Условия содержания несовершеннолетних в депортационных центрах. Фото предоставлено журналистам службой таможенной и пограничной охраны США.

Разлучение с семьей ставит под угрозу здоровье и развитие детей-мигрантов

31.10.2019

С 2018 года в мире началось бурное обсуждение проблемы разлучения семей мигрантов. Практиковавшееся в США отделение детей от взрослых членов семьи, раздельное их содержание в местах фактического лишения свободы вызвало возмущение широкой общественности. Выяснилось, что на границе США и Мексики взрослых мигрантов направляли в федеральные тюрьмы, а детей определяли как «несопровождаемых» и отправляли в центры содержания, при этом не было предусмотрено, каким образом они смогут потом воссоединиться с родителями. Сложно назвать точное число детей, отобранных у родителей на границе США и Мексики, но речь идет о нескольких тысячах.

Центр временного содержания «Урсула» в Макаллене, штат Техас, июнь 2018 года.

Даже когда, под давлением международных организаций, в США у родителей-мигрантов прекратили отбирать детей, многие из них оставались в центрах содержания, где документированы недопустимые условия содержания: порой детей помещали в больших клетках, без предоставления хорошего питания, постельного белья, чистой одежды и предметов личной гигиены.

К сожалению, разлучение детей мигрантов с семьями и помещение их в места фактического лишения свободы практикуется не только в США: во многих странах СНГ проводятся репрессивные рейды миграционных служб и полиции, в ходе которых случается и разлучение детей с родителями, лишение свободы родителей-мигрантов в специальном учреждении, помещение детей в больницу и затем в закрытое детское учреждение на долгий срок, нередко без возможности получать образование.

Фото из статьи «Может быть, кто меня убил, всякое может со мной случиться», 18.02.2015, проект «Русская планета», rusplt.ru

Мнение экспертов-педиатров

Разлучение детей-мигрантов с родителями возмущает не только правозащитников – бьют тревогу и специалисты в области педиатрического здоровья, хорошо документирована и давно известна связь между содержанием детей без родителей и ростом проблем с физическим и психическим здоровьем среди детей.

Исследователи Бухарестского проекта раннего вмешательства (The Bucharest Early Intervention Project) доказали негативное влияние ранней институционализации на развитие мозга и поведение детей, помещенных в детские учреждения. Исследование проводилось в Румынии, где во времена правления Чаушеску тысячи детей находились в переполненных детских домах.

Сироты в румынском детском доме. Фото: Michael Carroll, www.futurity.org

Бухарестский проект раннего вмешательства показал, что нахождение в учреждении без родных вредно для развития маленького ребенка, может задерживать развитие когнитивных навыков, повышать риск психологических расстройств и замедлять физический рост. Такие исследования релевантны и для понимания физического, психического и ментального состояния детей-мигрантов в закрытых учреждениях. Чарльз Нельсон, работавший в рамках Бухаресткого проекта, теперь изучает нейробиологию и психологию в Гарвардском медицинском институте. Рассматривая проблему разлучения детей мигрантов с родными и заключения их в закрытых учреждениях, Нельсон высказал опасение, что при разлучении с родителями ребенок теряет защиту и получает травму, которая может повлечь изменение структуры мозга, нанести ребенку длительный эмоциональный, психический и физический ущерб. Отсутствие родителя или опекуна чаще всего значит и потерю воспитателя, который стимулирует развитие ребенка.

Ним Тоттенхэм, психолог и исследователь из лаборатории аффективной нейробиологии в Колумбийском университете, описывая ситуацию разлучения мигрантских семей, вводит понятие токсического стресса, то есть интенсивного, повторяющегося или продолжительного неблагополучия без вмешательства взрослого, которое может повлиять на всю будущую жизнь ребенка. Тоттенхэм объясняет причину особой уязвимости детей процессом формирования и развития мозга в раннем возрасте, поэтому в момент токсического стресса выживание организма происходит за счет потерь в развитии и физическом росте. Долгосрочный эффект токсического стресса подтверждается и иследованием, опубликованном в официальном журнале Академии американских педиатров. Хотя токсический стресс не так заметен, как, скажем, перелом конечности, но он может оставить неизгладимый след в мозге ребенка, разрушая основу для последующего обучения, поведения и здоровья.

На аудио допрос детей отобранных у родителей миграционной службой США

О хронических проблемах со здоровьем, с обучением, проблемах развития и роста детей из учреждений говорит и Алан Шапиро, клинический профессор педиатрии в Медицинском колледже Альберта Эйнштейна, соучредитель группы Терра Фирма, содействующей доступу к медицинскому обслуживанию для детей-иммигрантов. Шапиро выделяет кратковременное и долгосрочное воздействие стресса пребывания в закрытых миграционных учреждениях на детей. В качестве краткосрочной перспективы он указывает на регрессивное поведение у детей – замкнутость, ночное недержание, мутизм. У детей в учреждениях повышенный уровень гормона стресса – кортизола (он отвечает за реакцию защиты от возникающей угрозы), и он не снижается, так как в центрах содержания дети постоянно чувствует опасность, что приводит к хроническим медицинским проблемам. Пиа Ребелло Бритто, руководительница отдела изучения развития детей младшего возраста ЮНИСЕФ, утверждает, что негативное влияние повышенного кортизола препятствует созданию новых связей нервной системы и разрушает старые, при этом дети нередко теряют стимул, чтобы развиваться и учиться. Исследовательница предупреждает, что ребенка потом трудно вернуть к обычному развитию.

Точку зрения Ребелло Брито разделяет детский психиатр Гилберт Климан. Когда в США стали разлучать детей-мигрантов с родителями, доктор Климан опросил десятки детей-мигрантов в учреждениях. Он пришел к выводу, что дети могут вернуться к обычной жизни после воссоединения с родителями, но отмечал как кратковременные последствия разлуки в виде ночных кошмаров, беспокойства, проблем с концентрацией внимания, так и долгосрочные последствия, возникающие уже во взрослой жизни: повышенный риск психических и физических проблем от депрессии до рака.

Фото: shutterstock.com

Когда речь идет о травме, стрессе и проблеме с ранним развитием мозга, большое значение имеет возраст ребенка. Как утверждает Джак Шонкофф, директор Центра развивающегося ребенка при Гарвардском университете, младенец, получивший травму, помнит страх и беспокойство, которые случились в его первые годы, даже если потом он оказался в стабильной среде. Нельсон предупреждает, что маленьким детям даже короткое ожидание может показаться вечным: время стоит для детей, пока они ждут, что ведет к еще большему отчаянию и безнадежности. Кроме того, как говорится в докладе International Detention Coalition, дети младшего возраста не могут понять, почему их задерживают, и боятся, что их задержали навсегда. Шонкофф предполагает, что, с точки зрения ребенка, травма разлучения с семьей ничем не отличается от похищения.

Нельсон и Шонкофф признают, что и срок пребывания детей в закрытых институтах тоже имеет значение: чем дольше ребенок находится в ситуации стресса, не имеет стимула для развития, тем хуже. В то же время научные исследования показывают, что даже короткое задержание причиняет долгосрочный вред детям. Педиатр Джули Линтон исследовала задержанных детей-мигрантов и заметила, что сильный стресс из-за разлуки с семьей влияет на иммунную систему детей. Дети становятся равнодушными, у детей старшего возраста появляются приступы гнева, ухудшение речи и трудности с выполнением заданий. Линтон подчеркивает, что даже короткое время в заключении опасно для здоровья и развития детей-иммигрантов.

Лучшее лекарство

Педиатры, в том числе Крафт и Шонкофф, говорят, что профилактика – лучшее лекарство от токсического стресса у детей. Нет лучшего способа помочь детям, чем просто не разлучать их с семьями и не заключать в учреждениях, то есть их не травмировать. Мнение, что центры содержания детей-мигрантов нужно просто сделать более благоустроенными, педиатры не разделяют: институциональная обстановка сама по себе вредна для детей и противоречит интересам развития ребенка, безотносительно вопросов о чистоте помещения, питательности пищи и т.п. Крафт полагает, что даже государственная программа реабилитации детей, переживших токсический стресс, не гарантировала бы им полного умственного, эмоционального и физического восстановления.

ЦВСНП ГУ МВД России Ростовской области http://твойконтроль.рф/onk/one/8260

Эксперты АДЦ «Мемориала» в рамках кампании #CrossborderChildhood призывают разрабатывать новые формы регуляции возврата детей в страны происхождения. Следует признать недопустимым помещение ребенка-мигранта только по причине его статуса в закрытое учреждение для правонарушителей, как в стране миграции, так и в стране происхождения. Дети должны возвращаться сразу в свою / приемную семью или специальный детский центр; принимающая сторона должна быть заранее извещена о приезде ребенка, о его ситуации, о его потребностях в реабилитации и образовании.

Особые права детей-мигрантов отражены в новейших документах ООН и Совета Европы.

Патриция Помпала

Библиография

this post is also available in: Английский
  • ежемесячная рассылка

    все новости, публикации, видео одним письмом в месяц