Новая антимиграционная политика

17.12.2018
This post is also available in: Английский

В день 70-летия Всеобщей декларации прав человека в Марокко торжественно открылась конференция по принятию нового глобального договора, который должен помочь миру в решении одной из важнейших правозащитных проблем – миграционной. Одна из заявленных целей этого документа – «снижение рисков и устранение факторов уязвимости, с которыми сталкиваются мигранты на различных этапах миграции». Поддержать эту идею собрались представители правительств более чем 150 стран мира. В конце октября 2018 года президент России подписал указ «О Концепции государственной миграционной политики на 2019–2025 годы». Новая концепция была принята до того, как истек срок действующей концепции (2025 год), и в ней заложены более жесткие принципы обращения с мигрантами, чем в прежней.

Прежняя концепция критиковала чрезмерно сложные процедуры получения различных миграционных статусов, признавала, что огромная «нелегальная миграция» в России – это следствие несовершенства законодательства и практики. Приоритетом признавались защита прав и свобод мигрантов, их социальная защищенность, довольно много говорилось об интеграции и адаптации различных категорий мигрантов.

В новой концепции акценты смещены: вместо упрощения процедур, создания новых миграционных программ (типа сезонной миграции студентов) речь идет скорее о борьбе с явлениями, которые, как указано в тексте, ввиду интенсивности миграционных потоков «могут стать угрозой как для Российской Федерации, так и для приграничных с ней государств». Среди угроз выделены различные негативные социально-экономические процессы, а также опасность проникновения на территорию России участников криминальных структур, террористов и экстремистов. Если в прежней концепции программа переселения соотечественников была лишь частью общих, сравнительно либеральных принципов, то в новом документе куда определеннее говорится о приоритете переселения соотечественников и носителей русского языка, о российском «культурном (цивилизационном) коде» и борьбе с незаконной миграцией.

Текст концепции изобилует терминами «безопасность», «экстремизм», «противодействие незаконной миграции», в то время как о правах человека, о борьбе с дискриминацией, социальных гарантиях, в которых нуждается большинство приезжающих на заработки иностранцев, говорится мельком. Довольно определенно сказано о том, кто считается «желательными» мигрантами: прежде всего соотечественники (русские, русскоязычные, владеющие русским языком), которые составляют лишь незначительную часть приезжих в Россию.

Из статистических данных МВД можно узнать, что число соотечественников, получивших статус в 2017 году, составляет чуть более ста тысяч, в то время как мигрантов, прибывших целью заработка, почти пять миллионов. И это те пять миллионов, которые платят налоги, сборы за патенты и другие обязательные выплаты в государственную казну, но, как правило, не имеют права даже на бесплатную медицинскую помощь и пенсию.

Антимигрантская риторика давно стала частью общественно-политических дискуссий в России, поэтому закрепление этой «системы ценностей» в специализированном документе выглядит закономерным. Мигрантофобия в российском обществе очень сильна, в том числе из-за отсутствия у государства адекватной программы интеграции и прозрачной, доступной процедуры легализации иностранцев. Мигранты сталкиваются с крайне запутанными бюрократическими процедурами, они тратят значительные суммы, чтобы получить документы, позволяющие жить и работать в России. Это часто вынуждает обходить закон и искать ниши, в которых юридический статус легче скрыть. В то же время способов ограничить мигрантов в правах и поводов для исключения людей из потока приезжающих становится все больше (выдворение и запрет на въезд можно получить за несколько административных правонарушений, например, за нарушение правил дорожного движения).

В новой концепции для решения этих проблем предлагаются общие формулировки о «повышении прозрачности административных процедур и их защищенности от коррупции», «снижении вероятности принятия необоснованных решений и допущения технических ошибок», «создание механизмов социальной и культурной адаптации», «принятие мер, препятствующих сегрегации». Нет конкретных ответов на вопросы, как эти проблемы будут устранены, в частности, как будет устранена коррупция в сфере миграции, что предполагается делать для борьбы с «техническими ошибками», из-за которых мигрантов выдворяют, заточают в центры содержания, насильственно разлучают с семьями.

Характерно, что о детях, которые составляю значительную часть миграционного потока, в концепции не сказано ни слова, хотя именно дети острее взрослых сталкиваются с необходимостью этнокультурной адаптации и защиты. В России не прекращаются полицейские рейды, во время которых детей-мигрантов задерживают наравне со взрослыми и, в случае нарушения закона, отнимают у родителей и помещают в специальные учреждения. Дети часто страдают от отсутствия в российских законах норм, предусматривающих продление их срока пребывания в стране наравне с родителями. Во время учебного года это ущемляет детей-мигрантов в праве на получение образования, так как вынуждает их каждые три месяца пересекать границу России. Наконец, многие российские школы отказываются принимать детей-мигрантов из-за проблем с их регистрацией по месту пребывания.

Комитет ООН по правам ребенка не раз указывал на необходимость соблюдения прав детей-мигрантов, на обязанность государства относиться к ним, как и ко всем остальным детям, независимо от наличия документов и положения родителей. Такое игнорирование их прав, какое проявляют российские власти в угоду приоритету «культурного кода» и «защиты русской культуры и языка», недопустимо.

Менее заметная, но тоже крайне уязвимая часть миграционного сегмента – лица без гражданства. Согласно концепции, по отношению к ним должны быть приняты меры по оформлению документов, удостоверяющих личность. Поправки в законодательство давно подготовлены, но не приняты, поэтому без доступа к получению гражданства остаются десятки тысяч людей, годами живущие в России без необходимых личных документов. Сейчас лиц без гражданства задерживают за «нарушение миграционного режима», потом выносят судебные постановления о выдворении, их лишают свободы – фактически бессрочно, поскольку выдворить таких людей ни в какую страну невозможно. По истечении двухлетнего срока (максимально возможного для «обеспечения выдворения» лишения свободы) их освобождают, однако никаких документов, позволяющих им законно находиться в России, не выдают. В результате они часто вновь оказываются лишенными свободы как нарушители миграционного режима.

Россия занимает четвертое место в мире среди стран – реципиентов миграции, поэтому итогом реализации концепции должно быть создание такой ситуации, которая бы не только позволяла использовать потенциал миграции на благо страны, но и обеспечивала права, свободы и законные интересы всех вовлеченных в миграционные процессы людей. В одном из пунктов, раскрывающих цели миграционной политики, говорится о «создании условий для адаптации к правовым, социально-экономическим условиям жизни в России иностранных граждан». Учитывая отсутствие каких-либо реальных предложений для решения проблем нарушения прав, ксенофобии и дискриминации, сопровождающих жизнь мигранта, мигрантам как будто предлагают к этим условиям просто привыкнуть.

В начале декабря 2018 года была обновлена еще одна концепция – национальной политики. В ней о противодействии дискриминации и равенстве прав и свобод человека сказано побольше, но при этом угрозой национальной безопасности названа «незаконная миграция». Стержневой мыслью текста можно считать утверждение понятия общегражданской российской идентичности. Эта идентичность, как указано в тексте документа, «основана на сохранении русской культурной доминанты, присущей всем народам, населяющим Российскую Федерацию». Говоря о «российской культурной доминанте», предполагающей не мультикультурализм, а первостепенность некой российской культуры над другими, авторы концепции рискуют создать еще большую культурную дистанцию не только между приезжими мигрантами и российским населением, но и получить такую ситуацию внутри самой России, когда разные народы будут воспринимать свою идентичность как враждебную российской. Поэтому негативные факторы, которыми нас пугают авторы обеих концепций, никогда не будут устранены, а грубая и далекая от реальности политика по отношению к иностранцам и национальным меньшинствам, наоборот, будет только провоцировать межнациональную напряженность.

Сергей Михеев,
впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Все отчеты Все публикации