Обсуждение альтернативных докладов в Комитет ООН по правам ребенка в Министерстве труда и соцзащиты

20.01.2014
this post is also available in: Английский

АДЦ «Мемориал»  опубликовал отчет в Комитет ООН по правам ребенка о проблемах детей из уязвимых групп, дополнения к отчету были подготовлены совместно с ЛГБТ-организациями «Выход» и «Российская ЛГБТ-сеть», публикацию поддержала Платформа «Центральная Азия в движении».

Перед обсуждением официального отчета РФ на сессии Комитета, которое состоится 23-24 января 2014 года в Женеве, Министерство труда и социальной защиты населения 17 января провело обсуждение альтернативных отчетов с представителями НКО, подавшими свои отчеты и материалы в Комитет.

Ольга Абраменко приняла участие в Круглом столе 17 января и представила там отчет АДЦ «Мемориал», посвященный положению детей из уязвимых групп. Она, в частности, обратила внимание членов официальной делегации РФ на проблему доступа среднего образования для детей мигрантов, срок законного пребывания которых ограничен 90 днями и никак не привязан к сроку пребывания их родителей (имеющих разрешение на работу сроком на 1 год или 3 года). В результате родители вынуждены каждые три месяца вывозить детей за границу, чтобы получить на них новые миграционные карты, без которых их не принимают в школу. Таким образом, обучение прерывается, а нередко родители не имеют возможности так часто выезжать с детьми из России и въезжать обратно, поэтому дети вообще выпадают из образовательного процесса.

По этому поводу заместитель министра А.В.Вовченко заметил, что это сознательный выбор родителей – приезжать в Россию с детьми, и, напротив, поступает много жалоб родителей российских детей на то, что в российских школах учится слишком много детей-мигрантов. Представитель Генпрокуратуры М.В.Зайцева отметила, что дети высококвалифицированных специалистов все же могут законно находиться в РФ весь срок пребывания их родителей. Ольга Абраменко указала, что это и свидетельствует о дискриминации детей прочих трудовых мигрантов, хотя бы по сравнению с детьми мигрантов – высококвалифицированных специалистов, не говоря о том, что нарушается право детей жить в семье, гарантированное Конвенцией всем детям, находящимся в РФ, независимо от их гражданства, статуса, регистрации.

Еще один вопрос, поднятый АДЦ «Мемориал», – сегрегация цыганских детей в школах РФ – вызвал эмоциональную дискуссию. Члены официальной делегации посчитали, что в отчете излагаются лишь частные случаи нарушений прав детей. Ольга Абраменко подробно описала ситуацию с компактными поселениями цыган в РФ, подчеркнув, что сегрегация цыганских детей в школах практикуется повсеместно, что приводит к низкому качеству получаемого детьми образования и невозможности его продолжения. Есть и положительные примеры школ, отказавшихся от формирования «цыганских классов», что уже привело к значительным достижениям (все больше детей заканчивают 9 классов, есть и редкие примеры цыганских студентов —  жителей компактных поселений, но только в тех случаях, когда они учились в общих смешанных классах). Представители Министерства образования, аппарата Уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ и Генпрокуратуры посетовали, что непосредственно к ним не поступало ни одного обращения по поводу сегрегации, в чем они видят как недоработку общественных организаций, так и недостаточную активность цыганских родителей, и призвали обращаться сразу «на самый верх». Ольга Абраменко на это возразила, что проблема должна решаться на местном уровне, а местные органы надзора, как прокуратура, так и Рособрнадзор, должны сами проявлять инициативу и контролировать нарушения прав детей, а то, что проблему можно решить только обращаясь в самые высокие инстанции, свидетельствует о неэффективной работе государственной системы.

В некоторые вопросы удалось внести ясность. Например, «частный случай» сегрегации цыганских детей в Ленинградской области в официальном отчете РФ подан как положительный пример работы с цыганским населением. Ольга Абраменко разъяснила представителям Минобразования, что дополнительные занятия с детьми и преподавание цыганского языка и культуры, а также выпущенные пособия для цыганских школьников – это результат работы сотрудников и волонтеров АДЦ «Мемориал» по благотворительным проектам, направленным на защиту прав цыганских детей, а никак не достижения государственной системы образования. Администрация школы, напротив, не предпринимает усилий по интеграции цыганских детей. На это замминистра А.В.Вовченко заметил, что встречи общественных организаций и официальных лиц исключительно полезны, так как помогают узнать правдивую информацию о той или иной ситуации.

Общую трактовку альтернативных материалов НКО официальной делегацией можно кратко описать так: «в этих отчетах излагаются только частные случаи, системных проблем мы здесь не видим»; «мы про это не знали, вы к нам не обращались, и это недостаток вашей работы, почему вы сразу пишете в ООН, не попытавшись решить проблему здесь»; «это все общие слова (например, «тысячи детей останутся на улице в результате применения «закона о резиновых квартирах»), ничего конкретного вы не можете сказать». Здесь мы наблюдаем противоречивый подход к альтернативным материалам и противоречивое понимание как процедуры Комитета по правам ребенка ООН, так и самой Конвенции, в частности, ее отнесенности ко всем детям, независимо от их статуса или иных особенностей. С одной стороны, признается, что «частные случаи» можно решить на местах, поэтому для отчета РФ в КПР они не столь важны; с другой стороны, признается, что для того чтобы решить проблемы в каждом «частном случае», необходимо обращаться в самые высокие инстанции (федеральные министерства, Генпрокуратуру), и это говорит о том, что «на месте» решить проблему невозможно.

Наиболее ярко недопонимание проблемы дискриминации детей проявилось во время обсуждения положения детей-ЛГБТ и детей из однополых семей. Замминистра А.В.Вовченко вообще возражал против термина «уязвимая группа», а уж тем более против отнесения ЛГБТ-детей к числу уязвимых групп («нет такого пункта в Конвенции»). Многие члены официальной делегации в один голос говорили, что в Семейном кодексе нет понятия «однополая семья» (вопреки возражениям представителей ЛГБТ-НКО, участвовавших в дискуссии, о том, что Европейская конвенция и практика Европейского суда трактуют однополую семью как семью), поэтому и нет проблемы детей из таких семей. Представитель Следственного комитета А.П.Терещенко, который как раз упрекал представителей НКО в «общих фразах без конкретики», довольно резко отвечал как раз на конкретные вопросы (о нерасследовании насильственных преступлений в отношении ЛГБТ-подростков). Он же заявил о якобы существующей «в Америке в определенной среде (имея в виду ЛГБТ) тенденции вместо животных брать детей». А представитель аппарата Уполномоченного по правам ребенка в РФ горячо призывала обращаться по поводу нарушений прав ЛГБТ-детей непосредственно к П.Астахову, известному своими гомофобными высказываниями.

В целом, при всех особенностях состоявшегося обсуждения, следует приветствовать готовность властей РФ встречаться с правозащитниками. Возможно, это поможет улучшить ситуацию хотя бы в некоторых «частных случаях».

Все отчеты Все публикации