29.01.2014

Отменить дискриминацию, запретив всё

Наши соседи месяцами стоят на морозе, живут на площадях и борются с неприемлемыми законами, добиваясь (и ведь добиваются!) их отмены. Но у России — особый путь. Напринимав за 2012-2013 года таких законов, что теперь и сами законодатели не знают, что с ними делать, мы их не согласны отменить, но готовы, возможно, заменить на еще более репрессивные. Это огорчает, но уже не удивляет, удивляет еще слегка — радостная реакция прогрессивной общественности. Речь идет о думской инициативе по внесению изменений в закон о вредной детям информации: если эти изменения будут приняты, то детям запретят не только информацию, касающуюся отношений партнеров одного пола, но и все, что касается половых отношений. Энтузиазм у людей, не любящих дискриминацию, вызывает тут уравнение запрета, то есть отход от представления о большей вредности информации о гомосексуальных отношениях. Конечно, запрет именно «пропаганды гомосексуализма» — дискриминация, очевидная, явная, ничем не прикрытая (пора понять: интересы детей прикрытием считать нельзя, это лишь усиливает дискриминационность подхода — людей унижают и по принципу сексуальной ориентации, и по возрасту).
Но станет ли людям всех ориентаций и идентичностей, не достигшим 18-летнего возраста, легче, если запретят всё? То есть реально появятся знаки 18+ не только на фестивалях, где можно увидеть фильм о любви людей одного пола друг у другу, но и на всех кино, где речь заходит о неплатонической любви? Когда учитель в школе не сможет не только обсудить с юношей проблему его страданий в связи с любовью к другому мужчине, неприятия этих чувств семьей или классом, но и вообще не будет иметь права говорить с детьми об отношениях, которые могут, например, повлечь за собой беременность?.. Когда подросткам нельзя будет посещать сайты, где что-либо сказано о какой-либо любви, влечении, близости… Страна превратится в монастырь — без дискриминации, без отношений, без информации. Останется одна сплошная ложь, а значит и разврат, потому что то, что на воле, — счастье; в монастыре — разврат, позор и мерзость.
Не надо радоваться запрету информации о счастье! Надо требовать отмены дискриминационных и репрессивных законов, добиваться их отмены, а не ужесточения — ведь, оказывается, можно!

Стефания Кулаева

this post is also available in: Английский