Стамбульская конвенция в Восточной Европе

07.03.2019
This post is also available in: Английский

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), насилие со стороны интимного партнера – это одна из самых распространенных форм насилия в отношении женщин во всем мире. Почти треть (30%) женщин в разных странах мира сообщили, что они подвергались подобному насилию. От семейного насилия страдают не только женщины – оно влечет долгосрочные негативные последствия для детей.

Совет Европы, осознавая масштабы и сложность проблемы бытового насилия, в 2011 принял и открыл для подписания Конвенцию по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (Стамбульская конвенция). Конвенция стала новаторским шагом в создании правовой основы для предотвращения всех форм насилия в отношении женщин (с особым акцентом на бытовое насилие), что должно привести к судебному преследованию виновников и ликвидации самого явления. Конвенция предусматривает создание специального механизма контроля ее положений — «GREVIO».

Из всех стран Совета Европы Стамбульскую конвенцию не подписали только Азербайджан и Россия. Между тем, в России каждый месяц более 600 женщин убивают в собственных домах, а около 36 000 ежедневно подвергаются бытовому насилию (эта статистика полиции, вероятно, заниженная), жертв насилия, а не насильников, обвиняют и подвергают стигматизации, полиция не интересуется этой проблемой. Российскую Федерацию неоднократно призывали без дальнейших проволочек подписать Стамбульскую конвенцию. Во время рассмотрения России в рамках последнего Универсального периодического обзора (УПО) в мае 2018 года представители ООН были обеспокоены положением женщин в России. 37 раз разные страны задавали вопросы о соблюдении прав женщин, в частности, 9 раз по проблемам, касавшимся бытового насилия, и призывали ратифицировать Стамбульскую конвенцию.

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) выразил обеспокоенность по поводу сохраняющихся патриархальных отношений в российском обществе, которые в значительной степени ограничивают женщин, заставляя придерживаться их социально-навязанных ролей как в личной, так и в политической жизни. КЛДЖ отметил высокий уровень насилия в отношении женщин, особенно бытового и сексуального, и призвал РФ «ввести автоматическое уголовное преследование за домашнее и сексуальное насилие и обеспечить, чтобы женщины и девочки, ставшие жертвами насилия, имели доступ к немедленному возмещению ущерба, чтобы виновные преследовались должным образом и подвергались наказанию». Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам выразил аналогичные опасения и призвал к введению уголовного наказания за бытовое насилие. Кроме того, Комитет по правам человека отметил небрежность в расследовании случаев насилия в семье и то, что жертвы не получают должной поддержки (такой как психологическая помощь, возможность обращения в специализированные центры, приюты).

Россия отклонила рекомендации по ратификации Стамбульской конвенции и криминализации бытового насилия. Согласно национальному докладу, подготовленному для сессии УПО, положения Конвенции не согласуются с «основополагающим подходом страны к защите и поощрению традиционной морали и основам государственной семейной политики (…)». Российское государство не увидело недостатков в своем законодательстве и практике, утверждая, что оно в полной мере борется с насилием в семье в отношении женщин и предотвращает его. Российская Федерация лишь пообещала улучшить уже существующее национальное законодательство.

Эти обещания, однако, вызывают сомнения. Национальные эксперты по противодействию насилия в отношении женщин утверждают, что за последние 10 лет в Государственную Думу было внесено более 40 новых законодательных инициатив, но федерального законодательства по борьбе с насилием в семье все еще нет. Александр Шишлов, омбудсмен из Санкт-Петербурга, во время круглого стола «Домашнее насилие — одна из форм дискриминации», прошедшего в ноябре 2018 года в Санкт-Петербурге, заявил, что насилие в семье является одним из наиболее распространенных и опасных проявлений гендерного неравенства, противодействие которому является одним из приоритетов всех омбудсменов, и вновь призвал подписать Конвенцию.

Украина подписала Стамбульскую конвенцию в 2011 году. После 37-й сессии Совета по правам человека в марте 2018 года Украина приняла рекомендации относительно ратификации Стамбульской конвенции и объявила, что ратификация находится в повестке дня парламента Украины. Кроме того, в январе 2019 года вступил в силу закон о борьбе с бытовым насилием, который стал еще одним шагом вперед в защите прав женщин в Украине.

В Беларуси насилие в семье распространено повсеместно. Тем не менее, страна не подписала и не ратифицировала Конвенцию, хотя белорусское правительство приняло некоторые меры по противодействию насилию на гендерной почве. Эксперты ООН, занимавшиеся изучением положения женщин в Беларуси, отметили патриархальные представления, сохраняющие гендерное неравенство, и призвали Беларусь устранить эту проблему.

Россия, Украина и Беларусь должны ратифицировать Стамбульскую конвенцию, чтобы иметь инструмент для борьбы и предотвращения всех видов насилия в отношении женщин. К сожалению, как можно заметить на примере восточно-европейских стран – участниц Евросоюза, просто изменить законодательство недостаточно. Положения конвенций должны выполняться и активно поддерживаться.

Польша после бурного обсуждения ратифицировала Конвенцию в апреле 2015 года. Однако заявления и решения нынешнего правительства, которые по-прежнему решительно поддерживаются церковью, в действительности, не направлены на борьбу с насилием в семье. Правительство предлагало (и даже были предприняты некоторые шаги в этом направлении) денонсировать Конвенцию или изменить национальное законодательство не в пользу женщин. К счастью, до сих пор общественное мнение и активное обсуждение проблемы в средствах массовой информации помогали остановить это. Тем не менее, правительственная партия «Закон и Справедливость (Prawo i Sprawiedliwość, PiS) и ее сторонники стремятся сохранить традиционные роли мужчины и женщины и даже уничтожить уже достигнутый ранее прогресс. Государственное финансирование направляется в основном организациям, поддерживающим традиционную модель семьи, в ущерб организаций, помогающих жертвам бытового насилия и продвижению гендерного равенства.

Почему некоторые страны так негативно относятся к Конвенции? Заблуждения по поводу Конвенции распространяются находящимися у власти консервативными (преимущественно мужскими по своему составу) партиями и религиозными организациями: по их мнению, Конвенция подрывает традиции и историю страны, христианскую религию и бинарное определение женщины и мужчины. Конвенцию часто рассматривают как попытку уничтожить семью и пропагандировать «западные сексуальные отклонения», такие как гомосексуальность и транссексуальность. При этом упускается из виду, что стереотипные гендерно-социальные роли становятся источником насилия и неравенства.

Патриция ПОМПАЛА

Все отчеты Все публикации