«Без этой земли жизни мне не будет»: о публичных интересах в канун Международного дня коренных народов мира

06.08.2020
this post is also available in: Английский

«Уату умерла. Река – это наша мать, наш отец. И теперь она мертва. Мы потеряли эту реку. Она не вернется», — говорит женщина из племени кренак в юго-восточной Бразилии о реке Риу-Досе, куда в 2015 году в результате прорыва дамбы вылились десятки миллионов кубометров токсичных отходов. В результате глобальной кампании поддержки пострадавших в Великобритании скоро начнется суд против владельца предприятия, промышленного гиганта BHP Group. Ущерб оценивается в 6,3 млрд долл.

«Убили озеро, убили реку», — говорят рыбаки – долганы и нганасаны, пострадавшие от сброса токсичных отходов в реку Пясина на Таймыре. — «Для Таймыра, наверное, это будет как… Как Чернобыль». «Норильский никель» оспаривает размер ущерба, нанесенного в результате экологической катастрофы.

«Нашу священную гору – Лысая гора – начали взрывать. Взрывы у нас, как говорят, страшнее атомной войны, как в Хиросиме. Поднимается облако после взрыва, как грибы. Такие желтые, черные, и дым», — говорит жительница шорского поселка Казас, уничтоженного угольным разрезом в Кемеровской области.

Вопрос о справедливой компенсации шорцам дебатировался в Комитете ООН против расовой дискриминации, однако до сих пор не решен.

«Убили», «Чернобыль», «Хиросима» – так коренные жители разных концов Земли описывают уничтожение своих исконных территорий, а с ними – традиционного уклада, языка и культуры. Власти этой катастрофе способствуют – разница в том, насколько явно.

В июле этого года президент Бразилии Жаир Болсонару наложил вето на ряд положений закона о дополнительной помощи коренному населению страны во время эпидемии коронавируса: офис президента заявил, что эти меры (доставка питьевой воды, информирование, усиление интернета и др.) «против публичных интересов» и «антиконституционны», так как требуют от правительства дополнительных ресурсов, которые неоткуда взять. Это не первый демарш Болсонаро против коренных народов, которые оказались беззащитны перед пандемией: его приоритеты – пересмотр подходов к демаркации резерваций, ассимиляция коренных народов, массированный допуск добывающего и аграрного бизнеса на их земли – были ясны уже в ходе предвыборной кампании.

Не знаешь, что хуже: откровенный правый популизм Болсанаро или законодательное лицемерие, которое мы наблюдаем в России. В результате недавнего голосования в 114-статью Конституции РФ была внесена поправка о том, что правительство «осуществляет меры, направленные на … снижение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, сохранение уникального природного и биологического многообразия страны …». В то же время принимаются или обсуждаются законы, которые позволяют менять границы национальных парков или назначение земель (ср. вступившие в силу поправки к закону «Об охране озера Байкал», позволяющие сплошные вырубки для расширения и модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей, отмена обязательной экологической экспертизы при модернизации магистралей или планируемые изменения в законе об особо охраняемых природных территориях).

Впрочем, и без новых поправок, расширяющих возможности ведения бизнеса, деятельность добывающих и промышленных компаний сказывается на положении коренных народов самым фатальным образом: происходит уничтожение их исконной среды проживания и природопользования, – те самые «геноцид, этноцид и экоцид», в которых индейцы обвиняют президента Бразилии. Эти же слова нередко можно слышать и от представителей коренных народов России. Ответная риторика властей во многих странах одинакова: изъятие земель оправдывается «публичными интересами» и «государственными нуждами», так как служит источником налогов и доходов бюджета. Но как можно оправдать «публичными интересами» ущерб, наносимый здесь и сейчас не только природе Земли, но человечеству вообще – от исчезновения народов, языков и культур?

Возможно, городским жителям это трудно понять, но исконные территории служат коренным народам не просто местом жительства, но составляют основу их идентичности и благополучия. Земля – часть их мировосприятия и духовности, в отрыве от своих территорий и возможности вести традиционный образ жизни коренные народы легко утрачивают идентичность, язык и культуру. Именно поэтому коллективное право коренных народов на земли, территории и ресурсы носит основополагающий характер и закреплено в главных международных документах по этой теме – Декларации ООН о правах коренных народов и Конвенции МОТ № 169.

В преддверии 9 августа – Международного дня коренных народов мира – уместно вспомнить, что Российская Федерация не ратифицировала Конвенцию МОТ № 169 (1993) и в 2007 году воздержалась от принятия Декларации ООН: камнем преткновения стали статьи о самоопределении коренных народов, их самоуправлении, праве на землю и ресурсы и праве на реституцию. В частности, как пишет эксперт по правам коренных народов и участник разработки Декларации Михаил Тодышев, российская делегация заявила тогда, что статья о праве на землю «противоречит действующему российскому законодательству. Кроме того, Россия не может поддержать ее принятие с учетом большого числа спорных вопросов во взаимоотношениях представителей коренных народов и промышленных предприятий, функционирующих в ареалах их проживания. Установление особых земельных прав коренных народов может осложнить поиск компромиссных путей разрешения данных проблем».

Эти вопросы не решены до сих пор: федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов в РФ» закрепляет только право безвозмездного пользования землей; большое поле для произвола властей создает отсутствие конкретного механизма применения федерального закона «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ».

Чем обернулась для шорцев, телеутов и хакасов угледобыча в Южной Сибири, можно прочесть в новом отчете АДЦ «Мемориал».

«Начиная с весны, мы кормились тайгой. Но сейчас у нас это все уничтожили, и взамен оставили вот этот лунный пейзаж, где вообще глазу не за что зацепиться. Одни ямы, камни, безжизненные пространства», — говорит шорец из Кемеровской области.

Хакасы, насчитывая более 50 000 человек, не входят в список «коренных малочисленных» народов и не подлежат поэтому особой защите – под «государственные нужды» изымаются их частные владения. Жительница хакасского села рассказывает:

«Я была из тех первых собственников, которые узнали, что наши земли будут изъяты в пользу угольщиков. Мой покос попал прямо на территорию, которую хочет забрать разрез. В районном суде я проиграла, областной суд вынес частичное решение в мою пользу. То есть часть моей земли все-таки должна отойти разрезу, а часть останется мне. После этого я уже никуда не обращалась. Несмотря на то, что без этой земли жизни мне не будет, сил и средств бороться у меня тоже уже нет. Я привыкла все время работать, и потеря земли для меня – что смерть».

Присутствие коренных народов на территориях углеразработок и необходимость специальных мер по их поддержке не упомянуты в Программе развития угольной промышленности России. В проекте стратегии социально-экономического развития Кемеровской области «Кузбасс – 2035» не сказано о шорцах и телеутах, хотя в 2018 году представители этих народов подавали свои поправки в документ. Послушав выступление официального спикера РФ на Политическом форуме высокого уровня по устойчивому развитию (HLPF, 14 июля 2020 года), представители коренных народов подготовили свое заявление, где говорится: «Коренные народы Сибири и цели устойчивого развития — это как два параллельных мира, между собой не пересекающиеся. Более того, нынешняя политика правительства России имеет четкую направленность на нарушение наших прав на земли, территории и природные ресурсы. В результате коррупции и проводимой политики наши традиционные земли и воды передаются государственному и частному бизнесу. И в это же время коренным народам ограничивают доступ к традиционному питанию, увеличивая количество нищих и голодающих в нашей среде, заставляющих наши народы чувствовать себя изгоями на родной земле».

Коренные народы России и мира нуждаются в нашей солидарности – чтобы, как сказал тогдашний Генсек ООН Кофи Аннан (2005), «в условиях мира и безопасности при уважении прав человека обеспечить им возможности для развития, в которых слишком многим из них слишком долго отказывали».

Ольга Абраменко, эксперт АДЦ «Мемориал»,
впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Фотография разреза «Кийзасский» — Вячеслав Кречетов

  • Все отчеты Все публикации