23.03.2021

Спорное определение Конституционного суда: лишение единственного гражданства признано правомерным

11 марта 2021 года Конституционный суд РФ не усмотрел правовой неопределенности в положениях закона, позволяющих лишать российского гражданства. Запрос о конституционности части 2 статьи 22 Федерального закона «О гражданстве РФ» был подан Верховный судом Карелии в связи с громким делом Алексея Новикова, лишенного единственного имевшегося у него российского гражданства (причина лишения гражданства – осуждение по «террористической» статье, хотя на суде Новиков заявил о вынужденном признании вины под пытками). После лишения гражданства, которое Новиков приобрел еще в 2005 году, МВД потребовало от него покинуть Россию, хотя без документов он не может пересечь границу, а страны, которая могла бы его принять как своего гражданина, не существует.

Житель Петрозаводска Алексей Новиков родился в 1969 году на территории Украинской ССР, с 1987 года живет на территории России. Несмотря на украинские корни, украинского гражданства у него никогда не было. Он имел паспорт СССР и только в 2005 году получил гражданство РФ. В 2017 году Новикова обвинили в приготовлении к участию в деятельности террористической организации (ч. 1 ст. 30 ч. 2 ст. 205.5 УК РФ) за публикации в интернете. На суде Новиков заявил, что признательные показания во время следствия он дал под пытками. Московский окружной военный суд признал его виновным, не приняв во внимание это заявление, и в феврале 2017 приговорил к четырем годам колонии. В 2019 году Новиков вышел на свободу, а в апреле 2020 года ГУ МВД по Москве аннулировало приобретенное Новиковым гражданство РФ, и потребовало от него покинуть территорию России до 30 июня 2020 года, несмотря на очевидную невозможность это требование выполнить: ни одна страна не может его принять, пересечение границы без документов – это уголовное преступление.

Фото: личный архив Алексея Новикова

УМВД Петрозаводска пояснило решение об отмене принятия в гражданство тем, что п.1 статьи 22 ФЗ «О гражданстве РФ» предусматривает возможность отмены решения о приеме в гражданство, «если оно принято на основании представленных заявителем заведомо ложных сведений». При этом назначение наказания по «террористической» статье (ст.205.5. УК РФ), согласно п.2 статьи 22, «приравнивается к установлению судом факта сообщения заведомо ложных сведений в отношении соблюдать Конституцию и законодательство РФ».

МВД применило к Новикову статью 22 закона «О гражданстве», которая имеет в виду условного злоумышленника, приобретающего российское гражданство с тайной целью совершать на территории РФ преступления и подрывать конституционный строй, а принимая присягу и обязательства соблюдать Конституцию и законодательство, он тем самым предоставляет заведомо ложные сведения. Эта статья относится только к тем, кто приобрел гражданство РФ не по рождению, при этом не учитывается, как долго этот условный преступник прожил в России с момента приобретения гражданства до совершения преступления. То есть, если прошло 20 лет, то закон предполагает, что все эти годы он вынашивал преступные замыслы, а при приобретении гражданства их скрыл.

Новиков, получив гражданство РФ в 2005 году, был осужден в 2017-м, и даже если допустить, что он был осужден справедливо (хотя признался он под пытками), гораздо более вероятно думать, что при приобретении гражданства никаких преступных намерений у него не было, поэтому совершение преступления нельзя приравнивать к сообщению ложных сведений.

Но это не единственная странность статьи 22 закона «О гражданстве РФ». Она противоречит статье 20, не позволяющей выход из российского гражданства, если человек «не имеет иного гражданства и гарантий его приобретения», иными словами – если человек станет лицом без гражданства. Наконец, она нарушает Конституцию: статья 6 которой гласит, что гражданство РФ «является единым и равным, независимо от оснований приобретения» (то есть в правах равны и граждане по рождению, и те, кто, как Новиков, приобрел гражданство позднее), и гражданин РФ не может быть лишен своего гражданства. Нарушается и статья 54 Конституции, которая устанавливает, что закон обратной силы не имеет. Меж тем, «предоставление ложных сведений» и получение российского гражданства могло произойти задолго до 1 сентября 2017 года, когда была принята норма о лишении гражданства за некоторые преступления. Так случилось с Новиковым: он получил гражданство в 2005 году и был осужден, что приравняли к «ложным сведениям», до вступления в силу закона – приговор вступил в силу 18 мая 2017 года.

После прохождения нескольких судебных инстанций конституционность части 2 статьи 22 закона «О гражданстве РФ» (о том, что осуждение по «террористическим» статьям приравнивается к предоставлению ложных сведений) и стала предметом обращения Верховного суда Карелии в Конституционный суд РФ по просьбе адвоката Новикова. Конституционный суд в своем определении подтвердил , что статья 22.2 соответствует закону. Аргументы КС таковы: отмена решения о приеме в российское гражданство» из-за невыполнения условий получения гражданства «не выступает мерой ответственности», то есть не является наказанием, «не является лишением гражданства, а представляет собой конституционно допустимую меру», «по своей правовой природе представляет конституционно-восстановительную меру». Именно поэтому на такие решения, по мнению КС, не распространяется положение Конституции о недопустимости обратной силы закона (оно действует только в случае законов, «устанавливающих или отягчающих ответственность»). К тому же КС считает, что те, кто получил гражданство после поправок 2017 года, не должны оказаться в «льготном положении» по сравнению с теми, кто получил гражданство до поправок.

Определение КС, легитимизирующее статью 22.2 закона «О гражданстве РФ» и, соответственно, решение ГУ МВД о лишении Новикова гражданства, сразу стало объектом критики. «Лишение гражданства является дополнительным наказанием. Абсурдно утверждение о том, что совершение преступления после приобретения гражданства приравнивается к ложным сведениям, поскольку на момент приобретения гражданства нет никаких доказательств, что человек планировал или готовил преступление, а тем более знал, что в будущем он может быть осужден, в данном случае «за слова», — комментирует определение КС адвокат Ольга Цейтлина.

Решение о лишении Новикова гражданства противоречит и совсем недавно (в феврале 2021 года) принятым поправкам в закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Они направлены на легализацию лиц без гражданства, в том числе тех, в отношении которых принято решение об отмене решения о признании гражданином России; тех, кто признаны нежелательными (включая отбывших наказание и имеющих непогашенную судимость) и в отношении которых принято решение о выдворении или депортации, но нет страны, способной их принять.

При подготовке этих поправок не было учтено мнение правозащитников о том, что необходимо улучшить процедуру установления личности, без которой закон вообще не будет действовать. До сих пор лица без гражданства сталкивались с непреодолимыми трудностями при попытке обрести легальный статус, без которого ЛБГ лишены доступа к образованию, трудоустройству, социальным пособиям и услугам здравоохранения, не говоря уже о возможности голосовать и получать доступ к правосудию. Без гражданства и документов, удостоверяющих личность, лиц без гражданства задерживают за нарушение миграционного режима, лишают свободы на неопределенный срок в ЦВСИГ, где они ожидают депортации или выдворения, осуществить которые невозможно.

Противоречит обсуждаемое определение КС и его же постановлению по делу лица без гражданства Ноэ Мсхиладзе. В нем Суд указывал на необходимость при принятии решений о выдворении лиц без гражданства придерживаться принципа всестороннего и объективного учета всех соответствующих обстоятельств дела с тем, чтобы избегать произвольного вторжения в сферу личной автономии индивида, и призывал законодательную власть установить специальный миграционный статус лица без гражданства, в отношении которого постановление о принудительном выдворении за пределы Российской Федерации не может быть исполнено в связи с отсутствием государства, готового его принять.

«Несмотря на то, что с момента вынесения постановления Конституционного Суда РФ по делу Ноэ Мсхиладзе прошло почти 4 года, никаких механизмов легализации, выдачи документа «лица без гражданства» и периодического судебного контроля над сроками и основаниями содержания в ЦВСИГ не создано», — говорит Ольга Цейтлина.

Поправки в закон «О правовом положении иностранных граждан» стали запоздалым и не вполне адекватным ответом России на стратегическое решение ЕСПЧ по делу «Ким против России», в котором Суд предписал принять меры общего характера для того, чтобы лица без гражданства получили легальный статус и перестали попадать в ЦВСИГ. Другой аспект решения ЕСПЧ по делу Кима и постановление КС РФ по делу Мсхиладзе, к сожалению, до сих пор не нашел отражения в российском законодательстве и практике: не введен судебный контроль за правомерностью и длительность срока лишения свободы в ЦВСИГ, поэтому те, кого некуда выдворить или депортировать, находятся там бессрочно без доступа к юридической помощи, в условиях, которые хуже тюремных. Соответствующие поправки в Административный кодекс рассматриваются с 2017 года и до сих пор не приняты.

this post is also available in: Английский
Темы