17.12.2010

Современные журналисты о цыганах — неосознанный расизм?

О цыганах писали и пишут по-разному, в разных изданиях и в связи с разными событиями. Журналисты, следящие за культурными событиями, чаще всего, конечно, обращают внимание на концерты цыганских групп, фестивали, праздники. Порой это просто упоминание о ярком выступлении цыганских артистов, иной раз — интервью с солистом или руководителем ансамбля, нередко — собственные впечатления посетившего концерт репортера. Даже в этой традиционной и, казалось бы, невинной сфере материал может быть подан очень по-разному. Одно дело — разговор знающего журналиста с большим цыганским артистом (например, с Сергеем Эрденко), когда серьезно обсуждаются секреты мастерства, музыкальные вкусы, художественные приемы. Другое дело — теле-шоу, когда и журналист, и даже порой сам артист популярной группы как бы шутя воспроизводят расхожие стереотипы: мелькают слова «табор», «любовь цыганки», «воровство коней», «зона». Казалось бы, почему не пошутить? Ведь многие народы и сами любят подтрунивать над своими якобы национальными чертами и традициями, сочинять про самих себя анекдоты, подмечать забавные особенности своего народа.

Все это так, если человек, шутя, осознает настоящее положение вещей, умеет провести грань между иронией и обидным обвинением. К сожалению, слишком часто журналист не умеет сам различить, где кончилась шутка, где он и сам уже всерьез обвиняет, вешает на людей ярлыки, повторяет старые выдумки и наветы. Неужели кому-то смешно, когда под фотографией цыганского ансамбля в традиционных костюмах — подпись: «Цыгане не только гадают и воруют, но иногда и пляшут». Что это, шутка? Это — откровенный расизм, оскорбление народа, национальности.
Кроме статей и программ, посвященных культурным событиям, журналисты любят писать о цыганах в разделе «Криминальная хроника». Здесь расизм — основной подход, его никто и не скрывает, обвинения строятся по национальному признаку, причем именно это обстоятельство больше всего выпячивается. Позор тем журналистам, которые, забыв о профессиональной этике, подчеркивают национальность подозреваемого в преступлении или — хуже того — стараются выведать, люди какой национальности совершают такие-то преступления!
Закон — одинаков для всех, но ведь и все одинаковы (а не только равны) перед законом. Если различия порой и существенны, то никак не национальные, а, например, возрастные. Ведь несовершеннолетних нарушителей судят не совсем так (мягче), чем взрослых. Поэтому интерес к возрасту обвиняемого понятен и не вызывает возражений. Совсем другое дело — любопытство к вопросу этнической принадлежности. 21 февраля 2004 года газета «Московский комсомолец» опубликовала интервью с замглавы Госнаркоконтроля РФ генералом-лейтенантом А. Михайловым, рассказавшем о задержании большой группы наркоторговцев. Обвиняемые в преступном бизнесе оказались молдаванами. Хотя уже и эти сведения было совсем не обязательно сообщать, а тем более публиковать, журналистка охотно поддержала и развила тему «этнической преступности», и разговор плавно перешел на цыган — и вот мы читаем о цыганских «наркобаронах», о том, как трудно милиции работать с нарушителями-цыганами и т.п.
Таким образом, цыгане и вовсе оказались «без вины виноватыми»: стоило зайти разговору о преступлении, в котором в данном случае никто из них даже не обвинялся, как сработал стереотип — и опять коллективное обвинение, опять «все они», опять националистические нападки и обобщения. И это по прошествии почти 60 лет с тех пор, когда расизм нацистской Германии был осужден как бесчеловечное и бессмысленное измышление, а теория «преступных рас» однозначно признана ложной и антинаучной. Не всегда понятно, насколько иной журналист отдает себе отчет в том, что его высказывания и комментарии созвучны именно расовой теории, тем самым идеологическим клише, пропаганда которых стоила ХХ веку стольких жизней.
Несомненно, есть среди пишущей братии и такие, кого этим сравнением не смутить, кто готов в открытую обвинять не только цыган, но и евреев, африканцев, кавказцев, для кого и сейчас мир делится на плохие и хорошие расы. Чаще всего такие статьи мы обнаруживаем в тенденциозных газетах, издаваемых ультраправыми, фашизоидных политиков («Псковская Нива», «Новый Петербург»). Взывать к совести и разуму этих журналистов и их редакторов бесполезно. Никакой конструктивный диалог тут невозможен.
Гораздо важнее обратить внимание на те программы и публикации, которые появляются на страницах уважающих себя и уважаемых публикой СМш. А ведь вопросы возникают и после некоторых публикаций самых прогрессивных газет Москвы и Петербурга. Новейший пример — передовица в англоязычной петербургской газете, считающейся чуть ли не самой критичным и политически грамотным на данный момент изданием города.
Статья посвящена милицейской операции «Табор», проводившейся в Санкт-Петербурге в мае 2004 года. К сожалению, возмущение автора статьи вызвала не сама операция, направленная вопреки всякой законности против целого этноса (ведь слово «табор» касается лишь цыган и их традиционного образа жизни), а то, что в ходе этой милицейской акции не все цыгане были изгнаны из города и некоторые по-прежнему заметны на центральных улицах.

Приводились жалобы каких-то туристов, сотрудников турфирм, мнение некоего бельгийского фотографа… Хотелось бы знать, в каких журналах королевства Бельгии мог бы этот фотограф опубликовать столь очевидные расистские реплики! Увы, и в Бельгии среди журналистов, наверное, есть сторонники многочисленной фашисткой партии Флаамс Блок, исповедующей национальную нетерпимость, но уж точно ни один уважающий свое издании редактор не пропустил бы там в печать сравнение цыган на улицах Петербурга с «раком на теле прекрасного города». И дело тут не только в политических пристрастиях того или иного автора, а в определенной просвещенности, в обладании элементарными знаниями о том, что есть вещи, которые нельзя себе позволять, как нельзя плевать в людей или ругаться неприличными словами. Вероятно, все мы виноваты в том, что столь многие люди (и вовсе не только пишущие) этого пока не понимают.
Опыт нашего правозащитного взаимодействия с журналистами из приличных изданий говорит о том, что порой достаточно спокойного объяснения, почему такая-то статья или репортаж о цыганской жизни наносят вред невинным людям, оказываются оскорбительными и несправедливыми, чтобы журналист понял свою ошибку, а иногда и исправил ее.
Не всегда стоит реагировать эмоционально, сразу же обрушивая свой — чаще всего справедливый — гнев на нечуткого журналиста. Объективно гораздо больше пользы приносит кропотливая работа с представителями прессы, причем не только по указанию на недостатки каких-то публикаций, но и по преодолению необъявленного бойкота, «убивающего молчания», ведь реальные обстоятельства жизни цыган, как правило, далеки и от организованной преступности, и от концертных залов. А кто пишет о настоящей жизни и проблемах российских цыган — и что об этом знают жители нашей страны?
Пока у нас об этом пишут, а значит, и знают очень мало. Ведь возможности медиа действительно колоссальны, как в плане распространения так называемого негатива, так и столь нужного позитива. Прибегая опять к опыту наших зарубежных коллег, хочется сказать, что за последние десять лет во многих странах, где живут цыгане, была словно прорвана информационная плотина, блокировавшая эту тему. Газеты, радио, ТВ чуть ли не ежедневно стали давать нужную и чаще всего объективную информацию о ромской жизни, преодолевая тем самым многовековую изоляцию этого народа, а значит, и избавляя общество от расизма.
Работа с журналистами — одна из важных правозащитных задач, мы должны бороться за честные и объективные публикации, иначе нам не справиться с засильем бытующих стереотипов, со старыми мифами и с пропагандистскими трюками политиков-расистов.
Ведь мы нередко оказываемся перед дилеммой: информировать прессу или нет? Главным остается простой принцип — не навреди, а навредить может и честный журналист, хотевший «как лучше», но не сумевший удержаться в рамках приличий.
В то же время внимание СМИ к насущным проблемам цыган тоже очень важно. Больше всего внимание уделяется этой теме журналистами ежегодно 8 апреля — в Международный День цыган. Вот и в этом году многие вспомнили в это день про цыган. Главным публикационным событием стала громадная — в целый газетный лист — статья в «шзвестиях». Надо отдать должное журналисту Д. Филимонову: он посвятил свой материал очень важной и мало освещаемой обычно теме — проблеме школьного образования детей из семей цыган-котляров. Сам по себе факт публикации по этой теме на страницах первой газеты страны нельзя не приветствовать. На подготовку статьи было потрачено много сил — журналист связался с нашим Северо-Западным Центром социальной и юридической защиты рома (цыган), побывал в Санкт-Петербургском «Мемориале», подробно ознакомился с издаваемым нами бюллетенем, а главное — вместе с фотографом провел целый день среди цыган-котляров в поселке Пери Ленинградской области и в осельковской средней школе, где учатся дети из Пери.
Все это нашло свое отражение в публикации. Первое, что обращает на себя внимание, — прекрасные, очень выразительные фотографии цыган. Это бесспорное украшение опубликованного материала. Но не все бесспорно в самой статье. Не хочется слишком уж придираться, но трудно удержаться от замечания: если журналист большой газеты перепечатывает целыми абзацами статьи свои коллег из малотиражного издания (как наш «Бюллетень Северо-Западного Центра социальной и юридической защиты рома), то весьма этично было бы сослаться, тем более что это требование общепринято и заявлено в «Бюллетене».
Все же справедливости ради признаем: само по себе воспроизведение нашей информации или даже анализа не противоречит главному — «не навреди». Скорее наоборот — можно порадоваться, что обычно мало кому известные факты приобрели такую огласку, ведь нечасто удается привлечь внимание всей страны к таким печальным и важным вещам, как рост расизма по отношению к цыганам, растущее число нацистских нападений на представителей этого меньшинства.
Можно, конечно, считать, что этот плагиат взаимовыгоден: мы получили хоть и анонимный, но все же голос, а журналист получил материал для статьи. Много хуже другое — беря интервью у учителей в школе, куда ходят цыганские дети, журналист, видно, был невнимателен, а воспроизводя потом по памяти их слова — более чем неаккуратен. Вот только одна из «неточностей». Учителя с гордостью рассказали историю о том, как семилетний Рикардо, не имея денег на автобус, чтобы добраться до школы (родители рано утром ушли и забыли оставить), продал за 6 рублей свою ученическую ручку и заплатил за билеты туда и обратно (школьный автобус — 3 рубля). В «Известиях» эта шестирублевая ручка почему-то превратилась в золотое перо, денег от продажи которого якобы хватило на целый год, а про гордость школы — старательного мальчика Рикардо — было написано: «не будем уточнять, где он взял это перо», то есть намек прозрачный — украл. Пустяк? А учителя пришли к нам вчетвером — плача! А директор школы резко сказала: «Все, больше к нам журналистов не приводите!»
Принцип «не навреди» оказался нарушен: правозащитники чуть не потеряли доверие и учителей, и цыган, ребенок, стремящийся в школу, был оклеветан, даже доверие к школе в каком-то смысле подорвано. А ведь надо понимать, в каких трудных условиях осуществляется образовательная работа, ведь мальчики в 14 лет уже говорят: «Я хочу учиться дальше — но мне стыдно». Мы хотели помочь тем, кто тянется к образованию, написать и об их трудностях, и об их усилиях, и о тех, кто помогает им, кто ежедневно бьется за их будущее, — об их учителях. Но получилось совсем другое, статься произвела скорее отталкивающее впечатление.
Как же так вышло, что журналист, выбравший социальную тему, имевший доступ к объективной информации, познакомившийся с реальным «позитивом» (а именно так можно назвать школу в Осельках) — все-таки выдал «негатив»?! Причем не потому, что действительно столкнулся с неприглядной стороной жизни — и не хотел порочить, да пришлось. Нет, история с золотым пером — выдумка, плод воображения, несвободного от расизма и предрассудков.
Что же это такое, как не неосознанный, почти что невольный расизм? А ведь «Известия» не могут себе позволить рисковать своей репутацией, все же не «Псковская Нива». Но, видно, никто в редакции просто не понял, что расизм — даже «неосознанный» — неприличен и недопустим.
Наше общество в большинстве своем пока не готово к восприятию простой правды, к освобождению от стереотипов и мифов. Журналисты — часть общества. Порой приходится трудно, но нужно стараться достучаться до них, раскрыть глаза, переубедить. Хотелось бы отметить большой вклад в это важное и трудное дело Николая Бессонова, его полезные, специально для журналистов сделанные брошюры «Цыгане и пресса», его новый сайт «Цыгане России», где эта информация стала доступна каждому. Работы московского цыгановеда, писателя, художника — бесспорный «позитив», они исполнены терпения, доброты и веры в силу убеждения.

 

this post is also available in: Английский