новые перспективы.

– Это если этим постановлением закон был признан не соответствующим Конституции. Примеров много, я могу вспомнить дело Ноэ Мсхиладзе, которое я вел вместе с Ольгой Цейтлиной. Тогда было признано не соответствующим Конституции положение Кодекса об административных нарушениях, не позволяющее отменять решение о выдворении лица без гражданства или иностранного гражданина, когда это решение нельзя выполнить. Создавалась ситуация, когда обычный суд решил, что нужно выдворить иностранца или апатрида, а выдворить его нельзя, потому что нет страны, которая бы его приняла. И вот, положение Кодекса об административных нарушениях, которое не предполагало отмены такого решения, было признано не соответствующим Конституции. Это привело не только к пересмотру дела Мсхиладе и его последующему освобождению из Центра содержания иностранных граждан, но и к пересмотру сотен дел иностранцев или апатридов, находившихся в такой же ситуации.

Наверное, эти люди родились в Советском Союзе, и другой родной страны у них не было?

– Да, чаще всего бывало именно так. Есть много других подобных примеров, но все это побочный эффект, потому что главная задача Конституционного суда – не Ноэму Мсхиладзе помочь, а проверить, насколько законы, примененные в деле гражданина, соответствуют Конституции. Именно поэтому изначально предполагалось, что в Конституционный суд будут обращаться не столько граждане, сколько сами суды – если они придут к выводу, что нормы, которые они собираются применить в деле, противоречат Конституции. С запросами могут также обращаться органы государственной власти субъектов Федерации, президент, правительство – это так называемый абстрактный нормоконтроль. Обратиться могут депутаты Госдумы, 1/5 от их числа – если они не смогли добиться того, чтобы закон не был принят, они могут добиться его проверки на соответствие Конституции. Это такая гарантия прав меньшинства.

Подробнее: Север.Реалии «Все помешаны на единомыслии». Кому мешает «особое мнение» судей

 

  • Все отчеты Все публикации