Осенние марши — грустно и страшно

05.11.2014
this post is also available in: Английский

«Старик Ле Пен пожаловал в Россию. Подозревают, что по делам, а он говорит — к друзьям. В советские времена Кремль его на дух не переносил, называя чуть ли не фашистом. Изменился мир. Другая Россия»  (Киселев, журналист ТВ, 2 ноября 2014 года)

Одиозный телеведущий вынес свой приговор изменившейся России в грустный ноябрьский день, канун большого марша в честь непонятного праздника 4 ноября, — когда под сотню тысяч граждан прошли по главным улицам Москвы с лозунгами, которые, действительно, иначе не назовешь… Фашизм ведь определяется по наличию ряда признаков — культа вождя, милитаризации общественного сознания, агрессивной ксенофобии, оголтелыми поисками внутреннего и внешнего врага, параноидальным страхом перед мнимой «угрозой», чувством «национальной ущемленности».

А теперь посмотрите на плакаты торжественного шествия по Тверской  — не стесняясь в выражениях (им-то, видимо, материться можно), хают демонстранты Украину и «пятую колонну», не менее порнографично (ох, Фрейда на них нет!) славят своего Путина, культивируют войну и агрессию, призывают «брать и не отдавать» (почему-то не отдавать тайгу особенно популярно, а кто ее возьмет-то, даже и даром?), пугают сами себя какой-то страшной опасностью, нависшей над родиной, вездесущими врагами, якобы, угрожающими «единству»…

Опасность же не нависла — она уже здесь, на их лицах, в их (по слову Шварца) «дырявых» душах и атрофированных мозгах. Страшно не за тех, кого эти люди клянут и боятся, — страшно за всех остальных.

Традиционные  для 4 ноября «русские марши» сегодня уже не страшат — старомодные фашисты натурально меркнут и скукоживаются  на фоне сильно обошедших их государственников.

А за пару дней до грандиозного марша в Москве в другом месте тихо прошел «марш против ненависти«.  Уже 10 лет в Петербурге в день рождения Николая Михайловича Гиренко — этнографа-антифашиста, убитого неонацистами, проходит такая демонстрация. Каждый год несколько сот человек идут мимо Биржи и Ростральных колонн, по набережной Невы, мимо Института этнографии (где работал Гиренко), Академии наук, главного здания Университета — мимо всех этих немыслимо красивых петербургских зданий, под шквальным ветром немыслимой петербургской погоды, под серым петербургским небом… И несут портреты Гиренко и Маркелова, Бабуровой, Качаравы, Хуторского, Политковской, Старовойтовой, несут демократические флаги и антифашистские плакаты. Идут старые и молодые, с радужными флагами и антифашистскими символами, идут каждый год одни и те же люди. В этом году опять ветер вырывал из рук плакаты и срывал с древков флаги, опять несли портреты убиенных друзей и коллег, опять храбро шла колонна ЛГБТ-активистов, выкрикивая антиксенофобные лозунги, опять фотографировали нас с лестниц  и балюстрад журналисты и оппоненты. Лица же идущих были еще мрачнее, чем всегда, — страшная трагедия войны, страшная ответственность каждого давили на людей, нависая, как низкое серое небо над городом. Кто-то нес украинский флаг, кто-то — флаг крымских татар. Впереди — баннер «Граждане, отечество в опасности, наши танки на чужой земле».

Сзади с трудом шли самые старшие — неизменные герои всех петербургских акций, люди под 80, каждый раз рисующие сами смелые плакаты и картины, не устающие обличать ложь, агрессию, равнодушие. Старики с палками шли, поддерживая друг друга. Последние люди среди нелюдей.

Стефания Кулаева

фото В.Ротберга

WP_20141102_13_29_49_Pro WP_20141102_13_34_01_Pro WP_20141102_13_43_00_Pro WP_20141102_14_02_35_Pro WP_20141102_14_21_09_Pro

Все отчеты Все публикации