Этика беды

10.04.2018
This post is also available in: Английский

Серьезно обсуждать сочинения Ульяны Скойбеды, вероятно, дурной тон. Расизм и антисемитизм, гомофобия и ненависть к украинцам, мигрантам, либералам… Уже неинтересно, да и не заслуживает все это дополнительной рекламы. Но, пожалуй, есть разница между пусть оскорбительным и основанным на предрассудках мнением журналистки, «с которой все ясно», и созданием реальной опасности для людей. А в репортаже о «цыганенке-поджигателе», на мой взгляд, Скойбеда пошла дальше своих обычных инвектив к «нерусским», вполне осознанно создавая впечатление, что трагедия в Кемерове – преступление каких-то «цыган». Журналистка задается риторическим вопросом: «Ромалы не виноваты?» (используя звательный падеж «ромалэ» вместо именительного «рома», в искаженной форме).

На мысль искать именно цыган Скойбеду навели высказывания неких свидетелей, о которых она сама рассказывает в приводимой ею записи уличного разговора: «Они не говорят, цыган, конечно, ну так – цыганистый, похож, в общем, короче, на вашего». При этом она подробно описывает, как сложно ей было искать в Кемерове цыган, поясняя: «Надо признать: цыгане в Кемерове не ярко выраженные, похожи на тех же русских, и их мало. Возможно, трудный подросток был из кавказцев, а их так просто не сосчитаешь…»

На этом антропологические исследования оканчиваются. Дальше статья о «цыганенке» повествует о совсем иных вещах, о разговорах в каком-то торговом центре, где собеседницы Скойбеды горячо доказывают ей, что двери кинозалов в сгоревшей «Зимней вишне» закрывали на время сеансов, приводят в пример опыт своих родных, требуют объяснить: «Почему билетерш, закрывших двери, не сажают?» В ответ на это журналистка предлагает свидетелям дать показания в Следственный комитет, чем и заканчивается странный репортаж «с места событий».

Через несколько дней та же Скойбеда занялась разоблачением «большой лжи» о трагедии в Кемерове, уже в заголовке обещая открыть читателям глаза на то, «кому это выгодно». С ходу она перечисляет «все фейки», объясняя, «куда они привели нас». Фейка про «цыганистого» (хоть цыгане и «похожи на русских»), а может, и еще какого-то, но, конечно, нерусского мальчика, в этих сенсационных разоблачениях «большой лжи» почему-то нет. Зато нам со слезой сообщают, что кому-то, видно, выгодно было распространять фейк про запертые билетершами двери, Скойбеда возмущена возможными последствиями этого (не ею ли опубликованного 29 марта «со слов свидетелей»?) фейка. «Билетерш, кстати, в тот момент запросто могли линчевать», – ужасается автор публикации.

Могли, и не только билетерш. Направить гнев потрясенной трагедией толпы на «предполагаемого» виновника из «чужих» -– верный способ спровоцировать суд Линча или даже погром. Полтора года назад в Одесской области погиб ребенок, и когда «общественное мнение» до всякого суда и следствия назначило виновными местных цыган, сотни людей бросились громить дома, в которых жили цыгане. Жажда мести, потребность действовать, а главное, выместить на «чужих» свой гнев – вещи очень опасные, создающие риск для тех, кто кому-то кажется то ли «цыганистым», то ли «из кавказцев», главное, чтобы «похож, в общем, короче, на вашего» (читай: на «ненашего»).

Скойбеда, однако, не задается логичным вопросом о том, кому выгодно пытаться натравить и жителей Кемерова на «нерусских»? Ее задача – защитить не билетерш и не других неведомых людей, чье участие (не говоря уж о вине) во всей этой истории ничем не подтверждаются, кроме сумбурных «поисков поджигателей» скандальной журналистки. Поисков, сопровождавшихся, кстати, фото- и видеосъемкой людей, которые явно не хотели попасть в объектив. Людей, привлекших внимание назойливой «расследовательницы» только своим «цыганистым», по ее выражению, видом. Если в Кемерове не случилось погромов, то это заслуга исключительно жителей города, а не московской газеты, лицемерно сетующей о том, что «запросто могли линчевать».

У спецкора «КП» другой объект защиты от пострадавших в Кемерове, которые еще позволяют себе критиковать власти, на что Скойбеда им возражает: «У нас, я извиняюсь, есть мозги – в отличие от убитых горем дилетантов, которые говорят, что власть убила детей». Скойбеда категорически осуждает тех, кто позволяет себе тиражировать непроверенные слухи («одна баба сказала – как основной источник массовой информации»). То ли дело воспроизводимые ею истории – и про билетерш, и про мальчиков. Скойбеда горда собой, она утверждает: «У нас есть этика и правила».

Стефания КУЛАЕВА,

впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Все отчеты Все публикации