Правозащитники обеспокоены положением этнических меньшинств в Кыргызстане

02.11.2020
this post is also available in: Английский

Пресс-релиз АДЦ «Мемориал» и Правозащитного движения «Бир Дуйно-Кыргызстан»

В поданной в октябре 2020 года в  КЛРД ООН альтернативной информации АДЦ «Мемориал» и «Бир Дуйно-Кыргызстан»  выразили обеспокоенность положением этнических меньшинств в ситуации общественно-политической нестабильности, имеющей место в Кыргызстане после массовых протестов, отставки президента и переноса парламентских выборов.

Тревогу вызывает, например, недавняя инициатива, озвученная новым премьер-министром страны, – о возврате к указанию этнической принадлежности (национальности) в паспортах. Подобная мера может привести к усилению дискриминации и даже к преследованиям представителей этнических меньшинств. Потребностью фиксации своей национальной идентичности обосновывают возвращение к советскому принципу «национальности в паспорте» (называвшемуся раньше просто «5-й пункт», – под этим номером указывалась в советском паспорте национальность, что приводило к массовой дискриминации представителей нетитульных наций). Однако люди могут иметь самую разную идентичность – национальную, религиозную, языковую, проявлять себя в соответствии с этой идентичностью тем или иным способом (в блогах, костюмах, творчестве), а паспорт касается лишь общегражданской идентичности, дробить которую по национальному признаку опасно.

АДЦ «Мемориал» и «Бир Дуйно-Кыргызстан» также отметили, что во время пандемии ковид-19 компактно проживающие этнические меньшинства столкнулись с дополнительными рисками: слабым информированием о мерах профилактики, в том числе по причине недостаточного владения кыргызским и русским языками, ограниченных навыков пользования интернетом и социальными сетями, приверженности религиозным и традиционным практикам. Правозащитники призвали власти Кыргызстана учитывать специфику образа жизни и особые потребности этнических меньшинств, чтобы минимизировать риски распространения ковид-19 в этих сообществах.

Правозащитники считают, что развитие ситуации в Кыргызстане требует внимания и реакции международных органов: власти Кыргызстана, как в переходный период, так и в дальнейшем, должны гарантировать соблюдение прав этнических меньшинств, сохранить межэтнический мир и согласие.

Альтернативная информация, подготовленная АДЦ «Мемориал» и Правозащитным движением «Бир Дуйно-Кыргызстан», касалась выполнения приоритетных рекомендаций, данных Комитетом по ликвидации расовой дискриминации правительству Кыргызстана в 2018 году по результатам рассмотрения государственного отчета о соблюдении Конвенции. Этих рекомендаций, о выполнении которых власти КР отчитались в июле 2020 года, было три: освободить из заключения правозащитника Азимжана Аскарова, руководствуясь Соображениями Комитета ООН по правам человека и гуманитарными основаниями; создать смешанный национальный/международный механизм пересмотра дел, касающихся межэтнического конфликта 2010 года, и восстановить справедливость в отношении предвзято осужденных; восстановить преподавание и сдачу выпускных экзаменов на узбекском языке и обеспечить недискриминационную политику в сфере образования и использования родных языков.

Власти Кыргызстана не выполнили приоритетные рекомендации Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации:

Смерть Азимжана Аскарова в заключении стала печальным итогом многолетнего игнорирования властями КР призывов к его освобождению со стороны гражданского общества Кыргызстана, международных организаций, глав государств, общественных деятелей. 69-летний правозащитник и журналист, осужденный к пожизненному лишению свободы, скончался 25 июля 2020 года – через 5 дней после того, как власти Кыргызстана сообщили Комитету о том, что «состояние здоровья Аскарова А. удовлетворительное, он находится под контролем медицинского персонала исправительной колонии и периодически получает необходимое лечение», и через 2 дня после последней встречи адвоката с А.Аскаровым и очередного обращения «Бир Дуйно-Кыргызстан» к властям Кыргызстана об освобождении правозащитника из заключения. Руководство ГСИН КР ответило категорическим отказом на официальную просьбу «Бир Дуйно-Кыргызстан» вызвать А.Аскарову частную скорую помощь, несмотря на его критическое состояние: он не мог передвигаться самостоятельно, сильно похудел, кашлял и задыхался. Рекомендации КЛРД ООН (2018) и решение КПЧ ООН (2016) остались неисполненными, хотя Правозащитное движение «Бир Дуйно Кыргызстан» много лет пыталось добиться освобождения А.Аскарова через суд. Верховный суд Кыргызстана, рассмотрев дело А.Аскарова по новым обстоятельствам в связи с решением Комитета ООН по правам человека, 13 мая 2020 года оставил в силе приговор Базар-Коргонского районного суда Жалал-Абадской области о его пожизненном заключении. Частная жалоба на бездействие правительства и невыполнение Соображений КПЧ ООН по делу А.Аскарова 12 июня 2020 года была оставлена без удовлетворения Административным судом Бишкека; 20 августа 2020 года Бишкекский городской суд не удовлетворил заявление вдовы А.Аскарова Хадичи Аскаровой о признании ее правопреемницей истца по этому административному иску и оставил без изменения прежнее определение административного суда г. Бишкек; 30 октября 2020 года в кассационной жалобе отказал и Верховный Суд КР. Ни пожилой возраст А.Аскарова, ни критическое состояние его здоровья, ни условия его содержания, не отвечающие минимальным правилам обращения с заключёнными, ни пандемия ковид-19 не были признаны властями Кыргызстана причиной, достаточной для его помилования и освобождения по гуманитарным соображениям. «Бир Дуйно-Кыргызстан» инициировало проведение судебно-медицинской экспертизы и расследование причин смерти А.Аскарова в заключении.

Невыполненной осталась и рекомендация КЛРД ООН о создании смешанного национально-международного механизма пересмотра приговоров по делам, связанным с межэтническим конфликтом 2010 года. Например, осужденный Фахридин Аширов до сих пор отбывает наказание, хотя по его делу еще в 2017 году Комитет ООН по правам человека признал нарушения Кыргызстаном статьи 7 в сочетании со статьей 2 (3) и статьей 14 (1) Международного пакта о гражданских и политических правах. Не выполнено и Соображение КПЧ ООН в случае уже отбывших наказание Х.Эрбабаева, А.Давудова, А.Сайдарова и Э.К.Василова по пересмотру их дела и выплаты компенсации в связи с пытками, незаконным задержанием и несправедливым судебным разбирательством.

Не восстановлена справедливость и в отношении предпринимателей – этнических узбеков, которые лишились бизнеса и имущества в результате событий на Юге Кыргызстана в 2010 году. Так, лишившийся земельного участка, сада и хозяйства Гафуржан Дадажанов, предприниматель из Ноокатского района Ошской области, до сих пор, спустя более 10 лет после межэтнического конфликта, не может пользоваться своей землей, несмотря на признание права собственности судом и Госрегистром.

Что касается рекомендации о проведении выпускных экзаменов за среднюю школу на узбекском языке, то и такая возможность оказалась не предусмотрена – власти Кыргызстана объясняют это экономической целесообразностью (слишком мало выпускников хотят сдавать экзамены на узбекском) и выбором языка обучения родителями детей. В южной части Кыргызстане, где до межэтнического конфликта существовали школы с узбекским языком обучения, ныне преподавание превалирует на кыргызском и русском. Однако малое количество желающих учиться и сдавать экзамены на узбекском – это следствие образовательной политики последних лет, сужения сферы использования узбекского языка, снижения его статуса. Резкое сокращение преподавания на узбекском после событий 2010 года привело к ухудшению качества обучения не только потому, что дети-узбеки лишились возможности учиться на родном языке, но и потому, что педагоги, ранее преподававшие на узбекском, нередко владеют кыргызским или русским языками недостаточно для профессиональной деятельности. В результате учащиеся бывших узбекских школ сдают выпускной государственный экзамен не слишком успешно, их подготовка недостаточна для поступления в вузы. В университетах Кыргызстана практически не представлена специальность «узбекская филология», поэтому можно прогнозировать старение педагогических кадров в отсутствие новых молодых специалистов.

Фото: Markus Meier

  • Все отчеты Все публикации