ООН как место для дискуссий о проблемах цыган РФ

22.04.2015
This post is also available in: Английский

В ситуации, когда власть отказалась от диалога с правозащитниками (НКО, заклейменные как «иностранные агенты», уже не могут инициировать круглые столы или дискуссии, сами чиновники правозащитников не приглашают и в их мнении не заинтересованы), международные события – такие, как сессия Комитета ООН по правам человека, – становятся едва ли не единственной возможностью обменяться мнениями, высказать критику и получить на нее ответ. Получается, что за правозащитников на международных площадках говорят члены комитетов ООН, задавая вопросы по проблемам, которые поднимаются в альтернативных отчетах, а члены официальной делегации вынуждены отвечать – пока что РФ не дошла до прямого игнорирования органов ООН.

16-17 марта 2015 года Комитет ООН по правам человека рассматривал отчет Российской Федерации о выполнении Международного Пакта о гражданских и политических правах. Как обычно, выслушав краткую речь главы российской делегации (в этот раз — представителя РФ в Европейском суде Георгия Матюшкина), члены Комитета задали вопросы. И получили некоторые ответы.

Для АДЦ «Мемориал», подавшего отчет о положении меньшинств —  в том числе цыганского населения РФ, — были особенно интересны вопросы на эту тему. Председатель Комитета Анья Зайберт-Фор интересовалась, в частности, сегрегацией цыганских детей в школах и статистикой в сфере образования, проблемой насильственных выселений и разрушения цыганских домов, условиями жизни в цыганских поселках, трудоустройством цыган, проблемой личных документов, слабая оформленность которых у цыган приводит подчас к трагедиям, – разлучению детей с матерями, которые не могут доказать свое родство.

На эти вопросы отвечала Ольга Выхованец – сотрудник (вероятно, бывший) бывшего – ликвидированного в сентябре 2014 года – Министерства регионального развития. Она сообщила, что за минувший год реализован Комплексный план социально-экономического и этнокультурного развития цыган России на 2013-2014 гг., охвативший «абсолютно все» аспекты жизни цыганского народа. С ее слов,  в стране процветают десятки цыганских НКО, входящих в цыганскую национально-культурную автономию, а  председатель этой автономии заседает в самом президентском Совете по национальным отношениям (только вот где видна реальная работа этих  НКО?…). А Министерством (бывшим) разработаны и утверждены на федеральном уровне методические рекомендации по работе с цыганским населением, обязательные к выполнению во всех субъектах РФ, на основании этих  рекомендаций цыгане, будто бы, с успехом организуют собственное дело и таким образом трудоустраиваются. Сносы цыганских домов и выселения цыган если и бывают, то только по решению суда, а так всё в рамках Жилищного кодекса.  Разработана азбука для цыганских детей и учебник цыганского языка для начальной школы, реализуется проект «Образование как способ адаптации цыган в российское общество». По программе Совета Европы РоМед (подготовка медиаторов) состоялись два тренинга. Цыганские же дети, утвержают чиновники,  имеют все права, как и все прочие дети, – бесплатное питание и учебники, они участвуют в олимпиадах и конкурсах. А если есть сложности с русским языком – то их уровень знаний подтягивают до такой степени, что они могут обучаться с другими детьми беспрепятственно. Ну и, наконец, в 2015-2018 гг. выделено более 2,5 млн. рублей на комплексное исследование жизни цыган, их нужд и проблем, а в 2016-2020 ежегодно запланировано выделять 4 млн. руб. на празднование дня цыганской культуры.

Из ответов на вопросы складывается впечатление, что проводить исследование цыганских проблем за большие деньги не нужно, – проблемы уже решены. Правда, мне, присутствовавшей в зале заседания, приходилось буквально щипать себя: уж не ослышалась ли я насчет изучения цыганскими детьми всей страны родного языка по новосозданному учебнику? Ведь та реальность, с которой знакома я, разительно отличается от картины благоденствия цыганского народа, явленной высокому собранию с поистине хлестаковским размахом.

Во-первых, план разнообразного развития цыган – крайне слабый по содержанию и совершенно не обеспеченный финансово – был принят на 2 года, годы эти прошли, никакого продолжения план не имеет. Министерство, ответственное за его выполнение, почило в бозе, его функции были сначала распределены между тремя другими министерствами, причем защита прав национальных меньшинств и коренных народов неожиданно оказалась в ведении Министерства культуры. Будут ли приняты какие-то новые целевые программы по улучшению положения цыган в рамках только что созданного федерального агентства по делам национальностей, пока неизвестно.

Во-вторых, большинство из сообщенных сведений просто не соответствуют реальности. Никакой азбуки и учебника цыганского языка, разработанных в рамках Плана, насколько мне известно, не существует, во всяком случае мы никогда не слышали, чтобы его публиковали и по нему кого-то учили. Обучение по программе РоМед в 2014 году прошли 12 человек (см. сайт ФНКА российских цыган), об их медиаторской работе ничего не известно. О методических рекомендациях по работе с цыганами тоже – нигде найти их нельзя, как нельзя найти сайт Минрегиона и сам ликвидированный Минрегион.

Что же остается? Проект ФНКА по привлечению детей к школе – вероятно, уже закончился. Финансирование исследования проблем цыган – любопытно, кто его получил, за ликвидацией Минрега. Финансирование Дней цыганской культуры – совершенно неубитый медведь, в кризис-то. Участие цыганских детей в олимпиадах и конкурсах? Единицы – участвуют, и даже становятся студентами и выпускниками вузов. Десятки тысяч – заканчивают в лучшем случае лишь начальную школу, без всякого «подтягивания» по русскому языку. Сносы цыганских домов – это да, без предоставления альтернативного жилья, без всякой заботы о детях, выброшенных на улицу. Но строго по решению суда и в рамках кодекса.

Как можно видеть, на наиболее острые вопросы ответов или не было вовсе (о сегрегации в школах, о разлучении матерей и детей из-за отсутствия документов), или были даны показушные ответы, в которые человеку сведущему трудно поверить.

Какой же результат у этой странной дискуссии правозащитников и представителей министерств и ведомств РФ – через ООН как посредника? Это рекомендации, которые дают международные органы и которые Россия обязана выполнять как участник соответствующих договоров и конвенций. Если говорить о защите прав цыган, то рекомендации о них дает едва ли не каждый комитет.

Комитет ООН по правам человека, курирующий соблюдение Международного пакта по гражданским и политическим правам, в своих рекомендациях 2 апреля 2015 года осудил профилирование, практикуемое силовыми ведомствами, когда проверке документов, полицейскому насилию и даже специализированным силовым операциям с характерными названиями (например, «Табор» или «Цыгане») подвергаются визуальные меньшинства, в том числе цыгане. Этот же комитет призвал бороться с проявлениями расизма и ксенофобии, эффективно расследовать преступления на почве ненависти, жертвами которых часто становятся цыгане, привлекать виновных к ответственности.

Комитет ООН по правам ребенка год назад выпустил очень сильные рекомендации, касающиеся защиты прав цыганских детей: и о преодолении сегрегации в школах, и о решении проблем с документами, и о неприемлемости  выдворения детей отдельно от родителей, и о незаконности сносов цыганских домов. Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации два года назад интересовался адресными программами, направленными на улучшение положения цыган.

Даже в ограниченном для правозащитной работы пространстве экспертам удается донести проблемы до властей РФ. Эта реплика в диалоге сказана. Теперь ход за другой стороной.

Ольга Абраменко

Все отчеты Все публикации