В поисках правды

13.04.2020
this post is also available in: Английский

Пандемия коронавируса стала главным событием марта 2020, и многие другие важные темы, оказавшись в тени глобальной борьбы с болезнью, не получили должного внимания. Одна из таких тем — суд по делу о крушении на востоке Украины летом 2014 самолета Boeing-777 Малайзийских авиалиний. Буквально за несколько дней до объявления о начале пандемии судебный процесс открылся в окружном суде Гааги. Его начала уже почти шесть лет ждали тысячи людей из разных стран, желающие узнать правду о катастрофе рейса МН17. Впервые роль России в конфликте на востоке Украины будет оценена судом, и ради этого – не говоря уж о справедливости и наказании виновных – за процессом стоит следить.

Уже то обстоятельство, что процесс начался, можно считать успехом Нидерландов. Из-за военного конфликта и нежелания России и вооруженных группировок на неподконтрольной Украине территории сотрудничать, следствию было сложно получить доступ к свидетелям и обвиняемым, к месту трагедии и другим доказательствам. Одна только выдача Владимира Цемаха Украиной России стала потерей свидетеля или даже обвиняемого. До последнего казалось, что у следствия нет достаточных доказательств для передачи дела в суд. Но нидерландская прокуратура сумела подготовить обвинение против четверых военных так называемой ДНР — Сергея Дубинского, Олега Пулатова, Игоря Гиркина и Леонида Харченко.

Обвинения выдвинуты против второго уровня командования, против тех, кто, как считает следствие организовывал удар по самолету. Расследование продолжается, и нидерландская прокуратура уже заявила, что ставит целью привлечь к ответственности всех виновных в крушении самолета: и тех, кто нажимал на кнопку ракетной установки «Бук», и тех кто отдавал приказы.

Судебный процесс организован таким образом, чтобы выразить уважение памяти погибших и сделать его максимально открытым для журналистов и родственников погибших. Заседания проходят в судебном комплексе «Схипхол», в нескольких сотнях метров от аэропорта Амстердама. Сделано это в том числе и для того, чтобы облегчить логистику для иностранцев, следящих за процессом, и потому, что здание окружного суда Гааги слишком маленькое, чтобы вместить всю публику. Еще одна причина – именно из аэропорта Схипхол взлетел в свой последний рейс боинг Малайзийских авиалиний, многие потерпевшие именно здесь видели своих близких в последний раз.

Несмотря на то, что этот процесс формально национальный, по содержанию и значению он – международный. И для Украины, и для России он имеет огромное значение.

В результате этого процесса впервые в судебном порядке может быть доказана роль России в конфликте на Донбасе. Согласно нормам международного права, для того чтобы Россия несла ответственность за конфликт и за действия вооруженных группировок, она должна не просто контролировать отдельные операции, организовывать снабжение оружием и техникой. Необходимо, чтобы РФ осуществляла полный контроль над вооруженными группами на территории Украины. Именно это еще не было доказано ни в одной международной инстанции.

В нескольких международных трибуналах инициированы процессы против России по поводу конфликта на востоке Украины, но ни один из них еще не начал рассмотрения по существу. В своем последнем отчете офис прокурора Международного уголовного суда отметил, что Россия могла осуществлять полный контроль над вооруженными группами, но прокурор пока не утверждает этого наверняка. А вот Международная следственная группа, которая ведет расследование по МН-17, уже заявляла о причастности помощника президента РФ Владислава Суркова и других российских чиновников к трагедии и о том, что влияние России на «ДНР» не ограничивалось только военной поддержкой.

Свидетельские показания и доказательства причастности России к трагедии МН-17 критически важны в начавшемся судебном процессе. Если нидерландский суд признает участие России в конфликте, это ляжет в основу решений других международных и национальных судебных процессов. А ведь сбитый Боинг — лишь верхушка айсберга преступлений, совершаемых на неподконтрольных Украине территориях. Военные действия повлекли преследования целых социальных групп по причине политических взглядов, этнической принадлежности, религиозным верованиям, сексуальной ориентации. Если будет доказан общий контроль России над вооруженными группировками на востоке Украины, Россия как государство и российские чиновники будут ответственны и за эти международные преступления.

На первом заседании суда прокурор уже заявил о попытках Кремля помешать расследованию и об угрозах свидетелям, чьи личности пришлось засекретить. Изначально нидерландская прокуратура заявляла, что весь процесс займет один или два года. Но участие адвокатов Олега Пулатова, о чем стало известно в последний момент, удлинит процесс. Они уже потребовали перевода всех материалов дела, а это 36 000 страниц, на русский язык. Хотя суд отказал в этом ходатайстве, ссылаясь на то, что адвокаты Пулатова знают нидерландский, очевидно, что защита будет находить и другие основания для затягивания процесса. Другие обвиняемые тоже могут заявить об участии их адвокатов в процессе, и вступление каждой новой команды защиты в дело будет затягивать его рассмотрение.

Если нидерландский суд признает роль России в крушении самолета, то возникнут основания для компенсации ущерба семьям, которая может быть взыскана с имущества РФ за границей. Могут быть также ужесточены действующие санкции. Такие санкции, наложенные в результате решения суда, не будут предметом политического торга, и изменить их можно будет, только если Россия будет выполнять решение суда.

Сбитый Boeing в июле 2014 изменил отношение многих к войне на востоке Украины. Подобным образом судебный процесс в Нидерландах может открыть правду не только о нападении на гражданский самолет, но и о войне на Донбасе. В ближайшие несколько лет нидерландским судьям предстоит взять на себя функции международных судов в поиске истины в конфликте в другой стране, о котором многие нидерландцы не знали до июля 2014.

 

Евгения Андреюк

Впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Фото: Jeroen Akkermans by CC BY-NC-SA 2.0 license

  • Все отчеты Все публикации