Государство лукавит, говоря о поддержке матерей Интервью с Айной Шорманбаевой, президентом фонда «Международная правовая инициатива» (Казахстан)

07.03.2019
This post is also available in: Английский

— Казахстан полгода назад сократил список запрещённых профессий для женщин и исключил оттуда 68 работ, но еще 219 специальностей остаются запрещенными для женщин. Интересно, что эти работы не соответствуют запретам, предложенным к введению в России. Как влияют запреты трудоустройства на положение женщин в Казахстане?

— Конечно, очень странно, что в разных странах по-разному понимают, чем женщине можно заниматься, а чем нельзя, но плохо, что такие запреты вообще существуют. Почему-то забывают, что в самые тяжелые времена для наших стран женщины были задействованы везде, на самых тяжелых работах, в самые кризисные моменты почему-то именно женщины на своих плечах выносят все эти тяготы. Я считаю, что это несправедливый анахронизм – иметь такие списки. Если женщина хочет, она может всё, поэтому не надо стоять у нее на пути. Я считаю, что ограничения в сфере труда для женщин надо отменить.

— Насколько списки запрещенных профессий обусловлены стереотипами, традициями?

— Еще лет 500 назад женщины у нас были настоящими амазонками, всегда были готовы к бою, и это не мешало им заниматься домашним хозяйством и рожать детей, быть и женщиной, и защитницей одновременно. Сейчас в Казахстане нередко бытует такое представление о женщинах: им нужен покровитель, женщина слаба и не может ни с чем справиться сама, кто-то – в том числе государство – должен определять, чем должна заниматься женщина. Но время уже давно изменилось, очень многие виды труда облегчены за счет внедрения машин, роботов.

— Государство оправдывает наличие запретов необходимостью защиты репродуктивной функции женщин. А что делает государство для поддержки женщин, многодетных семей, одиноких матерей?

— Сложился такой парадокс: вроде бы государство, запрещая некоторые виды «тяжелых» профессий, которые могут помешать ей рожать детей, стимулирует рождаемость. Но, с другой стороны, мы видим реальное отношение к многодетным матерям: они не имеют должной поддержки, и как раз труд многодетной матери – на сегодняшний день самый тяжелый и морально, и физически. Поэтому здесь я вижу лукавство. Если государство заботится о том, чтобы женщина реализовала себя как мать, то для этого нужны условия. Если таких условий нет, то и не может быть никаких ограничений на то, чтобы женщина занималась тем, чем ей нравится заниматься.

— Какая повестка была у недавних протестов многодетных матерей?

— В феврале 2019 года пять детей сгорели в доме, когда родители ночью были на работе. И сразу поднялись матери по всему Казахстану: нет поддержки государства, родители вынуждены по ночам оставлять детей одних, работать круглосуточно. У многих семей по несколько кредитов на самые жизненные нужды, они оказываются в долговой кабале, не видят выхода уже, работают, работают, работают… А дети в это время остаются одни и сами по себе растут, ухаживают друг за другом. Живут такие семьи в ужасных условиях: в неприспособленных времянках, контейнерах, без регистрации, топят печки токсичным углем, электричество подключают сами – от этого возникают пожары. Поэтому говорить о том, что государство поощряет многодетность, нельзя. Государство не обеспечивает право на жизнь этим детям, отказывая им в социальной поддержке.

— Есть ли надежда на изменение ситуации?

Власти, конечно, знают про ужасные условия жизни и трудности многодетных семей. Недавно наше правительство ушло в отставку в том числе из-за общественных протестов многодетных матерей. Но были и случаи подавления таких протестов. Государство должно перестать привязывать социальные выплаты к регистрации – они должны выплачиваться людям; обеспечение жильем многодетных семей должно стать государственной задачей.

Все отчеты Все публикации