ЛГБТИ+ в регионе Центральной Азии: репрессии, дискриминация, исключенность

15.05.2020
this post is also available in: Английский

Правозащитный отчет АДЦ «Мемориал» при участии: Кыргыз Индиго, Human & art, Kok.Team, Uzbekistan LGBTIQ IG «Equality», IG OAT Kurtuluş и при поддержке: IG Safe Space, Транс* Коалиции на постсоветском пространстве.

АДЦ «Мемориал» благодарит всех, кто, несмотря на риски, поделился своим опытом и личными историями, — правозащитниц и правозащитников, активисток и активистов, инициативные группы и отдельных ЛГБТИ+-людей. Без вашего участия публикация этого доклада была бы невозможной.

Представители ЛГБТИ+-сообщества в Центральной Азии регулярно сталкиваются с многочисленными нарушениями их прав, гомофобией и дискриминацией во всех сферах жизни: работа, учеба, семья, общение, получение коммерческих и государственных услуг. Ни в одной стране региона ЛГБТИ+-люди не чувствуют себя в безопасности. Власти преимущественно игнорируют рекомендации международных органов, касающиеся положения ЛГБТИ+. В подавляющем большинстве стран региона НКО не имеют возможности зарегистрироваться и открыто работать. Несмотря на многочисленные проблемы и трудности, правозащитники, активистки и активисты находят возможности взаимодействия с ЛГБТИ+ и их поддержки. Они идут на диалог с представителями власти, там, где это возможно, устраивают публичные мероприятия в защиту прав ЛГБТИ+, помогают в ведении судебных процессов против гомофобов и добиваются их наказания. Сами представители сообщества, чувствуя поддержку, набираются смелости, чтобы требовать защиты своих прав. Все больше дружественных юристов и адвокатов готовы защищать права ЛГБТИ+-сообщества. Появляются качественные материалы об ЛГБТИ+, а журналисты стремятся освещать вопросы СОГИ в корректном ключе. Даже в наиболее закрытых странах, таких как Узбекистан и Туркменистан, только за последний год активисты, невзирая на риски собственной безопасности, выступали с требованием декриминализации для МСМ.

Группы, составляющие ЛГБТИ+-сообщество, сталкиваются со специфическими множественными формами дискриминации и ощущают себя еще более уязвимыми.

Патриархальные стереотипы и традиционные практики негативно сказываются на лесбиянках и бисексуалках, значительно ухудшая их положение, лишая их свободы распоряжаться собственной жизнью и обязывая соответствовать гендерно определенным моделям поведения. Находясь под постоянным контролем родственников, зачастую женщины не могут не только принимать самостоятельные решения, но и свободно перемещаться и общаться в реальной жизни и социальных сетях, не имеют безопасного доступа к информации. Больше всего ЛБ-женщины опасаются аутинга перед семьей. Родственники могут отказаться от них или применить к ним любую форму насилия. Зависимость от отношений с семьей вынуждает женщин поступать против собственных желаний, в частности, соглашаться на принудительное замужество, если им не удается найти партнера для фиктивного брака. Негативному отношению к ЛБ-женщинам способствует сохранение термина «лесбиянство» в уголовных кодексах Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Из-за постоянного контроля над женщинами в традиционных обществах о сложностях лесбиянок и бисексуалок известно недостаточно. Но и внутри ЛГБТИ+-сообщества существует предубеждение, что проблемы женщин менее значительны, чем мужчин.

Трансгендерные люди в странах Центральной Азии часто подвергаются дискриминации и повышенным рискам насилия как из-за видимости и несоответствия документов внешности, так и неготовности окружающих принять их гендерную идентичность. Трансгендерные женщины страдают от патриархальных стереотипов и подвергаются двойной стигматизации. Переход для них нередко более травматичен, чем для трансгендерных мужчин, в том числе из-за более униженного положения женщин в традиционном обществе. Не имея других возможностей трудоустройства, трансгендерные женщины часто оказываются обречены на сферу коммерческого секса.

Многие трансгендерные люди страдают от внутренней трансфобии, осложняемой разными факторами: от дискриминации внутри сообщества до давления авторитета религиозных деятелей, критикующих трансгендерный переход. Неприятие семьей и обществом, с которым особенно часто сталкиваются трансгендерные люди, вынуждает их менять место жительства — не только чтобы избежать осуждения и дискриминации, но и ради собственной безопасности. Высокие риски подвергнуться нападениям и угрозам сочетаются с практически отсутствующим доступом к защите собственных прав.

Процедуры перехода во всех странах региона создают препятствия для трансгендерных людей. Не имея возможности совершить трансгендерный переход, многие вынуждены жить не в соответствии со своей идентичностью. Из-за сильной трансфобии как среди правоохранительных органов, так и обычных граждан, трансгендерные люди становятся перед выбором: постоянно скрывать свою идентичность или рисковать собственной безопасностью и жизнью.

Стигматизация людей, живущих с ВИЧ, приводит к росту рисков инфицирования ЛГБТИ+ и заставляет их вести еще более скрытную жизнь. Недостаточная информированность, отсутствие безопасного доступа к бесплатной терапии, страх аутинга о статусе и СОГИ приводят к тому, что некоторые представители сообщества не принимают антиретровирусную терапию, не только нанося вред своему здоровью, но и создавая риски заражения потенциальных партнеров. ЛГБТИ+, живущие с ВИЧ, находятся в постоянном страхе и нередко оказываются еще более исключены из полноценного участия в различных сферах жизни. Множественная дискриминация увеличивает вероятность суицида ЛГБТИ+-людей с положительным ВИЧ-статусом.

В Туркменистане и Узбекистане сохранились и продолжают применяться анахронические законодательные нормы уголовного преследования МСМ. Особенно тяжелое положение в Туркменистане, где тюремные сроки получают большинство мужчин —представителей сообщества, а многие из них привлекаются повторно и опять на долгие годы лишаются свободы. Начиная с момента задержания и до окончания тюремного заключения мужчины подвергаются уничижительному обращению, пыткам и насилию, в некоторых случаях — сексуальному. Отбывшие наказание по ст.135 УК Туркменистана не имеют шансов найти хорошую работу и устроить свою жизнь — они вынуждены жить в постоянном страхе, ожидая, когда их захлестнет их новая волна преследований и они снова окажутся в руках сотрудников правоохранительных органов. Хотя в Узбекистане МСМ редко попадают в тюрьму, но риск применения статьи выступает дополнительным основанием для шантажа. Криминализация добровольных однополых отношений поддерживает высокий уровень гомофобии в обществе, фактически признавая всех МСМ вне закона.
Многие представители сообщества воспринимает сотрудников правоохранительных органов как основную угрозу собственной безопасности, жизни и здоровью. Нередко ЛГБТИ+-люди неоднократно становятся жертвами насилия, угроз, вымогательства и шантажа, испытывают постоянное давление полицейских. ЛГБТИ+-люди привыкают к необходимости регулярно откупаться от сотрудников полиции, угрожающих аутингом. Оперативные мероприятия, периодически проходящие в большей части стран региона, подвергают постоянному стрессу и держат в страхе ЛГБТИ+-людей. Формирование специальных списков не только нарушает права ЛГБТИ+, но и делает их легкой мишенью для преследований и издевательств.
Невозможность защититься от гомофобного полицейского произвола приводит к полной потере ощущения безопасности и к осознанию уязвимости ввиду сексуальной ориентации и гендерной идентичности, для представителей этнических меньшинств осложняющейся еще и расово-этнической дискриминацией. Безнаказанность незаконных действий полицейских порождает все новые нарушения, нормализует шантаж и бесчеловечное отношение к ЛГБТИ+.

Открытые гомофобные высказывания некоторых государственных и религиозных деятелей не только поддерживают, но и легитимизируют ненависть к ЛГБТИ+-людям. Политики манипулируют темой СОГИ, чтобы привлечь больше сторонников или дискредитировать оппонентов. Артисты тоже набирают популярность, распространяя гомофобные идеи. Многие СМИ тиражируют язык вражды, а журналисты используют оскорбительные слова в материалах об ЛГБТИ+. В последнее время блогеры значительно поддерживают ненависть на почве СОГИ и провоцируют граждан на нападения на ЛГБТИ+-людей. Особенно развиты гомофобные группы в социальных сетях в Узбекистане, где публикуются не только личные данные, но и призывы к расправам и даже видеозаписи преступлений. В большинстве случае виновные не несут ответственности за язык вражды и призывы к насилию.

ЛГБТИ+-люди центральноазиатского региона регулярно сталкиваются с проявлениями гомофобии, выражающейся в разных формах насилия. Шантаж и вымогательство, угрозы аутинга и насилия сопровождают жизнь многих ЛГБТИ+-людей. В разных странах преступники используют примерно одни и те же способы преследования. Больше всего ЛГБТИ+-люди опасаются подставных свиданий, на которых их могут не только избить, издеваться над ними, требовать контакты других представителей сообщества, но и снимать унизительные видео с ними, даже подвергать сексуальному насилию. Отсутствие возможности жаловаться на преступления в отношении ЛГБТИ+-людей фактически стимулирует гомофобные нападения и даже убийства.

Ненависть к ЛГБТИ+-людям приводит к высоким рискам увольнения или отчисления из учебного заведения. В некоторых случаях гомофобы устраивают нападения на представителей сообщества, аутинг, в том числе перед семьей, или используют в своих интересах их уязвимое положение, получая материальную выгоду. Известны вопиющие случаи принудительно труда и сексуального рабства, в которых оказывались представили ЛГБТИ+.

Нередко семейное окружение представляет опасность для ЛГБТИ+. Гомофобия в центральноазиатских странах вынуждает ЛГБТИ+-людей постоянно анализировать свое поведение, скрывать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, вести небезопасную двойную жизнь, нередко под угрозой физической расправы со стороны родственников. Большинство представителе сообщества по-прежнему больше всего опасаются аутинга или каминг-аута перед семьей. Родственники могут отказаться от ЛГБТИ+-людей или попытаться их «вылечить», применить разные формы насилия или принудить к браку. Традиционные взгляды обусловливают крайне высокую значимость семьи. Активисты сообщают, что людей, которые не могут наладить отношения с семьей отвергают даже сами представители сообщества. В том числе поэтому ЛГБТИ+-люди даже после насилия и унижений со стороны родственников все равно стараются восстановить отношения с ними.

Путем к более свободной жизни может стать отъезд из страны: хотя его непросто осуществить, но некоторым он позволяет избавиться от навязанных стереотипных обязательств и жизни в постоянном страхе. Даже поменяв место жительства, многие ЛГБТИ+-люди продолжают опасаться преследований спецслужб и гомофобии сограждан-мигрантов, живущих в новой стране, а также репрессий, которым могут подвергнуться их близкие, оставшиеся в странах происхождения.

LGBT_CA_ru
Все отчеты Все публикации